У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
www.az-love.ru

Форум Азербайджанских жен AZ-love.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Азербайджан - Россия

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

:writing:

0

2

Думаю,можно и на эту тему поговорить.
Как вы думаете,какие отношения связывают сейчас Россию и Азербайджан? Я имею ввиду отношения и экономические,социальные,  политические,но также и личностные отношения между нашими двумя народами.
На ваш взгляд,можно ли считать Азербайджан "другом" России или, как и у многих бывших советских республик,у Азербайджана к России отношение не самое дружелюбное?
Я больше склоняюсь именно к этому,честно говоря... Об этом говорит хотя бы то,что в Баку в последние годы в школах практически не изучают русский язык,вернее,в школах закрываются русские сектора.. :no:

Как вы думаете,что может позволить улучшить отношения между нашими странами и народами?

В общем,интересны ваши мнения :)

0

3

Нашла тут статью в инете одного азербайджанца. Основная тема : МЕЧТА НАША ЕДИНЫЙ КАВКАЗ БЕЗ РОССИИ

Рафиг Алиев
"КАВКАЗСКИЙ ДОМ": ВЗГЛЯД ИЗ АЗЕРБАЙДЖАНА
После распада Советского Союза кавказский регион (Закавказье и Северный Кавказ) превратился в опаснейший очаг международной напряженности, превосходящий по своему конфликтному потенциалу другие "горячие точки" бывшего СССР. Эта ситуация требует осмысления как в аналитическом, так и в прогностическом отношениях. Особый интерес представляет неоднократно высказывавшаяся идея о создании "Кавказского дома". Вопрос заключается в том, в какой степени эта идея может способствовать достижению мира в регионе в нынешний переломный период его истории. Исходным пунктом для последующих рассуждений является тезис о том, что существует известная аналогия между революцией 1917 г. и перестройкой, начатой 70 лет спустя.

Октябрьская революция была русской по своей основной сущности. Она застала врасплох угнетенные народы Российской империи, которым были чужды ее цели и которые лишь случайно оказались втянутыми в ее орбиту (1).

В этой связи "в Закавказье, в особенности в Баку, революция из борьбы классов превратилась в войну между враждующими национальностями" (2).

Перестройка 80-х гг. ХХ в. также была направлена на решение прежде всего русских проблем. Нерусские же народы, за исключением прибалтийских, которые нашли полное понимание и поддержку на Западе, растерялись в этой обстановке. Они оказались вовлеченными в острую междоусобную борьбу за выживание и за овладение по возможности большими преимуществами в перестроечной неразберихе. И подобно большевикам, ставившим перед собой цель распространения своей власти на все окраины бывшей Российской империи, против которой они прежде вели столь ожесточенную борьбу, нынешние власти Москвы так же не готовы отказаться от наследия СССР (3). Поэтому, хотя в основе конфликтов и кровавых столкновений на Кавказе лежат глубинные внутренние факторы прежде всего социально-экономического и этнокультурного характера, было бы ошибкой полностью сбрасывать со счетов роль соседних, в том числе крупных, держав. Каким образом в этой обстановке можно вести дело к урегулированию межнациональных конфликтов на Кавказе? Представляется, что позитивную роль в этом может сыграть реализация идеи "Кавказского дома".

Идея "Кавказского дома" предусматривает объединение всех народов и государств региона в единой равноправной семье. Эта идея не нова. Еще Закавказский сейм объявил в апреле 1918 г. Закавказье независимой от России федеративной республикой (4). Можно сослаться также на пример Закавказской федерации (ЗСФСР), просуществовавшей с 1922 по 1936 г. В ЗСФСР входили Азербайджан, Армения и Грузия (5). Были в регионе и другие объединения федеративного характера, например, Горская республика на Северном Кавказе, которая существовала с 1920 по 1924 г. и включала в себя Чечню, Ингушетию, Северную Осетию, Кабарду, Балкарию и Карачай.

Вполне естественным является интерес к этой идее в условиях порожденной распадом СССР нестабильности, справиться с которой не в состоянии ни одно государство, включая Россию.

Выдвигаются различные концепции построения "Кавказского дома". Одни связывают "Кавказский дом" с религиозным единством народов региона. Действительно, религия играла и продолжает сегодня играть большую роль в культурной и политической жизни кавказских обществ. Особенно заметна эта роль на Северном Кавказе. Именно в религии мусульмане Северного Кавказа всегда находили точку опоры против империалистической политики царской России. Чувство религиозного единства компенсировало разобщенность и неорганизованность в их мирской жизни, объединяло их силы. Под руководством накшбандийских наставников (6) преодолевались даже индивидуалистические тенденции горских племен. В философии ислама нет противопоставления между религией и политической свободой. Но вместе с тем "тарикат" (7), воспринимаемый во всех других мусульманских странах как орден отшельников и благочестивых аскетов, на Кавказе приобретает посюсторонне-мирское значение. В то время как в других регионах ислама лидеры тарикатов называются шейхами, на Северном Кавказе они именуются имамами - подобно первым мусульманским халифам. Именно таким воспринимался имам Шамиль, в течение 25 лет (1834 - 1859) возглавлявший войну племен Северного Кавказа против русского царизма. Имамом назывался и Мансур (Ушурма), лидер освободительного движения (1784 - 1791) горских народов.

Опыт мирных, более того, братских взаимоотношений всех религий на Кавказе, деятельность лидеров всех конфессий, исходящих из миротворческих целей, из благородного стремления - при бережном сохранении своей веры - вырабатывать взаимоприемлемые решения, позволяют надеяться, что религия сможет играть большую роль в объединении народов Кавказа. Следует, однако, учесть, что религиозные различия становятся существенным фактором внутренней политики, когда они взаимодействуют с классовыми, этническими, лингвистическими и региональными формами социальной дифференциации (8). Это означает, что религиозные институты сами по себе могут как препятствовать, так и способствовать силам, добивающимся перемен. В этом процессе они в свою очередь тоже подвергаются трансформации. Поэтому, а также по причине того, что народы Кавказа, как и другие народы Советского Союза, в период социалистического культурного строительства далеко отошли и успели позабыть многие духовные и моральные ценности религии, ее нельзя рассматривать как прочную основу для единства.

Некоторые исследователи выдвигают в качестве основы "Кавказского дома" экономическое единство. Так, известный деятель культуры Азербайджана Ибрагим Байрамлы ссылается на единую программу "Кавказский дом", выработанную Институтом государственного строительства и международных отношений. Одним из факторов, позволяющих вести строительство "Кавказского дома" на экономическом фундаменте, называется политика поощрения узкой специализации, проводившаяся в период существования СССР. В результате новые независимые государства региона в отрыве друг от друга просто не могут выжить (9). Согласно другому мнению, путь к широкомасштабной интеграции начинается с интенсивного регионального сотрудничества, а схожесть социально-экономических проблем народов Кавказа требует объединения их национальных рынков в единый "Кавказский Общий рынок" (10). Недостатка в концепциях "общего дома", таким образом, нет.

Нельзя отрицать значимость религиозного и экономического факторов в достижении единства народов Кавказа. Вместе с тем представляется неправильным выделять на нынешнем этапе какой-то конкретный фактор. Центральным компонентом философии "Кавказского дома" должна считаться на данном этапе концепция межнационального примирения, ибо идея "Кавказского дома" исходит прежде всего из признания истинного желания всех народов Кавказа быть свободными и независимыми. Это тем не менее не освобождает эти народы от равной ответственности за мир в регионе. Именно об этом свидетельствует и конкретный опыт организации под названием "Кавказский дом". Изучение и анализ этого опыта позволяет внести определенные коррективы в разрабатываемые ныне концепции "Кавказского дома".

