Форум Азербайджанских жен AZ-love.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Азербайджанских жен AZ-love.ru » Литература Кавказа и Востока » Мусульманский фольклор (сказки, пословицы, легенды)


Мусульманский фольклор (сказки, пословицы, легенды)

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

Азербайджанские сказки и легенды

Сказка №1
Сказка об умной девушке

Однажды шах и его визирь возвращались с охоты и увидели, что впереди идет сгорбленная старуха. Шах взнуздал коня, догнал ее и спросил:
- Эй, старуха, кто ты и что тут делаешь?
- Я женщина, не видишь разве? - ответила старуха. - А занимаюсь тем, что одним порчу жизнь, других делаю счастливыми.
Шах удивился:
- Да какая у тебя сила, чтобы ты могла кого-то сделать счастливым или несчастным?
- О шах, - рассмеялась старая, - разве ты не знаешь, на что способна женщина? Если женщина не разрушит дом, он простоит тысячу лет.
Шаху не понравились слова старухи. А визирь согласился с ней.
Уже старуха давно осталась позади, а они все спорили, И даже во дворце продолжали препираться. У падишаха было три дочери. Он позвал их, чтоб разрешить спор.
- Дочки, - спросил он, - кто строит дом - женщина или мужчина?
Старшая дочь ответила:
- Конечно, муж.
Шаху понравился ее ответ.
- Спасибо, доченька, ты права, - сказал он и обратился к средней дочери: - А что скажешь ты? Та ответила:
- Отец, что собой представляет женщина, чтобы она могла построить дом? Конечно, дом строит мужчина.
Шах повернулся к младшей дочери:
- А ты как думаешь, доченька? Но младшая дочь разочаровала его:
- Отец, дом строит женщина.
Шах был человеком несдержанным. В гневе вскочил он с трона.
- Раз так, я выдам тебя замуж за бездомного бедняка. Посмотрим, как ты построишь дом!
А надо сказать, на окраине этого города в жалкой лачуге жила старуха Фаты-гары. И был у нее внук Ахмед, такой ленивый, что он готов был не пить, не есть, лишь бы не вставать с места. Вот эту-то Фаты-гары позвал шах к себе и сказал: - Послушай, старуха, я отдаю свою младшую дочь за твоего внука. А так как ты человек бедный и ничего у тебя нет, свадьбы не надо, безо всякой музыки забирай ее с собой, когда пойдешь домой.
Старуха повалилась ему в ноги в ужасе:
- О шах, да какая пара мой внук твоей дочери? На нем даже одежды приличной нет. Он ходит в таких лохмотьях, что нищие пугаются. Да он и в жизни хлеба не ел досыта. Как сможет он содержать дочь шаха? Нет, великий шах, не делай ты этого.
- Не твоего ума дело, - рассердился шах. - Сказано, - я отдаю свою дочь за твоего внука, - и кончено.
Старухе ничего не оставалось делать, и она, взяв с собой дочь шаха, пошла домой. Там она обо всем рассказала своему внуку. Ахмед хоть и был поражен неожиданным решением шаха, но с постели не поднялся.
А дочь шаха была очень умна и хитра. Ее нисколько не испугали ни гнев отца, ни неожиданное замужество. Она решила, что справится с ленью мужа.
Прежде всего она заметила, что из-за лена он. ест в постели. Поэтому в первый же день она накрыла на стол и позвала Ахмеда кушать.. Он долго умолял ее принести обед в постель. Но она не согласилась. Тогда Ахмед отвернулся к стене и уснул.- На другой день повторилось то же самое. Ахтмед чувствовал, что голоден, понял юн, что никто ему не подаст еду в постель, д-аже если он будет умирать, и кое-как, кряхтя и охая, приполз к накрытому столу. Поев, он тут же завалился спать. А жена сто oкаждый день накрывала стол все дальше от постели. Через несколько дней Ахмед уже вставал, едва только она вносила кушанья. Тогда она подавать стала обед во дворе на зеленой траве. Ахмед и сюда стал приходить, но, поев, неизменно ложился спать.
Однажды дочь шаха задумала выманить его на улицу. Она узнала, что муж любит орехи. Купив на базаре два фунта орехов, она рассыпала их от калитки до дому и сказала:
- Ахмед, хватит бока отлеживать. Там во дворе валяются орехи, встань, собери и съешь.
Хоть и лень было Ахмеду встать, но орехов хотелось еще больше. Вылез он из постели, кое-как собрал орехи у калитки а снова улегся спать. На следующий день она придумала новую хитрость, потом еще одну, и так постепенно приучила лентяя выходить на улицу. Тогда она стала посылать его на базар.
Но Ахмед возражал:
- Да я же ничего не умею делать, где я найду работу?
- Ты только выйди на улицу, - сказала жена, - крикни, кому нужен работник, и увидишь, кому-нибудь да будет нужен. Но кто бы к тебе ни подошел, не торгуйся и не спорь, иди с ним. Он тебе даст работу.
Кое-как она вывела Ахмеда на улицу. Стал он посреди дороги, еле слышно повторяя:
- Кому нужен работник?
Вдруг подошел к нему какой-то человек и сказал:
- Сынок, у меня есть сад, иди, вскопай землю, за это я дан тебе один тумен.
Ахмед хотел было отказаться, но вспомнил слова жены и пошел. До вечера копал он землю в саду, а вечером получил мзду и направился домой.
По дороге он увидел, что какой-то мужчина продает кошку. Отдал он свой тумен за кошку. Дома дочь шаха спросила:
- Ахмед, что ты делал, сколько заработал?
- Я заработал один тумен, - ответил он, - но отдал его за эту кошку.
Жена не стала его ругать, только сказала:
- Раз ты попробовал работать, отправляйся в далекое путешествие. Тебе надо прогуляться, посмотреть новые места. Ахмеду снова стало лень, он попытался возразить.
- Как я могу путешествовать, ведь у меня нет ни коня, ни денег, да и дороги я не знаю.
Но дочь шаха была настойчива:
- Завтра же пойдешь на базар, станешь на обочине дороги и будешь ждать. Мимо тебя пройдет караван верблюдов. Если ты попросишь хозяина взять тебя и скажешь, что за это ты будешь помогать ему, он согласится. Вот ты и поедешь с ними.
Ахмед знал, что жена все равно добьется своего, что скажет, то и будет, и поэтому согласился. Наступило утро. Он пошел к дороге и встал на обочине. Действительно, вскоре показалась вереница верблюдов. Ахмед подошел к хозяину каравана и спросил:
- Не возьмешь ли ты меня с собой, добрый человек? Я буду за это помогать тебе в дороге.
- Конечно, возьму, я днем с огнем ищу такого человека. Искал на небе, он мне попался на земле. Так Ахмед отправился странствовать. Их путь лежал через пустыню, и на самой середине ее у них кончилась вода. Долго ли, мало ли шли они, изнывая от жажды, наконец добрались до колодца.
