У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
www.az-love.ru

Форум Азербайджанских жен AZ-love.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Шуша / Şuşa

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Азербайджан, ШУША, Нагорный Карабах.

Шуша - город в Нагорном Карабахе . Основан в 1751 г . Панах-Али-ханом как крепость для защиты Карабахского ханства . Изначально город назывался Панахабад в честь своего основателя, а в дальнейшем стал называться Шуша, по имени близлежащего селения Шушикент. Город прославился героической обороной от нашествия иранской армии в 1795 . До 1823 г. Шуша оставалась столицей Карабахского ханства. С 1923 районный центр Нагорно-Карабахской Автономной области в составе Азербайджанской ССР.

Во время карабахской войны (с 1991 года) в Шуше было разрушено много зданий, и в том числе, к сожалению, знаменитые исторические архитектурные ансамбли.

Шушу также называют храмом и колыбелью азербайджанской музыки , колыбелью музыки и поэзии, «консерваторией Кавказа» . Именно здесь родился такой древнейший и самобытный вид азербайджанского музыкального искусства как мугамы.

Шушу также называют центром ювелирного искусства Азербайджана.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/5/5e/Shusha-coat-of-arms-1843.gif          http://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/thumb/b/b3/Shusha_coat.jpg/100px-Shusha_coat.jpg

Шуша́ (азерб. Şuşa)/Шуши́ (арм. Շուշի) — город в Нагорном Карабахе. Расположен в предгорьях Карабахского хребта, на высоте 1368 м над уровнем моря, на автодороге Евлах — Горис — Нахичевань, в 11 км к югу от Степанакерта и в 37 км к юго-западу от ж.-д. станции Агдам. Согласно юрисдикции Нагорно-Карабахской Республики, фактически контролирующей город, является административным центром Шушинского района НКР, согласно юрисдикции Азербайджана - административным центром Шушинского района Азербайджана, не совпадающего с одноимённым районом НКР

http://ru.wikipedia.org/

http://toxunulmaz.8bb.ru/uploads/0006/9c/8b/303-1-f.gif

0

2

ШУША - центр ювелирного искусства Азербайджана

http://toxunulmaz.8bb.ru/uploads/0006/9c/8b/118-1-f.jpg 


Мир искусства Карабаха, как и быт его оседлого и полукочевого населения, исторически развивался и сформировался в контексте общеазербайджанской культуры, на тюркской этнокультурной основе. Это подтверждается характерными для традиционных видов ремесла, развивающегося на базе албано-тюркской этнокультурной среды, присущими им орудиями труда и производственными процессами, а также готовыми изделиями с тюркской и усвоенной азербайджанцами в средние века арабо-персидской терминологией.

Среди отличительных особенностей ремесленного производства Карабаха следует указать на преимущественное развитие и широкое распространение тех локальных видов ремесла и промыслов, связанных с полукочевым бытом. Это - шерстоткачество (производство сукон), ковроткачество и выращивание шелковичных червей, шелкоткачество, изготовление головных платков, войлока, обуви, тулупов и головных уборов, дубление кож, шорное и кузнечное дело, изготовление подков и т.д.

Карабахский край выделяется среди других исторических областей Азербайджана своей пленительной природой и разнообразнымиестественными богатствами. Он представляет собой один из высокоразвитых ремесленных очагов Азербайджана, где было достигнуто высочайшее мастерство местных умельцев. Карабахская земля является одной из важнейших и издревле заселенных человеком зон планеты, что нашло свое подтверждение эпохальной находкой стоянки первобытного человека - неандертальца - в пещере Азых. Таким образом, азербайджанская земля принадлежит к тем зонам Земли, где сохранились самые уникальные памятники человечества. Вместе с тем Азых - свидетельство непрерывности заселенности страны, в том числе Карабаха, древним человеком, а также подтверждение непрерывного культурного прогресса и общественной эволюции многих поколений ее насельников азербайджанской земли.

Немаловажное значение для дальнейших эволюционных процессов имели разнообразные естественные богатства, в том числе занимающие важное место в развитии страны и ее жителей, богатые залежи металла. Албанский историк VIII века Моисей Каланкатуйский, перечисляя в своем знаменитом труде "История албан" естественные богатства страны, в составе которой находился и карабахский край, наряду с другими ископаемыми называет золото, серебро и охру (Моисей Каланкатуйский. История Агван, книга I, глава IV). На такой богатой природной базе в Карабахе возникли и развивались различные виды ремесла, в том числе ювелирное дело. Одним из важнейших и широко известных центров ювелирного искусства Азербайджана являлся г. Шуша, о славе которой были хорошо осведомлены не только на Кавказе, но и далеко за его пределами.

http://toxunulmaz.8bb.ru/uploads/0006/9c/8b/118-2.jpg     http://toxunulmaz.8bb.ru/uploads/0006/9c/8b/118-3.jpg

Расцвет ювелирного дела в Шуше напрямую и органически связан с потребностями тюркских аристократических слоев общества в богатой и нарядной национальной одежде и разнообразных украшениях. Аристократические семьи города были главными заказчиками и потребителями изготовленных местными шушинскими ювелирами драгоценностей, золотых и серебряных изделий. Для зажиточных азербайджанских семей Карабаха, живших в Шуше и ведших роскошный образ жизни, требовались, в частности различные украшения, разнообразные золотые и серебряные изделия, драгоценные камни. Следует отметить, что ювелирные изделия привлекали внимание не только богатых слоев населения. В прошлом для национальной одежды азербайджанцев вообще были присущи как завершающий ее элемент разнообразные украшения. Выдающийся азербайджанский этнограф Рашид-бей Эфендиев образно говорил, что национальная одежда азербайджанцев традиционно подходила для украшения ее разнообразными золотыми изделиями, жемчугом, кораллами. Для европейской же одежды, кроме поясного ремня, никакое иное "украшение" не подходило (Архив Института рукописей НАН Азербайджана, Q-2 (19), инв. №8160, л.62).