4 - 5 сентября 1992 г. в столице Чечни Грозном состоялся "круглый стол" на тему "Кавказский дом", участники которого приняли коммюнике, обращенное к "народам, государствам, общественным и религиозным организациям и объединениям, политическим партиям и движениям Кавказа". В этом документе содержался призыв оказать всемерное содействие в создании "Кавказского дома", в котором каждому народу будут обеспечены безопасность и возможность свободного развития. Под влиянием находившегося тогда в Чеченской республике свергнутого президента Грузии Звиада Гамсахурдиа участники "круглого стола", однако, приняли обращение, оказавшее в дальнейшем весьма отрицательное влияние на деятельность организации. Речь шла об "осуждении военного переворота и преступных действий так называемого Госсовета Грузии во главе с Шеварднадзе и ответственности руководства Российской Федерации перед грузинским и абхазским народами", а также о требовании "незамедлительного восстановления конституционной власти в Грузии, вывода карательных войск с территории Абхазии". Несмотря на то, что среди участников "круглого стола", подписавших коммюнике, не было официальных представителей государств региона, отдельные лица, занимавшие ответственные посты в ряде кавказских государств, присутствовали на нем. Участие в "круглом столе" тогдашнего государственного советника Азербайджанской республики Арифа Гаджиева было, например, довольно проблематичным с точки зрения грузино-азербайджанских отношений. Подобное заявление только что учрежденной организации в немалой степени способствовало тому, что все закавказские республики на официальном уровне несколько дистанцировались от нее.

Существенную роль сыграли здесь, разумеется, и другие факторы: занятые в первую очередь своими собственными социально-экономическими, политическими и военными проблемами и не желавшие испортить и так уже натянутые отношения с Россией, республики были заинтересованы идеей "Кавказского дома" лишь в той мере, в какой она могла служить их ближайшим политическим и экономическим интересам. Участники обсуждения приняли также Декларацию, предусматривавшую создание рабочей группы по рассмотрению и подготовке документов "круглого стола" "Кавказского дома" с обязательным привлечением всех заинтересованных сторон.

В рамках "Кавказского дома" провозглашалось создание Высшего религиозного совета народов Кавказа, а также Единого информационного центра Кавказа. Председателем Высшего религиозного совета был тогда избран глава мусульман Азербайджана, доктор исторических наук, шейх-уль-ислам Аллахшукур Пашазаде. Особого внимания заслуживает содержащийся в Декларации пункт "о необходимости создания Конфедерации кавказских государств". Как представляется, это предложение преждевременно и недостаточно продумано: ведь пока даже обсуждение подобной идеи может вызывать острые разногласия и самым отрицательным образом влиять на работу "Кавказского дома".

27 сентября 1992 г. в Чеченской республике был зарегистирован Международный форум "Кавказский дом" (МФКД) как общественное объединение. Руководителем Форума был утвержден президент Чечни Джохар Дудаев. В дальнейшем были разработаны Программа объединения народов Кавказа, а также механизмы ее реализации (постоянно действующий Форум "Кавказский дом", Высший религиозный совет в рамках МФКД, общественно-политические и культурные объединения, государственные и правительственные органы), определена законодательная и правовая база обеспечения Программы (наряду с документами международного права, конституциями суверенных государств Кавказа, материалами МФКД сюда были включены также уставы различных общественно-политических организаций региона), указаны пути реализации единой политики на Кавказе. Декларация, принятая участниками МФКД, его Устав и Программа были объявлены единой стратегической основой политики. Отмечалось, что Консультативный совет, Высший религиозный совет, Совет безопасности, Союз общественно-политических сил Кавказа разрабатывают законодательную (правовую) базу государственных (национальных) отношений и осуществляют контроль за выполнением кавказской политики. Выполнение решений возлагается на исполнительное бюро "Кавказского дома" и руководство общественно-политических сил.

Заслуживает внимания также постановление бюро Консультативного совета МФКД от 8 апреля 1993 г. о Совете безопасности МФКД, где в качестве цели его создания называлось содействие прекращению продолжающихся в кавказском регионе вооруженных, межнациональных, межэтнических конфликтов и войн, а также предотвращение появления новых очагов. В соответствии с Уставом МФКД руководство Советом безопасности было возложено на председателя МФКД Дж. Дудаева.

Значительную работу проделал Высший религиозный совет, проведший ряд международных кавказских совещаний религиозных деятелей, в том числе в Грозном 17 октября 1992 г. и в Баку 23 - 24 ноября 1992 г. В своих обращениях и коммюнике оба совещания призывали народы Кавказа, руководителей стран региона, мировое сообщество и "всех, кому не безразличено сохранение священного дара жизни на Земле", объединить усилия "в решении межнациональных и межгосударственных конфликтов и спорных вопросов исключительно мирными средствами; использовать силу религиозного учения в деле сближения народов, исходя из принципов веротерпимости и равенства людей перед Создателем Всевышним; содействовать максимально безболезненному и мирному переходу народов и государств Кавказа на путь религиозного и культурного возрождения". Совету удалось урегулировать некоторые конфликты, возникшие в Ингушетии и других районах Северного Кавказа на религиозной почве.

Вторую конференцию МФКД намечено было провести в Баку осенью 1993 г. Но она так и не состоялась, хотя в марте 1993 г. и в феврале 1994 г. в Грозном прошли еще два совещания Консультативного совета и Высшего религиозного совета, последнее из которых было приурочено ко дню независимости Чечни и перезахоронения останков Звиада Гамсахурдиа в Чечне. Позже более или менее серьезных мероприятий в рамках "Кавказского дома" не осуществлялось.

Представляет интерес сопоставление деятельности МФКД и другой родственной структуры, Ассамблеи горских народов Кавказа (АГНК). АГНК была создана в конце 80-х гг. на Северном Кавказе. Из всех северокавказских народов народу Чечни - в силу исторических традиций и географического расположения, а также как наиболее пострадавшему от сталинских репрессий - было суждено сыграть здесь наиболее важную роль. Перестройка, казалось, обещала Чечне полную национальную независимость, и она взяла на себя лидерство в регионе. Резко негативная реакция России на попытки реализации идеи независимости Чечни способствовала тому, что ее статус среди других территорий региона стал повышаться. Немалую роль сыграл в этом и личный авторитет чеченского лидера Дж. Дудаева.

Создание АГНК было провозглашено 26 августа 1989 г. на съезде горских народов Кавказа в Сухуми. Инициатива этого принадлежала Народному форуму Абхазии. Председателем Ассамблеи стал кабардинец Юрий Шанибов, тогда еще никому не известный преподаватель марксистско-ленинской теории Нальчикского университета. Несмотря на усилия Шанибова, АГНК не удалось сразу же обеспечить себе прочные позиции на Северном Кавказе. Осенью 1991 г. Ассамблею взял под свое покровительство генерал Дудаев. После этого в структуру АГНК были внесены изменения: уже в начале ноября 1991 г. в Сухуми АГНК была преобразована в Конфедерацию горских народов Кавказа (КГНК).