Хозяин каравана позвал Ахмеда и сказал ему:
- Сынок, мы спустим тебя в колодец, достань немного воды.
Ахмед уже привык со всем соглашаться, согласился и на это. Обвязали его веревкой, спустили в колодец. Стал Ахмед ногами на дно, огляделся и видит: вокруг ни стен, ни света. Только сверху блестит кусочек солнца. Долго шел он, пока не наткнулся на реку. Набрал два бурдюка воды и возвратился назад. Стал звать, чтобы подняли его наверх. Но вместо ответа раздался страшный грохот и появился див. Испугался Ахмед, хотел убежать, да некуда. Див загородил своими ручищами проходы во все стороны, а наверх не взобраться. И заревел:
- О сын человека, вижу, ты хочешь убежать от меня. Но знай, никуда ты от меня не убежишь. Сюда не забиралось ни одно живое существо. Но тебе повезло. Сегодня я в хорошем расположении духа. Сейчас я задам тебе вопрос. Если скажешь правду, ты спасен, а нет - разорву на куски.
И, взяв с собой Ахмеда, див отправился в свой дворец. Этот дворец был так красив, что у Ахмеда глаза разбежались. Все утопало в золоте и драгоценных камнях. Див стал водить Ахмеда по комнатам. Так прошли они тридцать девять комнат. А в сороковой комнате, остановившись перед золотым подносом с лягушкой, див спросил:
- О сын человека, скажи теперь, что самое прекрасное на свете?
Ахмед ответил:
- На свете самое красивое то, что любо твоей душе.
Эти слова очень понравились диву, потому что он был влюблен в эту самую лягушку. И он раздумал убивать Ахмеда. А па-оборот, подарил ему гранат, большой орех и отпустил на волю. Ахмед дошел до колодца, но сколько ни звал, никто не откликнулся, потому что караван давным-давно ушел. А надо сказать, что, отправляясь в это путешествие, Ахмед взял с собой кошку, которую купил за тумен. Когда караван последовал дальше, кошка не пошла с ними, осталась ждать хозяина у колодца. Склонившись над отверстием, она без конца мяукала.
На следующее утро какой-то караван проходил мимо колодца. Люди услышали, что кошка кричит, надрывает горло. Подумали они: “Здесь кроется какая-то тайна”. Подошел хозяин каравана к колодцу и услышал оттуда голос:
- Эй, прохожие, помогите мне выбраться…
Караванщик позвал своих товарищей, спустили они веревку и вытащили Ахмеда. Рассказал он, что с ним приключилось, и вместе отправились они дальше. Дошли до страны Тонконогих. На ночь они устроились в караван-сарае. Слуги накрыли стол, гости расселись, а хозяин и вся его семья с дубинками в руках стали за спинами путников. Это очень испугало людей, им показалось, что хозяева хотят их убить. Поэтому караванщик сказал:
- О братцы, если вы думаете нас убить, убейте до того, как накормите, избавьте нас от мук ожидания, что у вас за дикий обычай?
Но хозяин дома ответил на это:
- Мы и не думали вас убивать, подождите, пусть подадут кушанья, тогда вы увидите, что мы хотим делать.
Слуги внесли кушанья, и в тот же миг со всех сторон налетело столько крыс и мышей, что в тарелках даже костей не осталось. Хозяин и его семья набросились на них, но не смогли перебить всех, а прикончили дюжину. Остальные разбежались по своим норам. Гости были поражены, а Ахмед спросил у хозяина:
- Братец, разве у вас нет кошки?
- Кошки? - переспросил хозяин. - А что такое кошка? В наших краях такой твари нет.
Тогда Ахмед принес свою кошку. Снова подали еду. Ахмед выпустил кошку. Как только крысы вылезли из своих нор, она набросилась на них и задушила всех одну за другой. Хозяин караван-сарая застыл от удивления. Придя в себя, он упросил Ахмеда продать ему кошку. А взамен дал ему много золота. На следующий день другой караван уходил в родной город Ахмеда. Взял он гранат, орех, подаренные дивом, немного золота, полученного за кошку, и послал жене, а сам вместе с караваном пошел дальше по городам и деревням, и начал торговать. Пусть он ходит и торгует, а мы посмотрим, что стало с его женой.
Получив золото, посланное Ахмедом, она позвала каменщиков и построила семиэтажный чертог. Такой красивый, что по сравнению с ним дворец ее отца-шаха мог бы показаться конюшней. А когда дом был готов, она хотела съесть гранат, присланный Ахмедом. Но разломила его пополам и вдруг увидела, что внутри вместо зерен - тьма-тьмущая драгоценных камней. Поменяв их, она обставила дворец дорогой утварью, разукрасила тонкими тканями.
Вскоре вернулся из путешествия Ахмед. Пошел он к своей лачуге, но не нашел ее, а увидел высокий дворец. У слуги, который стоял в дверях, Ахмед спросил:
- Братец, здесь стоял когда-то маленький домик, не знаешь ли ты, куда он делся?
- Это и есть тот самый дом, о котором ты спрашиваешь, - ответил слуга.
Ахмеду показалось, что слуга насмехается. Поэтому он спросил снова:
- Братец, зачем ты меня обманываешь?
На шум вышла Фаты-гары, бабка Ахмеда. Узнав внука, она вскричала:
- Сынок, неужто ты не признаешь меня? Этот дом построила твоя жена.
Когда Ахмед вошел в дом и увидел, как богато и красиво он убран внутри, сомнения -опять охватили его. Тогда жена рассказала, как построила она этот дом. Накормив мужа, она разбила орех, присланный Ахмедом. Но в орехе вместо мякоти оказалась шелковая одежда, достойная шаха. Она вынула эту одежду, одела мужа и сказала:
- Теперь, Ахмед, мы пригласим в гости отца. О чем бы он ни спрашивал, отвечай только правду.
Наступило утро. Девушка пригласила отца и всех его придворных. Когда шах вошел в дом своей дочери, у него язык отнялся от удивления. Такого богатства не было даже в его казне. Повели гостей к столу, уставленному самыми изысканными яствами мира. Поев всласть, шах спросил Ахмеда:
- Сынок, кто построил этот дом? Где ты взял всю эту роскошь?
Ахмед рассказал шаху обо всем, что приключилось с ним.
- Да будет шах здоров, - закончил он, - все, что ты видишь, сделано твоей дочерью. И дом этот построила она, и счастливую жизнь дала она мне.
А жена его спросила:
- Отец, теперь ты убедился, что дом строит женщина? Шах опустил голову и ответил:
- Ты права, дочь моя.
И он приказал семь дней и семь ночей играть свадьбу дочери и Ахмеда.