В противоположность Европе, менталитет азербайджанцев того периода не представлял себе женщин без драгоценностей. Согласно традиционным представлениям прошлого, девушку не могли выдать замуж или привести в дом жениха без ювелирных украшений.Привлекает внимание то обстоятельство, что в карабахской зоне этот обычай являлся этической нормой и неукоснительно соблюдался. Все эти факторы подтверждают появление на карабахской земле такого известного и исключительно важного регионального центра ювелирного дела, как Шуша. В отличие от других центров ювелирного дела, в этом городе наряду с изготовлением золотых изделий было широко развита самостоятельная отрасль производство украшений из серебра (гюмушкарлыг) и драгоценных камней (джавахирсазлыг). Поэтому в прошлом в Шуше наряду с многочисленными золотых дел мастерами получили широкую известность и умельцы, работавшие по серебру и драгоценным камням. В заслуживающем доверия источнике 30-х годов XIX века отмечается, что тогда в Шуше имелось одних только серебряных дел мастеров 12 чел. (Обозрение российских владений за Кавказом, том IV. С.-Петербург, 1836, с.315). Через 70 лет после этого отмечено, что в Шуше 20 ювелирных мастерских, в которых работают 56 умельцев (Труды I съезда деятелей по кустарной промышленности Кавказа. Тифлис, 1902, с.60).

По информации одного из последних и старейших представителей традиционного ювелирного искусства Шуши, мастера Джахангира Алиева, до сих пор с почтением вспоминают плеяду выдающихся азербайджанских ювелиров, работавших в Шуше в конце XIX - начале XX веков, в том числе зергеров, т.е. ювелиров Рустама, Бехбуда, Исмаила, Мухтара, Сейидали, торламачы (т.е. филигранщика) Алиша. В целом слава ювелиров Шуши была настолько велика, что местным мастерам делали заказы жители всего Азербайджана. Свою роль сыграло также и то, что столица Карабаха представляла собой один из важнейших торгово-ремесленных центров на местных и международных караванных маршрутах. Вот почему вплоть до начала XX века Шуша оставалась важным средоточием ювелирного искусства.

   http://toxunulmaz.8bb.ru/uploads/0006/9c/8b/118-4.jpg       http://toxunulmaz.8bb.ru/uploads/0006/9c/8b/118-5.jpg

Одним из локальных особенностей ювелирного дела Шуши отметим характерное и традиционное для него изготовление позолотно-штампованных изделий - рэнгкарлыг. В связи с этим большинство украшений полировали. Другой местной особенностью шушинского ювелирного центра являлась ограниченность производства здесь дешевых серебрянных изделий. Поэтому среди шушинских мастеров мало применялась техника чернения серебрянных изделий. По этим причинам на готовых изделиях указывали не профессию умельца - "ювелир" или "серебряных дел мастер", а выбивали слова: "мастер позолотки", "эмальер", "филигранщик" и т.д.

В произведениях великого азербайджанского поэта XVIII века Вагифа, бывшего главным везиром Карабахского ханства, неоднократновосхваляются женские ювелирные украшения, изготовленные в Шуше. Большую известность получили и пользовались повышенным спросом в силу своих достоинств и красоты золотые и серебряные изделия, в том числе разнообразные серьги и кольца, ожерелья и пряжки, пуговицы и позументы, заколки, крючки и браслеты. Ювелиры Шуши и их изделия составляют неотъемлемую органическую составную часть общеазербайджанской художественной традиции. Они - наше неувядающее наследие, отличающееся местным колоритом и особенностями.

Опираясь на лучшие традиции азербайджанского ювелирного искусства, шушинскиеумельцы развили его и внесли в него неоценимый вклад, создав высокохудожественные шедевры, остающиеся до сих пор образцами для подражания. Долгие годы в конце XIX и начале XX века проработавший в Азербайджане в пробирной палате видный специалист ювелирного искусства В.К.Згленицкий писал: "Эти полуграмотные ювелиры, в совершенстве овладевшие секретами своей профессии, значительно превзошли своих европейских коллег. Изготовленные ими украшения своим художественным орнаментом, изысканным декором и изяществом восхищают людей. Эти мастера не имеют тех разнообразных инструментов и приспособлений, что используются в Европе при массовом производстве однообразных ювелирных изделий. Изготовленные ими украшения - это результат труда, требующего терпения и искусных рук" (Труды I съезда, с.60). Таких высоких оценок неподражаемого искусства и мастерства азербайджанских, в том числе шушинских умельцев сохранилось множество, как и неисчислимое количество изготовленных ими ювелирных шедевров, до сих пор известных как в быту, так и хранимых в различных музейных коллекциях.

http://toxunulmaz.8bb.ru/uploads/0006/9c/8b/119-1.jpg          http://toxunulmaz.8bb.ru/uploads/0006/9c/8b/119-2.jpg     


Ариф Мустафаев,
доктор исторических наук, профессор

0

3

Шуша, всегда хотел туда поехать.............

0

4

История ШУШИ

Основание города

Принято считать, что город основан в 1751 г. Панах-Али-ханом как крепость для защиты Карабахского ханства в армянском меликстве Варанда, на месте, предложенном владетелем Варанды меликом Шахназаром II (союзником Панаха). Город вначале назывался Панахабад в честь своего основателя, а в дальнейшем стал называться Шуша, по имени близлежащего селения Шушикент (упомянутое как Шушикенд у Мирзы Джамала Джеваншира Карабагского). По сообщению Мирза Джамала Карабаги, до основания города Панах-Али ханом на этом месте «не было никаких жилищ. Это место было пашней и пастбищем, принадлежавшими жителям Шушикенда, расположенного в шести верстах восточнее крепости».