Новая организация придерживалась резко антирусской ориентации. По этой причине в нее не вошли ингуши, тюркоязычные горские народы (кумыки, балкарцы, карачаевцы), за исключением турок-месхетинцев. Отказались войти в состав КГНК и предпочли Ассоциацию тюркских народов ногайцы и азербайджанцы Дагестана. В результате ядро Конфедерации составили чеченцы и представители адыгейских народов (кабардинцы, черкесы, адыгейцы, абазинцы), а также абхазы и некоторые этнические группы из Осетии и Дагестана. Председатель АГНК Юрий Шанибов стал президентом КГНК и принял по этому случаю мусульманское имя Муса. Было избрано 16 вице-президентов, по одному от каждого представленного в КГНК народа. Следует отметить, что руководство КГНК болезненно реагирует на отказ тех или иных групп от участия в деятельности Конфедерации. В решениях чрезвычайного съезда народов, входящих в КГНК (октябрь 1992 г.), содержится призыв в случае отказа властей республик Северного Кавказа от сотрудничества в строительстве кавказской конфедерации и отклонения ими Декларации чрезвычайного съезда объявить соответствующие режимы антинародными, начать кампанию по организации референдума в регионе, организовать массовые мирные акции протеста и гражданского неповиновения. Уже несколько месяцев спустя стало очевидно, что настоящим лидером КГНК является не Муса Шанибов, а председатель парламента Конфедерации чеченец Юсуп Сосламбеков (11). Следует особо отметить, что вооруженные отряды КГНК состояли в основном из бойцов чеченской армии.

Летом 1992 г. между Дж. Дудаевым и руководством КГНК возникли серьезные разногласия из-за дружеского отношения чеченского лидера к бывшему президенту Грузии Звиаду Гамсахурдиа, которого многие в КГНК рассматривали как общего врага всех горских народов и всех мусульман Кавказа. Лидеры Конфедерации считали, что под влиянием находившегося в Чечне в эмиграции экспрезидента Грузии Дудаев постепенно, но последовательно отказывается от идеи северокавказской конфедерации и ориентируется на идею кавказского единства, в котором ведущую роль должен был играть грузинско-чеченский союз - разумеется, в случае восстановления власти Гамсахурдиа в Тбилиси (12).

Однако эти разногласия исчезли сразу же после того, как в сентябре 1992 г. разгорелся абхазо-грузинский конфликт. Он дал новый толчок для активизации деятельности КГНК, уже добившейся к тому времени широкой популярности у северокавказских народов. Конфедерация, в которой ведущую роль играла Чеченская Республика, превратилась в наиболее авторитетную политическую силу, начавшую оказывать серьезное влияние на ситуацию на Северном Кавказе в целом.

Как уже было отмечено, КГНК действует параллельно с МФКД и входит одновременно в структуру последнего. Именно Конфедерация, однако, представляет собой реальную силу. Когда в связи с событиями в Абхазии и Кабардино-Балкарии ситуация в регионе резко обострилась, КГНК заявила: если Госсовет Грузии пошлет в Абхазию 40 тыс. новых солдат, то столько же опытных бойцов из республик Северного Кавказа придут на помощь сражающимся за свободу абхазам.

КГНК ориентируется на единство в основном северокавказских народов. В октябре 1992 г. на чрезвычайном съезде КГНК Муса Шанибов сказал: "Только объединившись в союз горцев, мы сделаем наш край цветущей кавказской Швейцарией!" КГНК считает недействительным Федеративный договор, подписанный российским центром с субъектами Федерации, и предлагает новый договор. Конфедерация требует также признания независимости Чечни, создания сил региональной безопасности и обороны. Именно эта ориентация на горцев Северного Кавказа нередко играет на руку попыткам использования КГНК также и против Азербайджана. Как отмечает влиятельный наблюдатель (Радик Батыршин из московской "Независимой газеты"): "Конфедераты наверняка с большим рвением вступятся за братский народ, если в лезгинских районах Азербайджана прольется кровь. Но вторая "большая игра" КГНК (по-видимому, после абхазских событий. - Р.А.) в условиях 36-национального Дагестана вполне может отторгнуть от России не только эту республику, но и весь Северный Кавказ, осчастливив мир появлением нового государства - Кавказской конфедерации" (13).

"Лезгинскую карту" открыто использовал и Дж. Дудаев. В одном из интервью он заявил, что если Азербайджан согласится на подписание договора о военном сотрудничестве с Чечней, то лезгинский вопрос не будет включен в "повестку дня", поскольку в таком случае чеченцы получат возможность привлечь в этот договор своих дагестанских братьев (14), и таким образом он, Дудаев, убедит лезгин сотрудничать как с Чечней, так и с Азербайджаном. Тем самым он дал понять, что если Азербайджан не подпишет такой договор или испортит отношения с Чечней, то его ожидает неизбежное столкновение с лезгинской проблемой.

На уже упомянутом чрезвычайном съезде КГНК 19 октября 1992 г. Дж. Дудаев сделал ход, свидетельствующий о его бесспорном таланте политика-прагматика. Для распространения влияния на другие, помимо горских, народы Кавказа на съезде по его инициативе было принято решение о преобразовании КГНК в Конфедерацию народов Кавказа (КНК). Особое внимание на съезде было уделено казакам. В частности, было отмечено, что казаки имеют право на обсуждение вопроса о своей автономии в местах компактного проживания, а также среди горских народов.

Следует отметить еще одну структуру. Весной 1992 г., опять же по инициативе Дж. Дудаева, наряду с официальным духовным управлением была создана новая религиозная структура - Исламский центр Северного Кавказа, во главе которого встал молодой, но авторитетный религиозный деятель и политик Чечни Гаджи Мухаммад Алсабеков.

Для правильного понимания направленности объединительных усилий и соотношения центробежных и центростремительных сил на Кавказе необходимо отметить и деятельность так называемого Координационного совета Северного Кавказа (КССК), созданного руководителями северокавказских республиканских администраций как альтернатива и "Кавказскому дому", и Конфедерации народов Кавказа. КССК ежеквартально собирается в своей штаб-квартире в Пятигорске для рассмотрения, обсуждения и принятия решений по наиболее актуальным вопросам общественно-политической и экономической жизни республик Северного Кавказа. Материалы совещаний КССК по грузино-абхазскому и осетино-ингушскому конфликтам свидетельствуют о том, что эта организация строит свою деятельность с учетом позиции Москвы по обсуждаемым вопросам.

Таким образом, рассмотренный в настоящей статье материал позволяет сделать следующие основные выводы.

1. В современный переломный период межнациональные и межгосударственные отношения на Кавказе развиваются главным образом под влиянием двух основных тенденций: сближения и сотрудничества, укрепления солидарности между отдельными кавказскими республиками, с одной стороны, и обострения противоречий между странами региона, с другой. Дифференциация политико-экономических интересов, различные официальные подходы к формированию идеологических доктрин, отсутствие единой объединительной идеологии, удовлетворяющей все стороны, осложняют весьма непростой процесс преодоления накопившихся годами противоречий между странами региона.

2. Концепции "Кавказского дома" объективно не могут быть свободными от противоречий, ибо в них предпринимаются попытки примирить два противоположных принципа: самоопределение народов и нерушимость государственных границ. Естественно, что в данном случае речь может идти не о создании конфедерации или какого-нибудь другого типа многонационального государства, а о формировании на более разумных и демократических началах международного форума, объединяющего усилия всех своих субъектов для достижения мира, межнационального согласия и прогресса в регионе. В современных условиях на Кавказе возможен такой вариант политического компромисса, который предусматривал бы сочетание принципов самоопределения народов и нерушимости границ.

3. Одна из причин слабой притягательности идеи "Кавказского дома" заключается в противоречии между ее общекавказским - по целям и устремлениям - содержанием и национальной (чеченской, грузинской, азербайджанской и т.п.) формой. Зародившись почти одновременно в разных местах Кавказа и встретив одобрение и поддержку независимых государств региона, идея "Кавказского дома" не могла подняться до общекавказского уровня, оформиться в региональную объединительную идею. Вопреки субъективным стремлениям руководителей массовых народных движений и глав государств региона, а также объективной необходимости сделать общекавказскую идею объединительной, идея "Кавказского дома" стала интерпретироваться в интересах тех или других политических группировок.