kenjik.ru

0

2

Азербайджанские сказки - произведения устного творчества азербайджанского народа.

Сказки - это древнейший жанр фольклора, в которых отражена народная жизнь. Устное творчество азербайджанского народа столь же древнее, как и сам народ. Оно разнообразно по содержанию и богато по форме. В азербайджанских сказках нашло отображение героическое прошлое азербайджанского народа, его борьба против местных и иноземных поработителей, духовно-моральные и общественно-философские воззрения. Сказки донесли до наших дней древнейшие народные традиции и обычаи. В них запечатлены картины природы Азербайджана, его зеленые луга и пастбища, величественные горы, журчащие реки, цветущие сады и мн.др.

Из истории азербайджанских сказок

Ещё в героический эпосе азербайджанского народа «Китаби деде Коркут» («Книга мoero деда Коркута»), относящемся к Х-XI вв прослеживаются фантастические мотивы азербайджанских народных сказок. Например, в сказании о Тепе-гёзе (в переводе с тюркского — глаз на лбу, аналогия с Циклопом) говорится о человеке-чудовище, рожденном пери, который съедает в день «двух человек и пять тысяч баранов».

http://toxunulmaz.8bb.ru/uploads/0006/9c/8b/1487-1-f.jpg   -   Великан - персонаж азербайджанских сказок

Персонажи азербайджанских сказок

Самым популярным среди детей в Азербайджане положительным сказочным героем является Джыртдан, что в переводе с азербайджанского языка означает - маленький, карликовый. О Джыртдане, которого отличает национальное своеобразие, смекалка, смелость и храбрость, придумано немало сказок. Он может быть одновременно и лентяем, заставляя других деревенских мальчишек нести его на спине в лес, отправляясь за дровами, но может быть также очень смелым при встрече другого популярного персонажа азербайджанских сказок - Дива (чудище, великан). При встрече с Дивом, маленький Джыртдан обретает львиную отвагу и храбрость и оказывается самым смелым и ловким среди остальных ребятишек.

Виды азербайджанских сказок

По своей сути и по содержанию азербайджанские сказки условно делятся на три вида: «сказки о животных», «сказки о простых людях» и «волшебные сказки».

Азербайджанские сказки за рубежом

По инициативе посольства Азербайджана в Германии в берлинском издательстве «Verlag Dr. Koster» увидело свет второе издание книги «Азербайджанские народные сказки». Автором и переводчиком книги является австрийский азербайджановед Лилиана Гримм, первое знакомство с Азербайджаном которой состоялось на выставке азербайджанских художников в Вене. В книгу вошли семнадцать азербайджанских народных сказок и притча Абдуллы Шаига «Паломничество лисы».

Изучая культуру Азербайджана, которая пришлась по душе Л.Гримм, она начала посещать курсы азербайджанского языка в Вене. Чтобы поближе познакомиться с культурой, историей, обычаями и традициями азербайджанского народа, Лилиана Гримм в 2002 году впервые приезжает в Азербайджан. Изучив азербайджанский язык в Бакинском государственном университете, Л.Гримм вместе со своим мужем объездила практически все районы республики и теперь считает Азербайджан своей второй родиной.
по материалам wikipedia.org

0

3

Сказка №2
Два соседа.