Традиционная история основания города следующая. Панах-Али бек, сын карабахского бека Ибрагим-Халила Джеваншира, служивший при Надир-шахе и скрывавшийся впоследствии в Шеки и Ширване, провозгласил себя ханом Карабахским, где правил в 1748—1759 гг. Панах-Али хан сначала построил крепость в местечке Баят, затем у источника Шах-булагы. Армянский мелик Варанды, Мелик-Шахназар, враждовавший с другими меликами, первым из армянских меликов признал власть Панах-Али хана и предложил ему место для новой и более надежной крепости; последний построил на этом месте крепость и, переселив в неё население близлежащего армянского села Шушикент, Шахбулага и ещё нескольких деревень, избрал её местом своего постоянного пребывания. В дальнейшем Панах-Али хан подчинил своей власти армянских меликов Карабаха и распространил свою власть на значительные территории, периодически включавшие Гянджинское, Эриваньское, Нахичеванское и Ардебильское ханства.

По сообщению некоторых армянских источников Шуша была основана на месте более раннего (со средних веков) армянского укрепления Шошва Снах и это мнение недавно получило археологическое подтверждение после того, как армянскими археологами была раскопана часть стен армянской крепости, к которой примыкает Шушинская крепость XVIII в., а также армянские средневековые могильные хачкары и даже керамику античной эпохи, демонстрирующую, что территория была непрерывно заселена с древности. Данная информация подтверждается в рапорте А. В. Суворова князю Г. А. Потемкину, где сообщается, что «Шах-Назар… сей предатель своего отечества призвал Панахана, бывшего прежде начальником не знатной части кочующих магометан близ границ карабагских, отдал ему в руки свой крепкий замок Шушикала и учинился ему с его сигнагом покорным.».

Город прославился героической обороной от нашествия иранской армии (Ага Мухаммад-хана) в 1795. До 1823 г. Шуша оставалась столицей Карабахского ханства. С 1813 (фактически с 1805) в составе России.

Расцвет Шуши в XIX — начале XX века

Во время Русско-персидской войны 1826—1828 малочисленный гарнизон Шуши под начальством полковника Реутта при активной помощи местных армян около 40 дней героически сопротивлялся иранской армии Аббаса-Мирзы, при которой был и бывший хан Карабаха Мехти-хан.

После ликвидации ханства Шуша — столица Карабахской провинции Каспийской области; с 1840 уездный город, в 1868 г. вошёл в состав Елизаветпольской губернии.

Согласно «Описанию Карабахской провинции», составленному в 1823 году по распоряжению генерала Ермолова, в Шуше проживало примерно 1111 мусульманских и 421 армянских семей. С 1847 году Шуша получает статус города; по данным Кавказского календаря в 1851 г. в городе проживало 12 724 постоянных жителей, из них армян 6 357. Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона дает для 1883 года сходный процент этнического состава населения: 25 656 жит. (13 282 муж. и 12 374 жен.), в том числе 56,5 % армян и 43,2 % азербайджанских татар; остальные — русские (3 %) и евреи. Накануне Первой мировой войны численность населения была 43 тысячи (из них 30 тыс.? армяне), в 1920 г. 67 тыс. (из них ~ 30 тыс. армяне).

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/d/d6/Shushi-genplan.jpg/300px-Shushi-genplan.jpg

В XIX веке были составлены три генеральных плана (в 1820-е, 1837 и 1855 гг.), согласно которым проводилась активная застройка города. К концу XIX в. армянский район занимал около 65 % территории города и включал в себя 18 кварталов; армянская часть была нагорной, татарская — низменной. В армянской части было реальное училище, уездная семинария для девочек, а затем и театр; там же располагались и присутственные места. В татарской — русско-татарская школа, ряд музыкальных училищ, а также частные школы Говхар-Аги (сестры последнего карабахского хана) и Самед-бека Агаева.

Первый театр построил в 1896 году Мкртич Хандамирян (Хандамиров) (рядом с церковью Газанчецоц), хотя театральные представления ставились здесь ещё с первой постановки пьесы Мирзы Фатали Ахундова в 1848 году. В 1902 году была построена городская больница Джамгаряна, а в 1905 году новое здание реального училища. Город строился по проектам известных архитекторов Симона Тер-Акопяна, Маргаре Карагезьянца, Арменака Гондазесьяна и др. В 1870—80-х годах в городе открылись первые высшие музыкальные училища — школы фольклорной музыки Харрата Кули и Кор Халифы. В 1889 году на средства азербайджанской поэтессы Хуршидбану Натаван в город был проведён водопровод из родника Исы. Самая старая из сохранившихся в Шуше мечетей была построена в 1768 году Ибрагим-ханом, самая старая церковь — в 1816 братьями Баадурянами.

В начале ХХ века в городе имелось пять армянских церквей (в том числе монастырь и 20-метровый собор Сурб Аменапркич Казанчецоц — Св. Христа Спасителя), две соборные и несколько квартальных мечетей, и одна православная церковь. От старого города сохранились части крепостных стен, два замка (все — XVIII в.), многочисленные жилые каменные дома XVIII—XIX вв. в армянских кварталах, армянский собор. Улицы были довольно широки и вымощены камнем; вообще город отличался некоторым благоустройством.

До 1920 г. в Шуше в разное время выходили в свет 22 газеты, из которых 20 на армянском языке и 2 — на русском. Первая книга, на армянском языке в Шуше была издана в 1828 г.

Во время армяно-мусульманской резни в 1906—1907 гг было сожжено и разграблено более 300 домов армян и вся торговая часть, был сожжен театр. В татарском секторе сгорело около 80 домов. К началу 1907 года население города резко уменьшилось.

Потребовалось целое десятилетие, чтобы город в какой-то мере восстановился. Торговая часть армянского сектора была восстановлена, но многие армянские дома ещё долго лежали в руинах.