4. Сам факт распространенности и заметной живучести идеи единства кавказских народов, наличия примеров реального воплощения этой идеи в истории подтверждает необходимость продолжать искать пути максимально разумной и демократической реализации этой идеи в современных условиях. Несмотря на существенные различия в ориентации самосознания народов Кавказа - от религиозно-культурной до племенной или национальной, - здесь явно прослеживается и единая ориентация. Само понятие "кавказец" подразумевает уроженца Кавказа - общего дома всех тех, кто принадлежит к одному из коренных народов региона, независимо от других ориентаций его самосознания - грузинской, азербайджанской, армянской, чеченской, абхазской, мусульманской, христианской, суннитской или григорианской.

5. Попытки оценить перспективы той или иной концепции "Кавказского дома" вне учета позиций трех закавказских государств малопродуктивны. Политическая жизнь стран Закавказья после обретения независимости находится в кризисном состоянии. Националистически настроенные силы, пришедшие к власти в каждом из трех государств, оказавшись теоретически неподготовленными и политически неопытными, вскоре вынуждены были усупить место представителям старых советских элит. Это способствовало ослаблению крайне националистических мотивов и усилению демократических тенденций. Таким образом, создается вполне приемлемая основа для дальнейшего, более конструктивного диалога всех патриотических сил Кавказа, заинтересованных в преодолении национальных конфликтов, в поиске новой, по-видимому, более умеренной и взвешенной идеи кавказского единства.

6. Можно, таким образом, сделать общий вывод, что идея "Кавказского дома" способна внести вклад в достижение политической стабильности на Кавказе. При этом демократический характер "Кавказского дома" обеспечивал бы всем входящим в него автономным структурам равные права.

+1

4

Если  рассматривать  отношения  личностные то, в Баку  люди  нормально  воспринимают  Россию, а
в  других  городах  Азер-на  дела  обстоят  хуже. Я  часто  бываю  в  Азербайджане  и  могу  сказать
что, в Баку  люди  стремятся  к  Европе, а в  "аулах" наооборот, слышать  о  России  не  могут ( печально, но  факт).

0

5

Ясмин написал(а):

Если  рассматривать  отношения  личностные то, в Баку  люди  нормально  воспринимают  Россию,

и я думаю,на то есть причины. В Баку живет немало русских..

Ясмин написал(а):

а
в  других  городах  Азер-на  дела  обстоят  хуже. Я  часто  бываю  в  Азербайджане  и  могу  сказать
что, в Баку  люди  стремятся  к  Европе, а в  "аулах" наооборот, слышать  о  России  не  могут ( печально, но  факт).

Я тоже слышала о таком :(
Ну,и бог с ними.

А другой вопрос-как в России относятся к азербайджанцам и вообще Азербайджану?
С сожалением стоит признать тот факт,что отношение к азербайджанцам в России-мягко говоря,не самое лучшее, если не сказать хуже. Почему? Причин много. Это во многом и узколобость некоторых..мм..прослоек нашего населения, не желающего видеть у себя в стране "чужих",но во многом-и поведение самих азербайджанцев,которые не всегда ведут себя лучшим образом.. да и,согласитесь,в Россию не всегда едут самые лучшие представители Страны Огней  :dontknow:

+1

6

Damla написал(а):

в Россию не всегда едут самые лучшие представители Страны Огней

Я летом 3 недели на отдыхе общалась с азербайджанцами и поняла, что в основном самые лучшие представители Страны Огней остаются там. И они ни за что и не на что не поменяют свою страну

0

7

Milaya написал(а):

И они ни за что и не на что не поменяют свою страну

Да  это  действительно  так, я  каждый  год  бываю  у  родственников  в  Баку  и  могу  с  полной
уверенностью  сказать, что  бакинцы  редко  покидают  этот  город.

Damla написал(а):

Это во многом и узколобость некоторых..мм..прослоек нашего населения, не желающего видеть у себя в стране "чужих",но во многом-и поведение самих азербайджанцев,которые не всегда ведут себя лучшим

Это  тоже  факт, поскольку и я  напалавину  русская  мне  даже  в  школе  хватало  " косых" взглядов  со  стороны  одноклассников. Я  также  согласна  с  тем  что, наши азербайджанцы  очень  часто  сами  портят  о  себе  мнение.

0

8

Damla написал(а):

В Баку живет немало русских..

как и Азербайджанцев у нас  :crazyfun:

Damla написал(а):

во многом-и поведение самих азербайджанцев,которые не всегда ведут себя лучшим образом..

мда... это так

Отредактировано Сонечка (15.09.2009 17:35:21)

0

9

Milaya написал(а):

Я летом 3 недели на отдыхе общалась с азербайджанцами и поняла, что в основном самые лучшие представители Страны Огней остаются там. И они ни за что и не на что не поменяют свою страну

Ясмин написал(а):

Да  это  действительно  так, я  каждый  год  бываю  у  родственников  в  Баку  и  могу  с  полной
уверенностью  сказать, что  бакинцы  редко  покидают  этот  город.

Покидают иногда. Один знакомый недавно со всей своей семьей переехал в Стамбул. Почему? Чем не устроил Баку? Дословно так- "люди,система...".
Но это уже другой вопрос,не связанный с Россией.

Ясмин написал(а):

Это  тоже  факт, поскольку и я  напалавину  русская  мне  даже  в  школе  хватало  " косых" взглядов  со  стороны  одноклассников. Я  также  согласна  с  тем  что, наши азербайджанцы  очень  часто  сами  портят  о  себе  мнение.

вот-вот)) портят. Своим поведением в основном..далеко не самым культурным.

Сонечка написал(а):

как и Азербайджанцев у нас

угу. Только,я думаю,это немного разные ситуации. Русские в Баку, да и во всем Азербайджане-это в основном люди,родившиеся там, многие ещё при Советском Союзе,другими словами,это жители Азербайджана.
А азербайджанцы в России- 90% это люди приезжие, начавшие приезжать сюда с начала 80-х - 90-х годов и по сей день. Приезжающих для работы,для торговли,с целью заработать денег и свалить.
Вот и разница. И отношение поэтому разное.

0

10

Damla написал(а):

угу. Только,я думаю,это немного разные ситуации. Русские в Баку, да и во всем Азербайджане-это в основном люди,родившиеся там, многие ещё при Советском Союзе,другими словами,это жители Азербайджана.А азербайджанцы в России- 90% это люди приезжие, начавшие приезжать сюда с начала 80-х - 90-х годов и по сей день. Приезжающих для работы,для торговли,с целью заработать денег и свалить.Вот и разница. И отношение поэтому разное.

Да я согласна с тобой! ... у меня прадедушка уехал в баку... По сей день их семья там живёт... вот тока кем их щитать ненаю, т.к. фамилия осталась такой жэ)

Отредактировано Сонечка (15.09.2009 17:35:44)

0

11

Русские очень завидуют азербайджанскому народу,т.к у русских нет сплочённости,хватки и уважения!Из-за этого в России азербайджанцам тяжело жить.А  поводу жизни в Азербайджане,когда я там бываю,не разу плохого слова не слышала про себя,что я русская! :flag:

0

12

а я где-то читала впечатления девушки об Азербайджане и Баку в частности. так вот она писала что влюблена в Баку и ездит туда очень часто, только то что они русских девушек считают тутками она очень хорошо почувствовала... и я уже не раз слышала от парней, что русские девушки для них только попользоваться((( что это? тоже проявление нелюбви к России?..