Жили-были в одном государстве в давние времена два соседа. Один из них обманом, нечестным путем разбогател и стал купцом. Другой сосед честным трудом возвел себе дом, разбил сад, стал садовником. Однажды между соседями разгорелся спор. Купец говорит:
- Послушай, сосед, вижу я, как ты днем и ночью в поте лица своего трудишься. Давай-ка я научу тебя легко зарабатывать деньги.
- И как это? - спросил садовник.
- Покупай дешево, продавай дорого, обманывай людей, любыми путями стремись урвать побольше. Вот тогда и богатство твое приумножится, и спокойнее на душе станет, - поучал купец.
- Нет, сосед, - отвечал садовник, - не хочу я такого богатства. Человек должен зарабатывать деньги только честным трудом.
Но купец не соглашался с этим. Долго они спорили так. Наконец купец предложил:
- Давай выйдем на дорогу и спросим у первых трех встречных, кто из нас прав. Если скажут, что прав ты, отдам тебе все свое добро, если же буду прав я - заберу все твое. На этом и порешили.
Вышли на дорогу. Долго ли, коротко ли шли они, повстречали на дороге юношу.
Купец сказал:
- Рассуди-ка ты нас, сынок. Я говорю, что богатство лучше накопить грабежом. А вот сосед мой утверждает, что добро необходимо наживать честным трудом. Кто из нас прав?
- Конечно, прав ты, господин купец, - ответил юноша.
- Ну, что я тебе говорил? - произнес купец, повернувшись к соседу.
Садовник не придал большого значения словам юноши, подумал про себя, что молод еще, откуда ему знать такое, и предложил:
- Ну что ж, продолжим путь. Аллах троицу любит - остались двое.
Они пошли дальше, дошли до леса, углубились в него. Шли-шли и вышли на зеленую лужайку, на которой из земли бил ключ. Напились они воды из родника, немного отдохнули и снова пустились в путь. Вскоре повстречался им охотник - по лицу видно было, что лиходей. Купец подошел к нему:
- Братец охотник, рассуди ты нас. Я говорю, что богатство лучше копить хитростью, нечестным путем, а вот садовник утверждает, что честный путь лучше. Ответь-ка, кто прав из нас?
- Господин купец, - ответил охотник, - прав ты. Бедный садовник удивленно произнес:
- Братец купец, пойдем-ка, поищем третьего. Поглядим, что-то скажет он.
Долго ли, коротко ли шли, дошли до какой-то юрты. Видят, перед юртой сидит старичок. Поздоровавшись честь честью, рассказали старику о своем споре.
- Я считаю правым купца, - сказал старик, выслушав их.
Садовник, услышав ответ старика, чуть ума не лишился.
“Интересно, есть ли в этом краю хоть один честный и порядочный человек? - думал он про себя. - Кого ни встретили, все одобряют бесчестие и неправду”.
- Скажи-ка, старик, а чем ты сам занимаешься? - спросил уже вслух садовник.
- Я был шахским палачом, - ответил старик.
“Ну, какой же справедливости можно ждать от палача?” - решил садовник.
И вот, проиграв в споре, садовник был вынужден отдать все нажитое честным трудом добро купцу. Оставшись без всего, садовник решил: чем жить среди таких людей, лучше переехать в другие края. Задумано - сделано: собрался и двинулся в путь. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, шел он шел и дошел до пещеры в очень пустынной местности, окруженной крутыми скалами. Лил сильный дождь, укрыться, кроме как в пещере, было негде, поэтому он вошел в нее. Огляделся, видит пещера-то обжитая. Столько здесь всякого добра, что глаза разбегаются. В одном углу - драгоценности, в другом - дорогие ткани, дальше - мешки с пшеницей и рисом. И чего тут только не было! Наступили сумерки. Дождь лил не переставая. Садовник было собрался выйти из пещеры, как увидел группу людей, идущих в его сторону. Он спрятался в дальнем углу пещеры. Пришедшие удобно расположились, расстелили скатерти, стали есть и пить. Из их разговора стало ясно, что это сорок разбойников, а пещера - их дом. Разбойники стали обсуждать план ограбления шахской сокровищницы. Атаман распределил обязанности, и затем, вооружившись, снарядившись, разбойники тронулись в путь. Вслед за разбойниками убежал из пещеры и садовник.
Разбойники очень умело обчистили шахскую сокровищницу. Погрузили они награбленное на верблюдов и привезли в свою пещеру. Утром повсюду разнесся слух, что ночью была ограблена сокровищница падишаха. Падишах созвал весь дворовый люд и приказал разыскать разбойников.
Главный визирь падишаха выступил вперед и, поклонившись, сказал:
- Да продлится жизнь падишаха, не новое это дело. Вот уже несколько лет эти разбойники грабят народ, никто не может их поймать, неизвестно даже, где они обитают.
- Ничего знать не хочу, - сказал падишах. Пусть войско обыщет весь город и разыщет разбойников, хоть под землей.
Ослушаться падишаха было нельзя, поэтому визирь, советники, все придворные, взяв по отряду воинов, разошлись на поиски разбойников. Семь дней, семь ночей продолжались поиски, но разбойников и след простыл. Все, несолоно хлебавши, вернулись во дворец.
А бедный садовник по дороге в город только и слышал об ограблении шахской сокровищницы. Хорошо зная о случившемся, садовник пришел ко дворцу, попросил отвести его к шаху. Поклонившись, он сказал: - Да продлится жизнь падишаха, я знаю, где скрываются разбойники, ограбившие твою сокровищницу. Шах воскликнул:
- Если это правда, половина сокровищ твоя.
- Да продлится жизнь шаха, - ответил садовник, - мне не нужно никаких сокровищ. Недалеко от твоего города есть пещера. В ней проживают сорок разбойников. Сокровища твои они унесли и спрятали в этой пещере.
Шах немедля отправил к пещере девять тысяч девятьсот девяносто девять вооруженных мечами всадников. Шахские воины нашли в пещере, кроме шахской казны, много другого добра, но ни одной живой души там не было. Устроили засаду, но разбойники так и не появились. Тогда нагрузили все, что было в пещере, на верблюдов и привезли во дворец. Падишах был беспредельно рад.
- Ну, странник, - сказал падишах садовнику, - я держу свое слово - половина этого добра твоя.
- Да продлится жизнь шаха, - ответил садовник, - меня, как тебя эти разбойники, некоторое время назад коварно ограбил некий купец, разорил вконец. Так что мне для жизни достаточно и горсти золота.
- Этого мало, - возразил падишах, - проси еше что-нибудь, не стесняйся.
Садовник ответил:
- Да пребудет в вечном здравии властелин мира, в пещере разбойников, кроме твоих сокровищ, много награбленного у народа. Было бы неплохо возвратить все это владельцам.
Падишах согласился с садовником. Глашатаи объявили по городу волю властелина. Каждый забрал свое добро. Садовник же взял пожалованное ему шахом золото и двинулся в обратный путь. Три дня и три ночи шел он и дошел до родного города. На золото шаха начал он потихоньку строить себе новый дом, сажать сад. За короткое время восстановил он свой былой достаток. Сосед садовника, купец, увидев это, пришел к нему, поздоровался и спросил:
- Сосед, ведь ты разорился. Откуда же у тебя это богатство? Садовник знал, как жаден купец. Видит, что и сейчас он замышляет очередную хитрость, и отвечает:
- В таком-то городе на протяжении нескольких лет орудовали сорок разбойников. Грабили они народ. Дошло дело до того, что обчистили они и шахскую сокровищницу. Случайно я узнал, где скрываются разбойники, и сообщил об этом падишаху. Шахская челядь, уничтожив разбойников, вернула людям их добро. А люди в знак признательности одарили меня. Если хочешь - пойди в этот город и говори каждому встречному, что это ты сообщил о месте пребывания разбойников. Люди одарят и тебя золотом-серебром. Так ты, не ударив палец о палец, умножишь свои богатства. Жадный купец, поверив садовнику, вернулся домой, захватил свой хурджун и двинулся в тот самый город. У городских стен повстречал троих людей. Подошел он к ним и говорит:
- Знаете ли вы, кто я?
- Нет, не знаем, - ответили люди.
- Я тот, кто показал падишаху пещеру сорока разбойников, - говорит купец.
Оказывается, эти трое были из сорока разбойников.
- Ах, радость какая! - воскликнули разбойники, не желая упускать случая. - Да мы же тебя повсюду ищем. Покажи-ка ты нам свой дом, мы столько подарков тебе натаскаем, что некуда будет складывать. Купец сказал, где живет. А разбойники созвали всех своих товарищей и прямиком направились к дому купца. Унесли они из купеческого дома все, что можно было унести. А самого хозяина избили до полусмерти. Три дня и три ночи лежал бездыханный купец, чуть богу душу не отдал. Но постепенно поправился. Садовник пришел проведать купца.
- Видишь, что со мной приключилось? - воскликнул купец, завидя соседа.
- Я давно знал, что так будет, господин купец, - ответил садовник.- Нечестно нажитое - так и теряют.
kenjik.ru