События 1918 г. Смена властей

22 июля 1918 г. в Шуше состоялся первый съезд армян Карабаха, который провозгласил независимость Нагорного Карабаха и избрал Народное правительство. Новому правительству, по оценке армянского населения, удалось навести порядок в охваченной анархией области: «разнузданных укротили, разбойников прогнали, шпионы армяне Азербайджана <так в тексте, очевидно армяне-шпионы Азербайджана> были расстреляны. Жизнь стала входить в нормальное русло». В докладе члена Чрезвычайной Следственной Комиссии Парламента Азербайджана, Н.Михайлова, утверждается что в это время начались погромы мусульманского населения Шуши и Шушинского уезда со стороны армян. В докладе зафиксированы более ста убитых мусульман, включая женщин, стариков и детей. По данным доклада, убийства мусульман сопровождались грабежами и похищениями их имущества, сожжением домов и других построек. В сентябре Шуша была занята объединенными азербайджанскими и турецкими частями, однако в конце 1918 г. власть в ней вновь перешла к Армянскомй национальному совету.

События 1919 г. Двоевластие

Весной 1919 г. Британские войска, занявшие территорию Карабаха после окончания Первой мировой войны объявили Карабах находящимся под юрисдикцией Азербайджана до тех пор, пока окончательный статус региона не будет утвержден на Парижской Мирной Конференции. В Шушу был назначен англичанами и азербайджанским правительством генерал-губернатор Карабаха Хосров-бей Султанов. Он не был признан армянским Национальным Советом и в городе установилось фактическое двоевластие. 4 июня 1919 г. азербайджанская армия попыталась занять армянские позиции и армянскую часть города. После перестрелки азербайджанцы были отбиты, и стороны разведены английскими сипаями, под охраной которых три дня спустя азербайджанская часть была введена в армянский квартал и заняла казармы. Одновременно Султанов организовал погромы армянских селений в окрестностях Шуши. 22 августа под давлением англичал Шестой Съезд карабахских армян заключил с Султановым соглашение, в объявив, что Нагорный Карабах «временно в пределах Азербайджанской Республики» (до окончательного решения вопроса на Парижской мирной конференции).

Март 1920 г. Разгром армянской части Шуши

В ночь на 24 марта 1920, когда азербайджанцы праздновали Навруз, армяне попытались атаковать азербайджанские гарнизоны в Шуше, Ханкенди и Аскеране, рассчитывая, что взятые врасплох азербайджанцы не смогут оказать серьёзного сопротивления. Отразив атаку, Азербайджанцы перешли в контрнаступление и сожгли армянские кварталы в Шуше, частью изгнав, частью перебив их жителей.

По данным армянских источников, из почти 30 тысячного армянского населения города погибли и пропали без вести тысячи жителей (называется цифра от 500 до 20 тысяч человек)  Из 12 тыс. домов, бывших тогда в городе, было сожжено до 7 тыс. По данным БСЭ (третье издание, 1970) во время этих событий погибло 2096 человек из числа жителей города.Руины армянского квартала Шуши, точно призрак, простояли в нетронутыми более сорока лет. В 1930 году поэт Осип Мандельштам посетил город и ужаснулся его пустым безмолвным улицам. В стихотворении «Фаэтонщик» он описывает Шушу следующим образом:

[align=center]
http://toxunulmaz.8bb.ru/uploads/0006/9c/8b/302-5.jpg

Развалины Шуши, после сожжения города в марте 1920 г.

Сорок тысяч мёртвых окон
Там глядят со всех сторон,
И труда бездушный кокон
На горах похоронен.
И бесстыдно розовеют
Обнаженные дома,
А над ними неба мреет
Тёмно-синяя чума.

Шуша в советский период

Мартовские события явились серьёзным ударом для Шуши. Численность её населения упала в несколько раз — с 67 тысяч до 9 тысяч (и даже до 5 тысяч в конце 20-х гг.) и с тех пор так и не поднималась выше 17 тысяч в 1989 г. (подробно см. История Нагорного Карабаха). Шуша потеряла свое былое значение; столица Нагорно-Карабахской автономной области была размещена в Степанакерт, Шуша же стала районным центром.

В советское время на могиле поэта и государственного деятеля XVIII века Молла Панах Вагифа был воздвигнут мавзолей. После занятия Шуши в 1992 году армянскими вооруженными формированиями мавзолей был разрушен.

Шуша в постсоветскую эпоху

По данным последней переписи населения, проводившейся в СССР в 1989 году, в Шуше проживало 17 тысяч человек; азербайджанцы составляли 98 % всего населения города. В мае 1988 года последние армянские жители были депортированы из Шуши.

Однако сама Шуша, в свою очередь, с конца 1991 г. оказалась в блокаде со стороны восставших армян. Зимой 1991—1992 гг. из Шуши интенсивно обстреливался Степанакерт, в том числе с применением установок «Град».

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/a/a1/Armenianshushi.jpg/300px-Armenianshushi.jpg 

Бойцы дашнакского батальона перед армянским собором, май 1992

http://toxunulmaz.8bb.ru/uploads/0006/9c/8b/302-1.jpg 

«Памятник освобождению Шуши» у въезда в город:
армянский танк Т-72, первым ворвавшийся в город в в полдень 8 мая 1992 года и подбитый азербайджанцами

К весне того же года, Шуша оставалась последней азербайджанской базой на территории Нагорного Карабаха. С 8 мая по 9 мая 1992 года Шуша была взята армянами; население и гарнизон отступили в Лачин. Взятие города сопровождалось мародерством и пожарами, а азербайджанское население города вынуждено было покинуть его.

В настоящее время армянский собор полностью восстановлен. Поставленный азербайджанскими властями бронзовые бюсты Узеира Гаджибекова, Натаван и Бюль-Бюля были снесены и проданы на металлолом в Грузию (где выкуплены азербайджанцами; в настоящее время они выставлены во дворе музея искусств в Баку). Был снесен также мавзолей Вагифа, выстроенный в 1970-е годы и разрушен дом-музей оперного певца Бюльбюля (XIX в.).

В настоящее время население города — около 3 тысяч человек, в основном беженцы из Баку, Сумгаита и других районов Азербайджана. Руководство Нагорно-Карабахской Республики разрабатывает планы реконструкции и возрождения города. В Шушу перенесен престол Арцахской епархии Армянской церкви.