0

13

Гэльназ написал(а):

что это? тоже проявление нелюбви к России?..

да нет это скорее всего просто наших девушек легкого поведения очень много, вот и сравнивают наших со своими, и считают что с нами можно все.....Я тоже раньше сравнивала их всех под одну гребенку, а потом мнение поменяла......

0

14

А можно и мне подкинуть темку на  обсуждении....Начну с того, что этот материал о том какие на самом деле были отношения Азербайджана - России...
здесь нет лжи здесь только правда......

АЗЕРБАЙДЖАНЦЫ – НАЦИЯ БУДУЩЕГО
Одни люди живут прошлым, другие – настоящим, третьи – будущим. Видимо, в каждом из этих предпочтений есть своя прелесть и каждое из них служит разнообразию мира. Такая же ситуация сложилась и с народами. Есть народы, двигающиеся с повернутой назад головой. Есть те, кто смотрит исключительно под ноги. Есть и те, кто буквально порхает над землей с упирающимся в горизонт взглядом. В идеале и для человека, и для народов было бы правильней соединить в себе все три качества (три – условно, вариантов, конечно же, множество). Иначе говоря, иметь обзорное зрение, видеть и исходить одновременно из максимального количества позиций, принимать во внимание как можно больше обстоятельств, чтобы просчитывать свои действия на много шагов вперед. Тогда наверняка было бы гораздо меньше бытовых конфликтов, личных трагедий, да и человечество жило бы в более спокойной обстановке, может быть, даже без войн и революций. Иначе говоря, вопрос видения и, соответственно, понимания очень важен. 
Азербайджанцы – один из тех народов, кто в этом смысле стоит особняком. Прошлое для них практически закрыто – в течение неполного века только алфавит им сменили три раза. То есть целому народу три раза пришлось все начинать практически заново. Особенно при переходе от арабской графики к латинице. До Октябрьской революции, когда атеизмом особо не пахло, азербайджанские интеллектуалы, как полагалось истым мусульманам, свои произведения начинали с коранического изречения «Бисмиллах рахмани-рахим», то есть «именем Аллаха начинаю». А для представителей новой власти все книги, начинающиеся «именем Аллаха», естественно, подлежали немедленному уничтожению, кстати, как и те физические лица, кто получил образование в каком-нибудь Стамбуле, Наджафе или Дамаске. Кроме того, люди, владеющие грамотой на основе арабского алфавита, считались неграмотными, а в постреволюционных условиях они таковыми и оказались – их знания не были пригодны для новой власти.
В доцарское время, когда азербайджанцы были подданными персидского шаха, к ним относились как к людям своенравным и неспокойным и не особенно жаловали. Хотя среди тех, кто в разное время занимал трон или был весьма близок к нему, случались и азербайджанцы. Забегая сильно вперед, отмечу, что и по сей день – теперь уже в современном Иране – отношение властей к азербайджанцам приблизительно такое же, и для этого у них есть основание. У истоков всех революций в Иране, произошедших в XX веке, стояли люди азербайджанской национальности. Нация, по численности составляющая почти половину населения страны, по сей день не имеет возможности обучать детей на родном языке. Нефтяные и газовые месторождения, находящиеся на территории иранского Азербайджана, не разрабатываются во избежание концентрации здесь критической массы способных на организацию людей. До недавнего времени Тебриз, столица южных азербайджанцев, был абсолютно недоступен для «советских» азербайджанцев.
Для тех, кто оказался в результате разделения Азербайджана по эту сторону реки Аракс, то есть в составе Российской империи, мало что изменилось. В царское время азербайджанцы, как люди ненадежные (нехристиане), имели особые «привилегии». Их не брали в армию (разве что детей каких-нибудь сильно отличившихся аристократов). Им настолько не доверяли, что вдоль государственных границ в Азербайджане на всякий случай селили русских или армянских переселенцев.
Азербайджанцам отказывали даже в самоназвании (что имело и имеет место также в Иране), возможно, с целью «растворения» в массе других национальностей. Называли их в лучшем случае, с легкой руки угодивших имперской власти религиозной принадлежностью «доброжелательных» соседей, мусульманами, кавказскими тюрками, кавказскими или бакинскими татарами, в худшем – просто дикарями. Что сегодня дает повод их недругам самым серьезным образом утверждать, что до революции азербайджанского народа не существовало. Миллионы людей, говорящих на одном языке, объединенных территорией, культурой, менталитетом, были, а вот народа не было.
Причин подобного положения самого крупного на Кавказе по численности этнического образования было несколько. Имперская власть никакого доверия к его представителям не испытывала по уже названным основаниям, сама нация в политическом смысле мало чем была объединена. Говорить за нее было некому. У тех, кто мог сказать, шансов быть услышанными почти не было, потому что они не на том языке говорили. Вот и получалось, что от имени азербайджанцев говорили те, кто мог говорить на нужном языке. Чаще всего таковыми выступали люди иных национальностей, с одной стороны, не обязательно компетентные, с другой – не всегда доброжелательно настроенные по отношению к азербайджанцам. Кроме всего прочего, немалую роль в определенного рода изоляции азербайджанцев играло и то обстоятельство, что почти по всем критериям (включая образ мысли, стереотипы восприятия и поведения) они для российского общества были чужеродным элементом. Как и российское общество было для них чуждой средой. Представьте себе дерево, вырванное с корнями, предположим на черноморском побережье, и пересаженное в пустыню или тундру. Да для него и выжить – подвиг. К тому же если по отношению к армянам и грузинам царское правительство шло, как говорится, навстречу, то есть пыталась их понять и сделать своими (ассимилировать) посредством организации школ, то в отношении азербайджанцев оно очень долго придерживалось позиции откровенного неприятия.
Внутренним фактором политической сплоченности могла бы быть религия, точнее, мечеть, но в отличие, предположим, от армянской церкви, азербайджанское духовенство в светские (читай – политические) дела практически не вмешивалось (и сегодня не вмешивается, разве что на стороне власти, – какой бы та ни была), оно было занято почти исключительно вопросами сохранения своих позиций в обществе.
Азербайджанская аристократия пыталась стать своей теперь уже для царя, ради этого готова была на любые ухищрения. Но ее ухищрения не принимались во внимание и в принципе мало кого интересовали – ставка уже была сделана и сделана на других. Долгое время в административных учреждениях империи в регионе представителей азербайджанцев, повторюсь, крупнейшей нации на Кавказе, почти не было, если не считать толмачей и чиновников примерно этого же порядка, обязанности которых просто по определению могли выполнить только азербайджаноязычные. Естественно, лишенные власти  азербайджанские аристократы, не будучи востребованными верховной властью, постепенно деградировали. Это обстоятельство явилось не в последнюю очередь причиной того, что во время нефтяного бума, когда в Азербайджане была сосредоточена половина мировой добычи нефти, основные позиции в промышленности занимал кто угодно – евреи, армяне, датчане, англичане, немцы, русские, только не азербайджанцы.   
Интеллигенция, то есть люди образованные, варилась, как говорится, в собственном соку, вжатая в угол, с одной стороны, отсутствием возможности быть услышанной где-либо, с другой – абсолютной бесперспективностью. Не случайно русскому, а затем и советскому читателю не был известен ни один азербайджанский мыслитель (писатель, поэт) того же XIX века, не говоря уж о более давнем времени, да и все познания в области азербайджанской литературы чаще всего у вполне начитанных людей ограничиваются творчеством Низами Гянджеви, которого грамотному человеку не знать просто неприлично и которого (как и Гомера, Данте, Сервантеса, Шекспира и т.д.), кстати, мало кто по-настоящему читал. А ведь практически все второе тысячелетие нашей эры для азербайджанской литературы – сплошной ренессанс. А XIX век, как это ни маловероятно (сложившиеся к тому времени обстоятельства этому вовсе не способствовали), - время очередного всплеска талантов.                 