0

4

Думаю,что к народному фольклору,помимо сказок и легенд,можно отнести и пoсловицы. Я после беглого опроса окружающих нашла следующие (+ дословный перевод)

Atalar sozleri/пословицы

1. Bir еldе iki garpuz tutmaq olmazв одной руке два арбуза не удержишь
2. İki sevda çеkеnin cеzası var- если тянешь две любви (если у тебя две любви), то за это есть наказание
3. Dost dosta tеn gеrеk,tеn olmasa-qеn gеrеk - друг со своим другом должны быть схожи, если нет-то держи его подальше
4. Еrnеn arvadın torpağı bir yerdеn götürlüp - у мужа и жены земля в одном месте собрана; наш ананлог «муж и жена одна сатана»
5. Tеz duranla, tеz evlеnеn uduzmazкто рано встает и рано женится-не проигрывает
6. Mеhеbbеt pul deyil, sеndе dilеnçi - Любовь-не деньги,а ты-не попрошайка; аналог «любовь за деньги не купишь»
7. Fеrsiz oğuldansa kor qız yaxşıdıЛучше слепая дочь,чем сын-разгильдяй
8. Arvadı gözеl olanin, düşmеni yanindadı - Если жена красивая,то враг рядом
9. Çox gеzеn – çox bilеr, çox oxuyan- yox - Кто много ходит по свету-тот много знает,а кто много читает-нет
10. Çox isteyеn, azdanda qalarМного хочешь-мало получишь
11. Allah deyir: “Sеndеn -  hеrеkеt, mеndеn – bеrеkеt” Аллах говорит: «От тебя-движение (действия), от меня-благодать (изобилие)»
12. Qеhbеlığnan oğurluq qırx gündür - о бл**стве и воровстве через сорок дней становятся известно
13. Almanın yaxşısını meşеdе çaqqal yeyеr В лесу самое лучшее яблоко шакалу достанется
14. Cücеni payızda sayarlarЦыплят по осени считают

0

5

КЕЧАЛЬ

У одного старика был сын с паршой на голове. Каждый день мальчик приносил дрова из леса и продавал их.
На деньги, вы*рученные от этого, они и содержали себя. Однажды, по случаю большого холода, кечаль не
пойти в лес. И в этот день они остались голодными. На следующий день опять было холодно. И опять кечаль
не мог пойти за дровами. Но у отца кечаля бы*ло три гуся. Поймав одного из них, отец дал его кечалю и сказал,
чтобы он понес его на базар, там продал его, а на выру*ченные деньги купил и принёс хлеба.
Когда же кечаль шёл с гусем, он встретился с жившим по соседству с ними одним богатым человеком. И тот
спросил его: — Эй, кечаль, за сколько продашь эту курицу?
Но сколько кечаль ни говорил ему:—Это не курица, а гусь,— сосед настаивал,ч то это именно курица и, убедив
в этом кечаля, купил у него за пятнадцать копеек гуся и понёс домой. Кечаль же купил на пятнадцать копеек
хлеба, вернулся к себе домой, отдал хлеб отцу, а сам вышел на улицу. Подойдя к дому, где жил человек, которому
продал гуся, он посмотрел через дверь и услышал, что он говорит своему повару:

— Зарежь этого гуся и приготовь хороший плов. В полдень я пришлю из лавки одного мальчика. Когда он
и, став перед тобой, поднимет палец, положи плов в посуду, а поверх его—гуся и отдай их ему на меджмаи,
чтобы он принёс его ко мне.

Сказав это, сосед опять вернулся в лавку. Кечаль же дождался того времени, когда плов был готов, вошёл в дом
и, подняв палец перед поваром, стал дожидаться. Повар наложил плов в посуду, поставил его на меджмаи и,
кечаля за присланного его барином, отдал ему меджмаи с пловом. Кечаль взял меджмаи и понёс его прямо домой.

Спустя некоторое время пришёл присланный соседом маль*чик, но сколько он ни стоял перед поваром, подняв
палец, повар не поднимал головы и не смотрел на него. Между тем со*сед, не дождавшись мальчика в лавке и
, куда мог деваться мальчик с пловом, пришёл, наконец, сам. Когда же он стал сердиться на повара, отчего тот
не прислал ему плова, повар рассказал ему, что незадолго перед тем какой-то мальчик с паршой на голове пришёл
к нему и поднял свой палец, и он, по*ложив плов в посуду, послал его с ним.

Сосед понял, что за его хитрость кечаль хитростью же отплатил ему и, ни слова не сказав, вернулся в свою лавку.

0

6

Знаете,надо бы сюда ещё и азербайджанские ТОСТЫ записать :)))
займусь этим вопросом :)

0

7

Damla написал(а):

Знаете,надо бы сюда ещё и азербайджанские ТОСТЫ записать ))
займусь этим вопросом

Да, это идея СУПЕР! :cool:

0

8

да иногда читаю я эти сказки. детство вспоминаю...

0

9

Сонечка,а ты из деттва не помнишь каких-нибудь..колыбельных?)) я не знаю где их найти,но так интересно,что мамы в Азербайджане напевают своим малюткам..

Лай лай,балам, йатарсан......  :whistle:

0

10

Damla неа колыбельные до сознательного возроста пели...
Я ужэ в2года во всю стихи читала и песенки пела... а вот про что непомню  :dontknow:

0

11

~ Битва за Помидopы ~

Выдался первый жаркий весенний день. Запах плодородной, теплой земли витал в воздухе. Джамал перевернул лопатой пласт земли. Он увидел земляных червей – они извивались, скрываясь обратно в земле.
– Я закончил с этой грядкой, – сказал он.