Климат

Климат Шуши умеренный, средняя температура года +8,8 °C, средняя температура января +2,9, апреля +7,4, июля +18,9, ноября +4,7 °C. Минимум −19,5 °C. Количество осадков 639 мм. Лето тёплое (средняя температура июля +19 °C).

Известные шушинцы

Здесь родились русский генерал Иван (Ованес) Лазарев (Лазарян), знаменитый армянский скульптор Акоп Гюрджян, известный армянский историк рубежа XIX—XX веков Лео, видный деятель армянского национально-освободительного движения Христофор Оганян. Уроженцем Шуши является лётчик-штурмовик, дважды герой Советского Союза Нельсон Степанян, погибший во время Великой Отечественной войны. Установленный в городе памятник герою был снесён азербайджанцами в 1988 году. В Шуше провёл свои детские и юношеские годы известный армянский композитор и музыковед, дирижёр армянского симфонического оркестра Тбилиси — Григор Мирзаян Сюни.

В Шуше родились: оперный певец Бюль-Бюль, основатель азербайджанского балета А. Бадалбейли, поэтесса Хуршидбану Натаван (дочь последнего карабахского хана), создатель известного восточного инструмента — тара — Садыхджан, художник и поэт Мир Мохсун Навваб, педагог, поэт Гасаналиага хан Карадагский, Джаббар Карьягдыоглу‎, Хан Шушинский‎ , Зульфугар Адигёзалов, один из основателей азербайджанского театра, публицист Наджаф-бек Везиров, писатели и драматурги Cулейман Сани Ахундов, Юсиф Везир Чеменземинли, Абдуррагим-бек Ахвердиев, министр в правительсте АДР Худатбей Мелик-Асланов В Шуше учились основатель азербайджанской оперы Узеир Гаджибеков и армянский национальный герой Никол Думан; там же долгое время жил и умер визирь Карабахского ханства, поэт — Молла Панах Вагиф.

В Шуше родились русский химик Николай Николаевич Зинин, один из основателей русской химической школы и Армен Леонович Тахтаджян, известный советский ботаник.

http://ru.wikipedia.org/

Генплан Шуши:

0

5

http://www.azerbaijan.az/district_images/shusha/shusha_36.jpg

Уже четырнадцать лет, как мы потеряли Шушу. В деталях известны все перипетии трагической судьбы города - мученика - прекрасного и словно растворившегося в облаках.

Мне рассказывал незабвенный академик-герой Зия Буниатов о мрачной бакинской ночи с 19 на 20 января 90-го года: под утро скончалась мать его жены, и ее последними словами были: «Я уже никогда не увижу Шушу...».

Эта тихо слетевшая с губ старой женщины фраза прозвучала в ушах окруживших ее постель родных и близких громче, чем грохот танковых гусениц и звуки пулеметных очередей на улицах потрясенного города. А ведь тогда Шуша была еще нашей, до ее предательского захвата оставалось целых два года. А может быть, всего два года? Разве в том суть? Что говорить, если вот уже 14 лет жемчужина Азербайджана находится в грязных руках оккупантов и грабителей.

Да, 14 лет - срок немалый. Время действительно бывает относительным согласно знаменитой теории. Для шушинцев, которые всегда гордились тем, что живут на родине корифеев культуры, искусства и просвещения - Гаджибекова и Бюль-Бюля, Натаван и Вагифа, Хана Шушинского и Бадалбейли, Гарягды и Ниязи, Хагвердиева и Мехмандарова, Джаваншира и Ахвердибекова и еще многих и многих оно имеет особое измерение. Этот маленький город был отчей землей для тех, кто создал славу своего народа. Они родились в неприступной крепости и, как чистые горные ручьи, растеклись по долинам и просторам Азербайджана, созидая и творя красоту.

Но нигде и никогда не забывались ими хрустальный воздух своего города, звуки шагов, раздававшихся в гулкой утренней тишине, и сумерки неповторимых вечеров, незаметно переходивших в темную ночь, когда в небе вспыхивали такие яркие звезды, которых никогда не бывает в других местах. А до них почти дотягивались вершины деревьев, окружающих знаменитый родник...

Ах, Шуша, Шуша, где ты, как ты?

«Как это где ты?» - могут спросить несведущие, далекие от политики, прямолинейно мыслящие люди. Конечно, на своем географическом месте». Верно, но обратитесь, как это сделал я, с этим вопросом к нашему видному ученому-географу академику Будагу Будагову, и он расскажет, и даже покажет вам карты, тысячными тиражами распространяемые армянами по всему миру. На этих выполненных в цвете и на высоком полиграфическом уровне «документах» нет не только Шуши, но и всего Азербайджана. А это значит - нет нас. И поэтому мы вправе, говоря о Шуше, спросить, как она и где она?

Это не риторический вопрос. Его можно было (и нужно) задать многим: тогдашнему министру обороны Таджеддину Мехтиеву, благодаря дашалтинской «операции» которого в одном бою 26 января 1992 года погибли 120 наших бойцов. И Рагиму Газиеву, который во главе небольшого отряда появился через неделю в Шуше, будущему военному министру, не знавшему военное дело, да еще и бравирующему этим. Спросить надо и у тех на государственном телевидении и радио, которые передали в эфир, за несколько часов до ходжалинской трагедии, дезинформацию о том, что армянское село Нахчываник, расположенное между Ходжалы и Агдамом, якобы освобождено вооруженными силами Азербайджана.

Именно поэтому, когда 25-26 февраля над Ходжалы разразился ад, его несчастные жители пытались спастись, пройдя именно через это селение, и именно здесь их ждали армянские пулеметчики. Спросить и у лидеров политических партий, и прежде всего у заправил Народного фронта, сеявших семена раздора и жестко контролирующих государственные структуры. И, главное, у впавшего в панику и не сумевшего оказать помощь нашим воинам и мирным жителям тогдашнего руководства республики спросить: где Малыбейли, Гушчулар, Ходжалы, Шуша?