Для царских чиновников, поставленных здесь на управление, азербайджанцы (как, между прочим, и население Дагестана и Северного Кавказа) были в гораздо большей степени «они», то есть чужие, чем, например, армяне, грузины или даже полухристиане-полуязычники осетины. Вряд ли армянам или грузинам жилось намного лучше, чем азербайджанцам, но тех хоть худо-бедно выслушивали и порой даже понимали. Азербайджанцы были лишены и этого.   
Школы у них были только при мечетях, и детей в первую очередь (а иногда и только) учили читать Коран, что в практической жизни приносило не так много пользы. Разумеется, о развитии каких-либо наук говорить не приходилось. Народ, который в XI-XII веках интересовался астрономией, математикой, дал миру в течение нескольких столетий мыслителей уровня Низами, Хагани, Насими, Физули, Туси, к XX веку пришел необразованным, почти что недееспособным в политическом смысле. Светом в окошке служили литература и в какой-то степени музыка, через которые потенциал народа хоть как-то реализовывался. Кстати, во многом благодаря именно «литературному» прошлому азербайджанцы не имеют никаких комплексов в отношении своего величия. В этом смысле им ни себе, ни другим ничего доказывать не надо, что делает их при всей консервативности основной массы соплеменников открытыми, толерантными и достаточно веротерпимыми.         
Первые высшие учебные заведения появились у азербайджанцев только при национальном правительстве, просуществовавшем всего два года в период перехода России от царской к советской империи. Так как эти два года прошли в сплошной борьбе за выживание, удалось сделать не столь много – национальное правительство лишь сумело заявить о своих намерениях.
Промежуточный вывод из сказанного таков, что в дореволюционной своей истории азербайджанцы только и делали, что вытаскивали каштаны из огня для чужих. Для себя они так по большому счету ничего не добились. Их положение в преддверии революции было сравнимо с положением слепого в потемках, который если и прозреет, то все равно не увидит  ничего. Не будь нефти, об их существовании перестали бы подозревать, что происходило и происходит с огромным количеством народов. Потенциал свой народ мог реализовать в шахское время в междоусобных столкновениях, в царское – в выживании.
Что касается прошлого столетия, то в нем азербайджанцы жили той же жизнью, что и остальные народы Советского Союза. Сначала готовили мировую революцию, затем перешли к коллективизации и индустриализации (которые, как бы сегодня ни оценивались многими исследователями у нас и за рубежом, по сути своей служили внутреннему развитию наций), отстаивали общую Родину от захватчиков и строили социализм.
Надо сказать, в так называемые сталинские времена и 1950-1960-е годы потенциал советских людей (азербайджанцев в том числе) в существенной мере реализовывался. Совершалось большое дело, люди строили свою страну, не важно под какой идеологией (к тому же большинство советского народа та идеология вполне устраивала), и имели пусть недостижимую, но огромную цель, которой можно было отдать себя практически без остатка. Азербайджанцы, как и весь советский народ, в едином порыве совершали трудовые подвиги, добывали ценнейшее для страны «черное золото», строили Нефтяные Камни, осваивали сибирские просторы в поисках нефти и газа, сосредоточили у себя больше трети химической промышленности Союза, столько же производства нефтяного оборудования и многое другое, не особо задумываясь (как и весь советский народ) о том, как это воспринимается остальной страной, – дело делалось общее.   
Да, главная цель была весьма и весьма абстрактной. Но промежуточные цели были реальными и, самое главное, достигались. Проблема заключалась в том, что люди воспринимались властью в основном как средство – от народа требовалось простое выполнение решений без понимания их сути. Власть несправедливо полагала, что разума у нее самой достаточно, от народа же требуется лишь энтузиазм. Но энтузиазм без подпитки пониманием цели имеет обыкновение иссякать.     И постепенно барьер между властью и народом разрастался, и по мере превращения национальных интересов в интересы государственного аппарата становился стеной непонимания. Энергия народа имела все меньше отдушин для выхода, в отличие от трудового потенциала, который худо-бедно реализовывался, потенциал разума все больше накапливался, вырываясь время от времени из народных недр в виде диссидентства, неординарных литературных произведений или даже открытых столкновений (Тбилиси, Новочеркасск). Закрыв от народа политику как сферу жизни, власть укрепляла собственную вертикаль, начисто забыв о том, что любая вертикаль неустойчива без опоры на горизонтальное основание, – чтобы ее развалить, достаточно всего лишь пошевелить нужный кирпичик (каковым, скажем, еще раз забегая вперед, оказалась «гласность»).         
К определенному периоду власть начала пожирать сама себя, что являлось в большей степени психологической проблемой, выросшей в общенациональную. Вокруг сильного, в то же время недостаточно грамотного в интеллектуальном смысле (по объективном причинам – учиться было некогда и негде) человека, как Сталин, могли находиться только люди, уступающие ему во многих смыслах. Естественно, после него к власти пришли менее сильные, чем он, политики, которые, в свою очередь, окружили себя людьми слабее себя. То есть, и Хрущев был слабее Сталина, и его окружение было слабее окружения его предшественника. А преемник Хрущева мог быть выбран только из тех, кто находился вокруг него. И власть перешла к Брежневу – к человеку как минимум менее целеустремленному. Можно было вывести за скобки Андропова как сильного политика, но у него не было такого масштаба мышления, каким обладал Сталин. Иначе говоря, Горбачев был неизбежен.
В результате до того, как энтузиазм иссяк у народа, он начал иссякать у власти. Застой тех времен охватывал в большей степени власть, чем общество и народ. С последними как раз все было в порядке. Они были готовы и способны к любым свершениям. Власть же теряла веру в собственные проекты, следствием чего стали приписки – уникальное явление в экономике, когда власть сознательно обманывала сама себя, что в принципе является низкой точкой падения. От людей, способных  говорить правду, подсказать что-то существенное, она избавлялась разными способами, показывая в данном направлении чудеса изобретательности.     
Падение же ее началось тогда, когда она за отсутствием чего-либо реального пообещала народу окончательный результат в виде коммунизма к 1980 году безо всяких на то оснований. То есть попросту наврала.   
Советский народ пока еще так же шел за властью, но теперь уже за властью, все больше теряющей ориентиры. Естественно, и азербайджанцев, как составную часть советского народа, вели обстоятельства, но никак не по-другому. Повлиять на них они не могли по причине излишней занятости выполнением пятилеток, указаний и решений партии и правительства, подготовкой к съездам. Нация проявляла себя как производственное объединение, трудовой коллектив, масса, толпа, но не как нация. Она имела мизерное отношение к власти, к тому, куда и с какой целью ее вели, она не знала о своей судьбе ничего, кроме деклараций о ярком будущем. Азербайджанцами, как и всем советским народом, руководили, а не управляли, начальствовали, не оставляя практически никакой возможности для самоутверждения.
Они продолжали оставаться ненадежным народом все по той же причине своей религиозной принадлежности (и это в атеистической стране). Вторым лицом неизменно  назначался представитель имперской нации, в армию их брали строго в определенные роды войск, но большей частью посылали в стройбат.