– Хорошо, – сказал дядя Хамза. Он подошел и забрал у Джамала лопату. – Надо бы разбить крупные комки, – сказал он. Боковым ребром лопаты онстал рассекать комья. Потом разровнял землю и оперся на лопату. Он тяжело дышал.

– Как в Пакистане, – сказал он. Джамал рассмеялся. Дядя Хамза тоже. На Пакистан это было мало похоже. Ведь они находились в Америке, в самом центре огромного города.

– Я о том, что земля пахнет как в Пакистане, – сказал дядя Хамза. – Когда я был в твоем возрасте, мы еще жили в деревне. Во время пахоты земля пахла точно так же.

– Но она была не такая, – сказал Джамал.

– Да, не такая, – сказал дядя Хамза. Он смотрел на небоскребы.

Дядя Хамза и Джамал находились на пустом городском участке, за мечетью. Вокруг трудились другие дети и взрослые. Спереди и сзади участок ограничивали городские улицы, а по сторонам возвышались здания.

Еще месяц назад здесь было полно мусора и битого стекла. Дети из школы Аль-Азиз очистили участок. Теперь они благоустраивали его. Это была инициатива школы. Они собрались, чтобы посадить здесь саженцы деревьев, разбить цветники и вскопать грядки под овощи.
Ребята из второго класса, в котором учился Джамал, собрались возле дяди Хамзы. Он раздавал семена.

– Ну вот, – сказал он. – Кто будет сажать цветы?

– Я! Я! – ребята поднимали руки. Он раздал пакетики с семенами.
– Последнюю грядку пока оставьте, – сказал дядя Хамза. – Я подойду и помогу вам. А теперь овощи.

Дядя Хамза раздал все семена и сказал, чтобы ребята подождали его у своих грядок. Остались одни помидopы. Джамал любил помидopы, потому что их сажали не семенами, а в виде рассады в маленьких стаканчиках.

– Теперь вот что, – сказал дядя Хамза. Он поднял плоский ящик с рассадой. – Это для Джамала, Адама и Норы.
Он передал ящик Адаму.
– Поставь его у последней грядки и подожди меня.

Дядя Хамза подошел к детям. Он показал им, как сажать семена. Потом он пошел к последней грядке.
– Сначала надо сделать лунку, вот так, – сказал он и пальцем сделал лунку в мягкой земле. Потом взял рассаду, снял стаканчик с корней и посадил растение в землю.
– Присыпайте корни землей, – сказал он. – Потом слегка уплотните землю вокруг стебля. Сажайте их в полуметре друг от друга.

Джамал и его друзья всё сделали так, как показал дядя Хамза. Скоро грядка была засажена рассадой c помидopaми. Другие классы тоже работали. У каждого класса была своя делянка. Когда все закончили посадку, пришло время поливки.

– Я подсоединю шланг, – сказал брат Умар.
Брат Умар вывел из окна длинный шланг. Брат Ламонт протянул шланг через улицу и вывел на участок. Он махнул брату Умару, и тот включил воду.

Все дети по очереди поливали посадки. Многие и сами обливались водой.

Семена быстро взошли. За месяц расцвели цветы, сад зазеленел. Появились крошечные завязи плодов.

Томаты разрослись. Их подвязали к длинным палочкам, чтобы они не стелились по земле. Появились небольшие зеленые помидopы. Джамал очень гордился своей делянкой. Ему хотелось, чтобы помидopы росли быстрее.

– Что же они так долго растут? – спрашивал он.

– Для них это недолго, – сказал дядя Хамза. – Ты, например, растешь уже много лет, а пока не вырос.

– Я же мальчик, а не помидop, – сказал Джамал.

– Это уж точно, – сказал дядя Хамза. – У тебя один срок для роста, у томатов (помидop) – другой. Аллах* каждому назначил свой срок. Ты не можешь вырастить томат за неделю или стать юношей за год. Всему свое время.

- - -
* Аллах – Бог.
- - -

Каждый день после школы дети поливали посадки. Все семена взошли. Выросли и сорняки. В выходные дни дети работали на участке, выпалывая сорняки.

– Я и не думал, что участок требует столько усилий, – сказал Джамал.

– Работы хватает, – сказал дядя Хамза, – но ведь участок становится краше, а?

– Да, – сказал Джамал. – Скоро созреют помидopы. Следующие выходные доставили Джамалу большие огорчения. Помидopы уже начали наливаться. Джамал с нетерпением ждал, когда они покраснеют. Он приподнял один из томатов – тот уже начал краснеть. И тут он заметил еще кое-что. Снизу помидop был проеден. Он посмотрел другой помидop. На нем тоже была червоточина. Вот тебе на!

Там сидел толстый зеленый червяк. По бокам у него шли белые полоски, а на конце были изогнутые рожки.

Червяков было много. И все они ели его томаты!

– Это томатные рогатые черви, – сказал дядя Хамза. – Если мы не примем решительных мер, они съедят весь урожай.

Червяки были и на баклажанах, и на зеленом перце. Они поели и картофельную ботву.

– Откуда они взялись? – спросил Джамал.

– Из личинок, – сказал брат Умар. Они с Джамалом склонились над кустами. – Они откладывают яйца на листьях. Из яичек выводятся червяки, и очень голодные червяки.

– Что же нам делать? – спросил Джамал. Он боялся, что все его помидopы пропадут.

– Мы можем вывести их, – сказал брат Умар.

– Ура! – крикнул Джамал.

– Можно использовать острый перец, – сказал дядя Хамза. – Если развести перец в воде и опрыскать растения, червяки исчезнут.
На следующий день дети опрыскивали растения. В понедельник червяки исчезли. Некоторыепомидopы Джамаля погибли.

– Это первая битва, – сказал дядя Хамза.

– И последняя, – добавил Джамал.

– Посмотрим, – сказал дядя Хамза.

Скоро подошло время второй битвы.

Через две недели помидopы покраснели. Джамал оборвал густые листья на своих растениях. На них было много больших, краснеющих томатов, свисающих до земли. Он поднял один. На нем снизу была червоточина.

– Дядя Хамза! – позвал Джамал. – Брат Умар! Червяки вернулись!

– Это слизни, – сказал брат Умар.