Многим, очень многим, наверное, снятся теперь эти события - и в тюремных камерах, и спрятавшимся в своих домах, и убежавшим в Москву - им всем снятся вопросы, не имевшие ответов. В самом городе были почти беспомощны привлеченные в ряды местного батальона 625 шушинцев, которым выдали всего 85 автоматов...

Ну, и многое другое, о котором трудно писать: со стыдом - о командирах, самовольно покидавших позиции или гнувших свою линию, несмотря на клятву на Коране о подчинении комбригу Эльчину Мамедову, с болью - о находящихся под обстрелом стариках, женщинах и детях.

Город назывался крепостью, а на вооружении у него были лишь один танк, установка «Град», БТР и зенитка. А до этого усилиями А.Вольского у местного населения до единого были отобраны охотничьи ружья.

Между тем, российская делегация во главе с министром иностранных дел Андреем Козыревым 9 апреля побывала в Шуше, и вскоре ее руководитель опубликовал в «Известиях» большую статью, где утверждал, что армяне 15-тысячными силами готовы захватить Шушу. Таким образом, даже приезжие лучше увидели опасность, чем свои. Понятно, почему Шуша была обречена...

Невероятно, но правда: выезжавшие в Нагорный Карабах депутаты тогдашнего парламента, (за редким исключением), выше Агдама и не поднимались. Поэтому, получая тревожные вести о жестоких расправах над азербайджанским населением, государственные и правительственные органы в центре вообще не знали, что именно происходит в этом горном районе.

Увы, силы были совсем не равны, так же, как и мера мужества и мера предательства. Вот только один пример: командир батальона Рамиз Гамбаров заявил Рагиму Газиеву: «Твои люди преследуют единственную цель - сдать город. Запомни, если это случится, мы найдем тебя и уничтожим».

Первый из собеседников героически погиб 1 мая 1992 года и посмертно удостоен звания «Национальный герой Азербайджана», а второй отбыл заслуженное наказание в колонии. Нет, Рамиз не уничтожил Рагима, он уничтожил столько армян, сколько смог. Но Гамбаров ушел в вечность как воин, а Газиев остался на этой земле как ограш...

Хотите еще пример?

7 мая 400 бойцам из общего числа в 1000 защитников города был совершенно необоснованно предоставлен краткосрочный отпуск, и они покинули город, а 8 мая враг оккупировал Шушу. Все было кончено, оставались лишь те, кто не бросил оружие и помнил о своем гражданском и воинском долге. Но, повторим, это были неравные силы. Неприступная крепость потеряла свой статус, длящийся веками.

И вот прошло 14 лет. Иной читатель не согласится с тем, что раз в год печать напоминает о Шуше. А как написать - помнит? Это страшно. Или отмечает? Это слово здесь неуместно. Отмечать надо и первую, и четырнадцатую годовщину освобождения Шуши. Но как это сделать? Давайте начнем с самых верных определений: помнят, помним. Однако и здесь вопросы и вопросы. Как помним, кто помнит, что помнит? И на что надо всем нам надеяться?

Эльчин Алекперов, заместитель главы Шушинской районной исполнительной власти, а вместе с ним и беженцы из Шуши, расселенные в Баку и еще во многих районах республики, и помнят, и надеются.

Но Шуша - это не только дело шушинцев, это дело общенародное. Слишком много прекрасного подарила она всему Азербайджану, чтобы сейчас остаться в одиночестве. Мы видим нашу Родину не на фальшивых картах и не в биноклях, которыми армяне рассматривали Шушу, прежде чем ее захватить. Наша Родина - это Шуша, а Шуша - наша родная земля, так же, как и весь Карабах, весь Азербайджан.

Малые народы могут иметь не только большую судьбу, но и огромную трагедию. Мы не исключение. Наша трагедия - это Ходжалы и Лачин, Агдам и Ханкенди. Наше мучение - это Шуша. Она - женского рода, как мать и сестра, а мы не смогли ее защитить, но вернуть обязаны.

...Армяне растравляли души все новых своих поколений мечтой о землях, которые им никогда не принадлежали. Мы обязаны воспитывать нынешнее поколение в стремлении и готовности вернуть родные земли - путем дипломатической борьбы или борьбы на поле боя. Первый путь предпочтительнее, но порох надо держать сухим. Людям свойственны всепрощение и забывчивость, отсюда один шаг до равнодушия, и еще один - до предательства. Мы давно научились любить, но теперь надо уметь и ненавидеть.
Мы - мост, связующий предков и детей наших детей. На этом мосту - Шуша, весь Карабах, весь Азербайджан.

В народе говорят: «Смерть - это тот мост, который пройдут все, смерть - это та чаша, которую все выпьют». Верно. И это удел каждого из нас в отдельности, но не всех вместе. Потому что мы - народ, а народ - вечен. Надо пройти по мосту не только для того, чтобы умереть, но и к новой жизни и счастью. Испив чашу горечи и смерти, мы обязаны перед будущими поколениями наполнить ее вечной живой водой наших родников. Напоенный ею, весь Азербайджан станет садом, и везде будет расти дивный цветок хары-бюльбюль - символ Шуши.

И все труднее отрешиться от впечатления, что единственное, что осталось сегодня нам, - это три бронзовых бюста, со следами от пуль, стоящие во внутреннем дворике бакинского представительства Международного Красного Креста, - памятники-беженцы... Шуша с самого начала стала жертвой наших представлений об истории. Мы свято верили в неприступность карабахской столицы, основанной Панах ханом, которую защищали не только крепостные стены, но и скалы, - и, упиваясь историческими сказками, не подумали о том, что город, имеющий и символическое, и стратегическое значение, нуждается в серьезной и продуманной обороне. Мы настолько верили в природную неприступность Шуши, что даже после ее захвата нам оказалось легче и проще обвинить в предательстве всех ее защитников скопом, чем отказаться от не оправдавшихся исторических иллюзий.

С момента захвата Шуши прошло уже 14 лет. Четырнадцать лет, когда мучительный анализ, почему захват Шуши все-таки стал реальностью, сменился попытками разыграть «шушинскую карту» во внутриполитической борьбе.