Мы оперируем термином «нация» для удобства, по большому счету в течение последних веков азербайджанская нация находится на стадии становления. Люди, которых в любой момент можно разделить по местечковым или клановым критериям, которым непонятны их общие интересы, могут быть объединены чем угодно – территорией, языком, культурой, религией, образом мысли, характером, но пока у них не сложатся общее видение будущего и общие интересы, их нельзя назвать нацией. Национальностью – да, но нацией – нет. Что это за нация такая, которую ее же власть в упор не желает замечать.
В те  времена азербайджанцам в качестве политической отдушины был выделен вопрос объединения советского Азербайджана с иранским. В Иране (на территориях, называемых Северным Ираном, или Южным Азербайджаном, значительно превышающих размерами провинцию Азербайджан) проживало (и проживает) в несколько раз больше азербайджанцев, чем в советском Азербайджане. Страна (в географическом смысле, так как до момента разделения большая часть территории нынешнего Азербайджана, как и Грузии и Армении, входила в состав Персидской империи, государственность, если это можно считать государственностью, выражалась лишь в административном делении последней на ханства) была разделена в самом начале XIX века (1803 и 1813 годы) в результате мирных договоров между Россией и Ираном (тогдашней Персией). Об этой проблеме позволялось говорить, государство если и препятствовало, то только для виду. Вероятно, такое поведение власти можно объяснить большими политическими интересами большой страны. По крайней мере, азербайджанский поэт, написавший поэму о разделенной родине, не только не понес никакого наказания (если исключить какие-то внушения вроде выговоров с занесением в трудовую книжку), но и считался неофициальным национальным героем.     
Однако все эти процессы были куцыми, неполными, незаконченными, напоминали скорее технологические процессы (в смысле политическом), чем реальную жизнь. Не случайно азербайджанские кинематографисты снимали не «Древо желания», а «Анекдот» и «Мерзавец», - о чем можно философствовать, когда искажена сама суть правды.   
К тому же в остальном существование азербайджанского народа напоминало жизнь цыплят под крылом матери – было видно только то, что показывали, и еще немножко, но в основном для тех, кто хотел увидеть. Его просто вели, и в этом были свои преимущества. Народ не нес никакой ответственности, за все отвечало государство (и за то, что народ тогда не нес ответственности, он сегодня несет наказание в виде полной нищеты, беспросветного существования и тотальной коррупции, а государство ему заменяет клановая структура, занятая исключительно собственными интересами). Но одновременно народ лишался возможности реализовать себя, свой потенциал в вопросах, касающихся самоопределения, в смысле умения самому определить свою судьбу, разбираться в хитросплетениях политического миропорядка.   
Взамен ему были подкинуты идеи экономического характера вроде «больше хлопка и больше винограда большой родине». Азербайджанцы, с энтузиазмом взявшись за дело (ведь куда-то нужно было девать энергию), бросились вырубать леса, в том числе реликтовые, чтобы выдать «на гора» миллион тонн хлопка и два миллиона тонн винограда. Чтобы угодить «центру», в субтропиках, где запросто приживались цитрусовые, киви, фейхоа, выращивалась ранняя капуста. Республика гордилась тем, что первые овощи в «центр» поставляет именно она, что каждый год ее награждают «переходящим Красным знаменем». Люди увлеклись и не заметили, как оказались в ситуации, когда за маслом, рыбой, мясом, многими предметами быта им приходится ездить в соседние республики. (Трудно сказать, быль ли это, анекдот ли, но рассказывают, что однажды местный главный руководитель угостил заезжего преклонных лет – как тогда водилось –члена политбюро бычьими яйцами. Тот перед отлетом отвел руководителя в сторонку и попросил ему прислать немного того «мягонького и вкусненького», чем его кормили. Местный дело просек, быстренько сообразив, что продукт, понравившийся гостю, может понравиться и остальным членам политбюро, имевшим по причине возраста проблемы с зубами и пищеварением. Были даны соответствующие указания, и через неделю целый рефрижераторный состав с бычьими яйцами был отправлен в главную столицу. С тех пор и не стало в Азербайджане животноводства).
«Большого хлопка» не получилось по причине отсутствия природных и климатических условий для его выращивания в декларируемых объемах. Зато получилась большая коррупция, которую породили и развили до национальных масштабов приписки, к которым прибегали в республике для выполнения планов и соцобязательств. Хуже всего – страну охватила безработица среди мужского населения, приведшая к началу исхода азербайджанцев из собственной родины, который, кстати, всячески поощрялся, в том числе и местными властями. Точно так же, как нынешними «демократическими» властями поощряется поиск азербайджанцами пропитания в соседних странах.       
Не получилось и с «большим виноградом». Еще при жизни того поколения, которое было свидетелем вырубки лесов под виноградники, начали вырубать виноградники теперь уже под антиалкогольную кампанию. Чуть позже пришло в упадок и хлопководство. В результате азербайджанцы остались не только без хлопка и винограда, но и без лесов.
Параллельно выяснилось, что ценности, во имя которых было положено столько сил, энергии, судеб и жизней, наконец, вовсе не были ценностями. Пришло время, которое вроде бы должно было принести с собой понимание. Но оно ограничилось лишь пустой эйфорией. Кроме всего прочего, обнаружилось, что азербайджанцы за семь десятилетий советской власти так и не стали своими для дружной семьи советских народов. Когда в январе 1990 года войска вошли в мирный Баку, расстреливая налево и направо правых и виноватых, общий тон так называемой демократической прессы был примерно таков: так им и надо. По сей день, когда вспоминают события тех лет, чаще всего забывают упомянуть Баку, где погибло и пропало без вести невинных людей значительно больше, чем где бы то ни было на территории Союза.
Дальше было не лучше. Не успев осознать степень обмана, преподносимого им предыдущими (партийными) правителями, азербайджанцы стали жертвой еще более наглой лжи, но теперь уже исходящей от так называемой демократической интеллигенции, пришедшей к власти (и естественно, бездарно растранжирившей ее во имя удовлетворения собственных комплексов неполноценности) с идеями как минимум свободы, – эта свобода оказалась более рабской, чем рабство «тюрьмы народов». Настолько, что люди обрадовались старой советской номенклатуре, вернувшейся к власти теперь уже в новом обличии. В результате свободолюбивый азербайджанский народ оказался зависим от власти, всевозможных технологий, криминала, собственного желудка, то есть попросту вернулся в ситуацию бедности многолетней давности (но теперь уже без объективных на  то причин) со всеми вытекающими из нее последствиями.
Иначе говоря, настоящее оказалось пустым – как будто целые поколения не прожили жизнь, а пропустили ее мимо себя. Ни за спиной, ни под ногами, ни впереди – нигде ничего. По крайней мере – не видно. Остается надеяться, что время что-то выявит. 
Азербайджанцы оказались людьми не очень обучаемыми: они верят, что все у них будет хорошо, как только реализуются нефтяные контракты, как только проложат «трубу», как только выборы пройдут свободно, как только их президент избавится от плохих чиновников, как только не станет коррупции, как только миллионы их соотечественников, гниющих в поисках хлеба насущного на задворках соседних стран, вернутся домой, как только… как только… как только…     
Для нашей же статьи важно, что они и в новых условиях так и не сумели реализовать свой потенциал, в очередной раз оказавшись обманутыми. Но потенциал – это такая штука, которая никуда не девается. Рано или поздно он должен найти себе выход, проявить себя. Глядишь, трансформируется в нечто созидательное. И азербайджанцы станут нацией, их потенциал, загоняемый внутрь в течение веков, понадобится миру. Но это случится в лучшем случае завтра. Может быть, послезавтра. В общем, не скоро. Но случится, обязательно случится. Так что азербайджанцы – нация будущего. Впрочем, как и другие народы СНГ – Содружества Независимых Государств.