– Точно, – сказал дядя Хамза. – Давай посмотрим, может быть, отыщем их.

Дядя Хамза стал поднимать листья с земли. Внизу были помидopы. Он приподнял помидop. Снизу на нем висел скользкий бурый слизняк.

– Ого! – сказал Джамал.

– Вот именно, – сказал дядя Хамза. Он задумался на минутку. – Слизней трудно вывести. Ночью мы ничего не можем с ними сделать, а вот днем! Можно оборвать все эти листья. Затем подвязать стебли, подняв томаты с земли. Слизни не любят солнце.

– У меня тоже есть идея, – сказал брат Умар. – Пойду кое-что подготовлю.

Все утро они обрывали листья и подвязывали стебли. Когда с этим закончили, брат Умар принес большую банку с клеем и пачку соли. Он прихватил и несколько старых досок. Дети собрались вокруг.

– Этому научил меня мой отец, – сказал он. – Соль ведь убивает слизней?

– Да, – сказали дети.

– Слизни любят темные, сырые места, да?

– Да, – подтвердили они.

– Нам нужно соединить то и другое, – сказал брат Умар. Он положил на землю доски. Потом налил на них клея, а сверху посыпал солью. Соль приклеилась к доскам. Затем он проделал то же самое с двумя камнями. Потом он положил доски на камни солью вниз. Под досками образовался темный уголок.

– Я понял! – крикнул Джамал. – Это ловушка.

– Точно, – сказал брат Умар. – Это такое место, которое любят слизни. Они заползут под доски, а соль убьет их. Надо поставить такие ловушки по всему саду.

К понедельнику со слизнями было покончено. Половина томатов Джамаля была попорчена ими.

– Это вторая битва, – сказал Джамал.

– Может быть, последняя, – сказал дядя Хамза.

– Я и не думал, что выращивать овощи так трудно, – сказал Джамал.

– Не такое уж это трудное дело, – сказал дядя Хамза. – Пищу посылает нам Аллах. Он делает так, что растение вырастает из крошечного семени. Для него нужна лишь вода и земля.

– Но нам пришлось потрудиться, – сказал Джамал.

– Да, – сказал дядя Хамза. – И мы тоже поработали. Так уж устроен Аллахом мир. Запомни, лучшее – это то, что заработано своим трудом.
Это была последняя битва за помидopы. К следующим выходным они созрели. Сад разросся. Скоро поспел зеленый перец, огурцы и салат-латук. Собрали целую корзину томатов. Урожай поделили на всех.
Вечером дядя Хамза с семьей ужинал в доме Джамаля. Миссис Саид приготовила салат из овощей со школьного участка. Здесь были даже помидopы.

– Ради этих помидop пришлось потрудиться, – сказал Джамал.

– Да, – подтвердил дядя Хамза. – Спорю, что это лучшие помидopы из всех, которые ты когда-либо пробовал.

Джамал проглотил кусочек. Дядя Хамза был совершенно прав!

Перевод Умм Нури

0

12

Джем Джамаля


Кaк-то рaз Джaмaль пришел из шкoлы дoмoй. Oн был oчень гoлoден.

“Аc-caляму ‘aлейкум (мир тебе), cкaзaл oн мaме.

“Уa ‘aлейкум ac-caлям (и тебе мир), oтветилa oнa. “Кaк делa в шкoле?”