Но самое страшное наступило потом. И проявилось только теперь, после публикации документов Минской группы. Когда стало ясно, что единственное, чего мы достигли за эти годы, - это научились жить без Шуши. Это может показаться удивительным, но события мая 1992 года так и не получили должной оценки в Азербайджане, в то время как их международное эхо оказалось куда более громким.

По мнению многих аналитиков в странах НАТО, именно захват Шуши и Лачина ознаменовал качественное изменение характера карабахского конфликта - переход от локальных стычек к крупномасштабным боевым столкновениям. Международная реакция тоже оказалась достаточно жесткой - именно после захвата Шуши и Лачина США выступили с предупреждением, что Вашингтон не потерпит территориальных захватов в Закавказье. Не говоря уже о том, что захват Шуши свел на нет азербайджанское присутствие в Карабахе и окончательно развеял все сомнения насчет агрессивной сущности армянского сепаратизма.

Важно и другое. Эти факты сегодня представляют не только исторический интерес. Очевидно, что теперь, когда урегулирование конфликта начинается практически «с чистого листа», и именно США, судя по всему, намерены играть в его процессе ведущую роль, возвращение к обстоятельствам захвата Шуши, к документам и заявлениям мая 1992 года может заметно изменить позиции в том самом «вопросе Шуши и Лачина».

Увы, мы не сумели использовать даже это свое очевидное преимущество. Потому что на переговорах судьбу Шуши уже давно заслонили другие вопросы. Мы ведем дискуссии о районах Азербайджана, прилегающих к бывшей НКАО, и уже готовы оставить «на потом» «вопрос Шуши и Лачина».

Мы, не дождавшись вывода войск, согласились на обсуждение статуса Нагорного Карабаха и тем самым позволили Армении превратить оккупированные территории в предмет торга.

И мы, послушав «Карабах шикестеси», снова рассуждаем о том, что «политика - это искусство возможного», говорим о «разумных компромиссах и уступках» и «вариантах урегулирования» и даже принимаем за «основу для переговоров» предложения посредников, где Карабах вместе с Шушой в его составе де-факто превращен во второе армянское государство на Кавказе. С тем, что политика - искусство возможного, действительно трудно спорить. Вопрос в том, кто, зачем и как определяет эту самую «границу возможного». И в том, что происходило вокруг обсуждения судьбы Шуши на переговорах, «темных пятен», труднообъяснимых маневров и непонятных отступлений, неиспользованных шансов и нереализованных преимуществ значительно больше, чем в истории военного противостояния вокруг Шуши.

И, может быть, сегодня, пока еще не подписано никаких документов, еще не поздно переломить ситуацию и не ограничивать свою память о Шуше записями «Карабах шикестеси». Потому что у этой памяти есть и живые хранители. Есть еще и те, для кого Шуша - нечто большее, чем «точка на карте», или «вопрос», который обсуждается в ходе переговоров. Они остаются в своих сырых комнатках в приморских санаториях, в школах, в общежитиях - жители Шуши. Они верят, что еще вернутся в свой город, и многие даже не решаются «обустраиваться» в Баку, предпочитая жить на положении «временщиков». Потому что они страшатся в глубине души принять решение «обустраиваться» в Баку всерьез и надолго. Потому что, решив обосноваться в Баку, они тем самым откажутся от надежды на возвращение в Шушу. Они продолжают верить. А мы?

В городе Баку царит веселье, радость в преддверии выходного дня в связи с днем Победы и последующим более знаменательным днем. Звучит музыка, лица жителей города озарены радостью, одним словом, Бакы джамааты кэф едир.

По материалам азербайджанских СМИ
----------------------------------------------

Кстати о дне Победы....

Почему-то острее и обиднее всего - эта путаница с датами. Шушу захватили 9 мая - это неоспоримо доказывают и независимые азербайджанские историки, и газеты того времени. Даже в официальных документах того времени, в частности, послании и.о. президента Ягуба Мамедова на имя президента России Бориса Ельцина, указано, что обстрел Шуши из «Градов» и «Кристаллов» начался в ночь с 8 на 9 мая. 9 мая нынешнего года в Ереване собираются устраивать праздничный салют - в честь Дня Победы и... захвата Шуши.

А мы продолжаем уверять себя, что захват Шуши произошел 8 мая. Так «принято считать». И как бы понятно, почему - если Шушу захватили девятого, то очень уж неудобно называть этот день «днем победы». А тогда надо будет «объясняться» с ветеранами войны и, вообще, со всеми, кто за годы жизни в СССР привык отмечать 9 мая победу над фашизмом, у нас нет семьи, которую не затронула бы та война, и т.д. и т.п.

«Перестановка дат», что и говорить, получилась символичной. Германия официально капитулировала 8 мая 1945 года, и весь мир отмечает победу над фашизмом 8 мая, но мы делаем это девятого, как привыкли в бывшем СССР. И ради сохранения этой привычки 9 мая мы тихо и без споров, как нечто само собой разумеющееся, «отодвинули» одну из самых трагичных страниц собственной истории. И точно так же, как в капле воды можно увидеть море, в этой самой «перестановке дат» отразилось все, что произошло с нашей памятью об этом городе.

Day.Az
kavkazweb.net/

0

6

Фотографии Шуша(ы) лето 2008 года

foto.lib.ru

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

7

Фотографии Шуша(ы) лето 2008 года

Продолжение...
foto.lib.ru

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

8

Красивый город :cool:

0

9

Смотришь на фотографии и кажется, что время там остановилось. ) Очень красиво!