0

15

Азербайджан и Россия : общества и государства - 2001

http://photoload.ru/data/62/ab/12/62ab12646d5ee17a595a43b59f2523d1.gif

Сборник статей западных, азербайджанских и российских авторов. Исследуются проблемы политического развития современного Азербайджана.
Многие тезисы этих статей устарели,но иногда и старые вещи могут быть полезны.

Содержание

Дмитрий Фурман
Азербайджан и Россия. Введение

Тадеуш Свентоховский
Русское правление, модернизаторские элиты
и становление национальной идентичности в Азербайджане

Ева-Мария Аух
Между приспособлением и самоутверждением.
Ранний этап поисков национальной идентичности
в среде мусульманской интеллигенции и возникновение
нового общества на юго-восточном Кавказе (1875-1905 гг.)

Майкл Смит
Память об утратах и азербайджанское самосознание

Дмитрий Фурман, Али Абасов
Азербайджанская революция

Зардушт Али-заде
Азербайджанская элита и массы в период распада СССР
(Статья-мемуары о бурном времени)

Санобар Шерматова
Гейдар Алиев (Штрихи к портрету человека и “портрету режима”)

Гасан Кулиев
Трудная история Милли Меджлиса (Национального Собрания)Азербайджана

Рахман Бадалов
Баку: город и страна

Али Абасов
Ислам в современном Азербайджане: образы и реалии

Раул Мотика
Исламские “сети” в Азербайджане 90-х годов

Ирада Гусейнова
Беженцы, их положение и роль
в современном азербайджанском обществе

Расим Мусабеков
Становление независимого азербайджанского государства и этнические меньшинства

Губад Ибадоглы
Издержки “переходного периода” в Азербайджане

Тогрул Джуварлы
Азербайджанская нефть: поиски равнодействующей

Сванте Корнелл
Конфликт в Нагорном Карабахе: динамика и перспективы решения

Азер Мурсалиев
Азербайджан в российской прессе (1988-2000).
Субъективный взгляд объекта

читать

0

16

Damla написал(а):

Как вы думаете,какие отношения связывают сейчас Россию и Азербайджан? Я имею ввиду отношения и экономические,социальные,  политические,но также и личностные отношения между нашими двумя народами.

Политически и экономически, я думаю, подчеркнуто-официальные отношения. Не друзья, но и не враги.
Между народами... тут хуже. Я заметила, что азербайджанцы из самого Азербайджана относятся к русским лучшим, чем азербайджанцы, которые живут у нас здесь.
Люди не любят друга, если в общем брать взаимоотношения. Не на пустом месте, надо сказать. Дыма без огня не бывает. Буквально позавчера, на праздник Святой Пасхи армяне с азербайджанцами прямо на улице, среди гуляющих людей устроили драку во имя армянского и турецких флагов. На лицо никакого уважения на к местному населению, ни к стране, ни к религиозному чувству граждан этой страны. И такие выходки происходят постоянно, это не красит никого и не прибавляет уважения. Точно так же, как и русские создали о себе славу в Турции. Теперь от этого позора во век не отмыться. Спасибо нашим темпераментным, слабым на интимные отверстия и жадным до восточных мачо барышням.
Но все ж таки радует, что есть люди здравомыслящие, не вешающие ярлыков.

Paci, я думаю, к тому, кто ведет себя нормально, и отношение соответствующее. Если они видят в тебе гордую, красивую, сдержанную девушку, то и оскорбить её вряд ли захочется.

Кстати, я слышала, что бакинцам очень нравится русское общество. Мне не раз говорили, что нам там всегда рады. Не знаю насколько реально это, но я от друзей не раз это слышала. Да и моя знакомая из Москвы туда постоянно ездит, нравится очень, всегда помогают, показывают ей город, кормят вкусностями, уговаривают переехать туда жить))

+1

17

Damla написал(а):

Как вы думаете,что может позволить улучшить отношения между нашими странами и народами?

так как у меня мой джигит финансовый директор, мы часто обсуждаем экономические отношения между Украиной и Азербайджаном. Знаю, что за короткое год правления нашего нового президента отношения улучшились.
Цитата "За 2010 год товарооборот между Украиной и Азербайджаном увеличен на 84%. Об этом заявил первый вице-премьер, министр экономического развития и торговли Украины Андрей Клюев в Баку, сообщает пресс-служба политика.

"Мы фактически вышли на докризисный уровень торговли", – отметил вице-премьер.

По словам А.Клюева, Украина и Азербайджан имеют огромные взаимные интересы по сотрудничеству в топливно-энергетическом секторе, машиностроении, сельском хозяйстве и ряде других отраслей.".
От своего МЧ знаю, что многие компании Азербайджана выкупают маленькие компании в Украине и модернизируют их, тем самым обеспечивая новые рабочие места для наших граждан и своих соотечественников. По крайней мере в плане экономики Украина с Азербайджаном в хороших партнерских отношениях.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

18

Vikusja написал(а):

Политически и экономически, я думаю, подчеркнуто-официальные отношения. Не друзья, но и не враги.
Между народами... тут хуже. Я заметила, что азербайджанцы из самого Азербайджана относятся к русским лучшим, чем азербайджанцы, которые живут у нас здесь.
Люди не любят друга, если в общем брать взаимоотношения.

В Азербайджане живет много русских, но они там погоды особой не делают, живут себе и живут. А азербайджанцы, живущие в России - тут уже другое. Мне вообще иногда кажется,что если всех азербайджанцев депортировать из России - наша экономика и торговля просто рухнут))
Огромный процент торговли в России держится на кавказцах и, в частности, на азербайджанцах. Азербайджанская диаспора в России - одна из самых больших и многочисленных.
По-моему, азербайджанцы - это часть торгово-промышленной структуры нашей страны)

А вот то,что не любят друг друга..Да, не любят. По той простой причине,что везде не любят чужих.
Да и азербайджанцы  - что уж греха таить - здесь у нас ведут себя так ужасно порой,что становится понятна неприязнь, которую они вызывают у местных жителей.
Для 80% из них Россия - это просто источник дохода. Здесь не за чем вести себя достойно и с уважением относиться к местным жителям, здесь можно позволить себе делать такие вещи, которые в родной деревне они бы никогда не посмели сделать.
Наша страна для них - рынок, большой необъятный рынок, причем не родной, а раз не родной - то можно гадить.

0

19

Milaya написал(а):

Я летом 3 недели на отдыхе общалась с азербайджанцами и поняла, что в основном самые лучшие представители Страны Огней остаются там. И они ни за что и не на что не поменяют свою страну

да,как сказала одна моя знакомая-"все хорошие остаются там и в Россию не едут"

0

20

Lady_DAGa написал(а):

да,как сказала одна моя знакомая-"все хорошие остаются там и в Россию не едут"

если все хорошие остаются в Азербайджане, из этого следует,что в Россию едут самые плохие?

Я бы не сказала,что самые плохие,но..самые,наверное,предприимчивые.

Кстати,что уж греха таить, многие и из Азербайджана сваливают. Пусть не в Россию, но,например, в Турцию, или в Европу.
Причем сваливают какие - умные,образованные, но которым сложно жить в Азербайджане.
Как сказал один знакомый, перебравшийся в Стамбул - не могу жить здесь. Азербайджан меня душит, всюду взятки, без денег вообще ничего не делается..

Это я, в общем, к тому,что к нам сюда ребята едут не от хорошей жизни.

0