0

10

Ой, совсем забыла у меня же еще есть из этой серии...
Фотографии Шуша(ы) лето/осень 2008 года

Продолжение...
foto.lib.ru

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

11

Фотографии Шуша(ы) лето/осень 2008 года

Продолжение...
foto.lib.ru

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

12

Очень красиво... я слышала про город, но даже и не знала что он такой :)

0

13

Нашла еще фото Шуши

увеличить

0

14

Шуша - музыкальная столица Азербайджана

В мире существуют несколько городов, каждый камень, каждая улица, да и вся аура которых пропитаны музыкой. Например, Вена в Австрии, Неаполь в Италии, Шуша в Азербайджане. Один из прекрасных уголков Карабаха — Шуша — храм и колыбель азербайджанской музыки. Как говорил выдающийся азербайджанский поэт Самед Вургун, "почти все знаменитые певцы и музыканты Азербайджана — уроженцы Шуши. Недаром Шушу называют колыбелью музыки и поэзии". Город справедливо был назван "консерваторией Кавказа". Известный русский исследователь восточной музыки В. Виноградов еще в 1938 году в книге "Узеир Гаджибеков и азербайджанская музыка" писал о Шуше: "Здесь много музыки, здесь больше, чем в любом из районов Азербайджана, можно услышать народных песен, танцев, певцов, инструменталистов. Шуша с древних пор слывет музыкальным центром и славится по всему Закавказью как неисчерпаемый родник народных музыкальных талантов. "Шушинские музыканты" делали историю азербайджанской музыки и представляли ее не только у себя на родине, но и в других странах Востока". (Виноградов B.C. Узеир Гаджибеков и азербайджанская музыка. Москва, 1938, с.9)

Но более всего Шуша дорога нам как один из главных активных центров развития ценнейшего достояния искусства народов Востока — мугамата. Издавна здесь формировались особенности азербайджанского мугама, выделяющие его как национально-своеобразное явление, которым гордится наш народ. Шуша и мугамат для азербайджанца — синонимы. Недаром так распространены поговорки: "Какой ты шушинец, если не поешь мугамат" или "В Шуше младенцы с пеленок уже плачут в мелодиях мугамата".

В XVIII — начале XIX веков складывается великолепная шушинская школа мугамата, состоящая в разные годы из нескольких творчески индивидуальных школ, во главе которых стоят крупные исполнители -мугаматисты (ханенде). Школа эта прославилась не только в Закавказье, но и на всем Ближнем Востоке.
В XVIII веке здесь жил и творил великий поэт нашего народа Молла Панах Вагиф. Его поэзия оказала огромное влияние на развитие азербайджанской литературы и музыки.

С начала XIX века во многих городах Азербайджана создаются музыкальные общества — меджлисы. Эти традиционные восточные сообщества поэтов, музыкантов, ученых, художников, меценатов играли большую роль в культурной жизни народа.

Создателем популярного шушинского "Меджлиси-унс" ("Меджлис общения") была талантливая поэтесса и художница Хуршидбану Натаван. Яркими представителями вокальной школы были Гаджи Гуси, Мешади Иси, Абдулбаги Зулалов, Дели Исмаил, Кештазлы Гашим, Кечачиоглу Мухаммед и Джаббар Карягдыоглу....

Джаббар Карьягдыоглу, обладатель исключительно тонкой виртуозной манеры пения, открыл новую страницу в истории азербайджанского вокального искусства.

Самый яркий представитель шушинской вокальной школы, последователь Карьягдыоглу — Сейид Шушинский (1889-1965). Карьягдыоглу не случайно считал его "жемчужиной восточной музыки". Известно, что в 1908 году в Шуше после первого успешного выступления Сейида Шушинского, вышедший на сцену Карьягдыоглу, обняв ханенде, сказал: "Теперь я больше не боюсь смерти и не печалюсь: после меня остается Сейид". На одном из последующих выступлений Сейида Джаббар подарил ему свой бубен.

Хан Шушинский был отличным исполнителем песни "Гара гёз" ("Черные глаза") Узеира Гаджибекова, сам был автором многих песен, в том числе и очень популярных "Гемерим", "Аи гёзал", "Менден ген гезме" и посвященной Шуше "Шушанын даглары башы думанлы" ("Вершины гор Шуши покрыты туманом").

Высокий уровень музыкальной культуры в Карабахе в конце XIX — начале XX веков сделал его колыбелью азербайджанской классической музыки. Как справедливо было отмечено в начале XX века: "Шуша снабжает Закавказье музыкантами и певцами. Она — блаженная родина поэзии, музыки и песен; служит консерваторией для всего Закавказья, поставляя ему для каждого сезона и даже месяца новые песни и новые мотивы"

О тех деятелях азербайджанской музыкальной культуры, что родились, жили, творили в Шуше, можно говорить много и долго. Ведь это родина плеяды композиторов — Афрасияба Бадалбейли, Султана Гаджибекова, Ашрафа Аббасова, Сулеймана Алескерова, таристов Курбана Примова, кеманчистов Алескера, Мешади Зейнала, певца Меджида Бейбутова — отца прославленного Рашида Бейбутова.

…Шуша — храм азербайджанской музыки. Слишком многое связано в этой культурной столице Карабаха с музыкальной жизнью нашего народа. Не случайно, что восьми выходцам из Шуши во времена Советского Союза было присвоено почетное звание Народный артист СССР, 30 человек получили звание Народного артиста Азербайджана, более 50-ти деятелям культуры было присвоено звание заслуженного деятеля искусств и заслуженного артиста республики. Мы не сомневаемся, что пройдет совсем немного времени, и в Карабахе вновь зазвучит и мугам "Гарабаг шикестеси", и народные песни "Гарабагда вир денесен" ("Единственная в Карабахе"), "Гарабагын даглары" ("Горы Карабаха"), что снова запоют здесь новые "карабахские соловьи"…

по материалам  журнала "IRS-Наследие"

увеличить

0

15

замечательные фото)

0

16

(((

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

17

http://sa.uploads.ru/Svc32.jpg
http://sa.uploads.ru/wKeiI.jpg
http://sa.uploads.ru/KPzYM.jpg
http://sa.uploads.ru/gGQK5.jpg
http://sa.uploads.ru/WfX9m.jpg
http://sa.uploads.ru/2rvLz.jpg

0