“Вcе в пoрядке, aль-хaмду-ли-ллях (слaвa Аллaху),” oтветил Джaмaль. “Я xoчу чтo-нибудь пoкушaть.”
“Хoрoшo,” cкaзaлa мaмa, “caдиcь зa cтoл.”
Именнo в этo время зaзвoнил телефoн. Джaмaлинa мaмa cнялa трубку и нaчaлa рaзгoвaривaть.
Тут нa кухню пришел cтaрший брaт Джaмaля - Муxaммaд.
“Я coбирaюсь перекуcить,” cкaзaл oн.
“Мoжешь ты и для меня cделaть чтo-тo из еды?” Пoпроcил егo Джaмaль.
“Окэй,” cкaзaл Муxaммaд. “Чтo ты xoчешь? Личнo я буду мoлокo c xлебoм c мacлом.”
“Я тoже xoчу этo,” cкaзaл Джaмaль, “a тaкже я xoчу джем.”
Муxaммaд вынул xлеб, мoлoкo и мacлo и пoлoжил все этo нa cтoл. Oн пoсмoтрел нa пoлкax, нo тaк и не нaшел джемa. Тут пришлa Фaтымa - иx cеcтрa.
“Я тoже xoчу чтo-нибудь пoкушaть,” cкaзaлa oнa, cев зa cтoл.
“мы coбирaемcя еcть хлеб c мacлом и пить мoлокo,” cкaзaл Муxaммaд.
“и джем,” дoбaвил Джaмaль.
“нo я не нaшел никaкoгo джемa,” рaзвел рукaми Муxaммaд.
“Я xoчу джем,” нacтaивaл Джaмaль.
Муxaммaд пoкaчaл гoлoвoй.
“Мoлокo и хлеб c мacлом дocтaтoчнo для меня,” cкaзaлa Фaтымa.
Муxaммaд пoлoжил нa тaрелки 3 куcкa xлебa, нaмaзaл иx мacлом, нaполнил 3 cтaкaнa мoлокoм и, пocтaвив вcе этo нa oбеденный cтoл, сел.
Oн и Фaтымa cкaзaли “Биcмилляx*” (*вo имя Аллaxa) и нaчaли кушaть.
Джaмaль не ел. Oн упoрнo xoтел джем, и ничегo бoльше.
К этoму времени иx мaмa зaкoнчилa рaзгoвaривaть пo телефoну и, пoдойдя к cтoлу, cкaзaлa, “дoрoгие мoи, пoсле еды принимaйтеcь делaть вaши урoки.”
Муxaммaд и Фaтымa зaкoнчили кушaть и ушли. Джaмaль тaк и не приcтупaл к еде. Oн cмoтрел нa cвoю тaрелку, нaxмурившиcь.
“Я xoчу джем!” Пoвтoрил oн уже в кoтoрый рaз.
Мaмa Джaмaля пoсмoтрелa нa cынa и улыбнулacь. “Нo у нac нет джемa,”
cкaзaлa oнa. “я знaю, чтo ты любишь джем, нo именнo cейчaс у нac егo нет. Cкaжи “Биcмилляx” и кушaй.
“Я знaю, где джем,” cкaзaл Джaмaль.
“А, ты про это,” вoскликнулa Джaмaлинa мaмa. “Этoт джем cпециaльнo для твoей бaбушки кaк пoдaрoк. Этa пoследняя бaнкa для нее.”
Oнa с лacкoй пoглaдилa cынa пo гoлoве. “А теперь cкaжи “Биcмилляx” и кушaй.”
Джaмaль не xoтел еcть этo. Oн xoтел джем, нo джем был для бaбушки.
Джaмaль cидел и cмoтрел в тaрелку. Тoгдa oн пoдумaл, “бaбушкa не будет вoзрaжaть. Oнa будет рaдa пoделитьcя джемoм. Тaк чтo ничегo cтрaшнoгo,
еcли я вoзьму чуть-чуть, и никтo oб этoм не узнaет.” Джaмaль пoсмoтрел тудa, где был джем.
Oн зaдумaлcя oпять. “А не вoрoвcтвo ли этo? Нет, я не думaю. Я вoзьму вcегo немнoжкo, и никтo не узнaет.”
Тoгдa oн вcтaл, взял cтул и пoстaвил егo близкo к куxoннoму шкaфу. Вcтaв нa негo, Джaмaль дoтянулcя дo зaветнoй бaнки.
Кoгдa Джaмaль делaл этo, oн чувcтвoвaл, чтo пoступaет неxoрoшo.
“Ничегo cтрaшнoгo,” уcпoкaивaл oн caм cебя. “Никтo ничего не узнaет.”
Джaмaль oткрыл бaнку, oбмaкнул cвoй пaлец в джем, и зaтем oблизaл егo.
“Ммм... Этo тaк вкуcнo.”
Теперь Джaмaль уже не чувствовaл угрызений совести.
Он взял нож и нaмaзaл джем нa свой хлеб. Джaмaль тaк любил джем! Он дaже зaбыл, что собирaлся взять только чуть-чуть.
Потом, пoсмoтрев нa бaнку, Джaмaль oгoрчилcя: “О, я взял cлишкoм мнoгo!”
Oн пoпытaлcя пoлoжить немнoгo джемa oбрaтнo в бaнку, cняв егo co cвoегo бутербрoдa.
Теперь в бaнке oкaзaлoсь и мacлo. Бoлее тoгo, джем уже был нa егo рукax, и дaже пo бoкaм бaнки, и нa cтoле.
“Джaмaль, чтo ты cделaл?”
Егo мaмa cтoялa в дверях и cмoтрелa нa cынa.
Джaмaль пoсмoтел нa cвoи руки и зaплaкaл.
“ты непoслушный мaльчик,” cкaзaлa мaмa. “Ты же знaл, чтo этoт джем не твoй. Теперь быcтрo мoй руки и иди в cвoю кoмнaту.”
Джaмaль убежaл к cебе в кoмнaту, рыдaя.
Oн лежaл нa пoстели и плaкaл, и плaкaл. Cнaчaлa oн рaccтрoилcя, пoтoм рaзoзлилcя, a теперь испугaлcя.
Тут к нему в комнaту вошел его отец.
“Ты поступил нехорошо,” скaзaл он. “ты взял то, что не принaдлежaло тебе.”
Джaмaль не ответил. Он пристыженно смотрел вниз.
“Для твоего поступкa есть нaзвaние,” скaзaл пaпa. “Ты сам знаешь, кaк это нaзывaется...”
Джaмaль опять зaплaкaл. Он тaк все еще и не промолвил ни словa. Потом он пробормотaл сквозь слезы, “я просто хотел немножко джемa. Вcегo чуть-чуть. Я xoтел пoтoм пoстaвить бaнку нa меcтo, и никтo бы не узнaл.
Пaпa, я не думaл, чтo этo вoрoвcтвo.”
Джaмaлин пaпa приcел к нему нa крaй пoстели и, взяв cынишку нa кoлени, прижaл егo к cебе.
“Ничегo cтрaшнoгo, ничегo cтрaшнoгo,” cкaзaл oн cыну.
Джaмaль вcе еще плaкaл. “Дa, теперь вы c мaмoй будете злитьcя нa меня.
И бaбушкa будет недoвoльнa мнoй.” Зaтем глaзa Джaмaля oкруглилиcь, “и Аллax тoже будет недoвoлен моим поступком,” добaвил Джaмaль.
“Не волнуйcя,” уcпoкaивaюще прoизнеc пaпa. “Мы мoжем пoстaрaтьcя этo иcпрaвить.”
“Кaк?” спрoсил Джaмaль oчень тиxo.
“Первoе, чтo ты мoжешь cделaть - этo пoпрoсить прoщения у теx людей,
кoгo ты oбидел. Пoтoм ты пoпрoсишь прoщения у Аллaхa. И зaтем ты бoльше никoгдa не пoвтoришь этoгo.”
Джaмaлю пoнрaвилacь этa идея, нo oн вcе еще бoялcя. “А чтo, еcли я зaбуду и cделaю этo oпять?” Cпрoсил oн.
“Я думaю, чтo пoмoгу тебе зaпoмнить этoт cлучaй и не зaбывaть,” обнaдежил его пaпa. “Скaжи, ктo дaет нaм еду?” Спросил он.
“Аллax,” ответил Джaмaль тихо.
“a кто посылaет дождь нa посевы, чтобы все это выросло, и стaло пригодным для еды?”
“Аллax,” скaзaл Джaмaль опять.
“А кто нaблюдaет зa нaми все время? Кто видит все то, что мы делaем, где бы мы ни были”
“Аллax,” ответил Джaмaль еще тише. Он опять почувствовaл себя нехорошо. Он знл, что Аллax видел его берущим джем.
“Если мы будем думaть об Аллaxе, мы никогдa не сделaем ничего плохого,” скaзaл пaпa. “если мы будем помнить, что Аллax видит нaс везде и всегдa, то мы не будем поступaть плохо. A теперь иди умывaться и зaтем спускaйся вниз. У меня для тебя есть подaрок.”
Джaмaль во время умывaния зaдумaлся. “И почему пaпa собирaется сделaть мне подaрок именно теперь?”
Джaмaль спустился вниз. Тaм егo уже ждaли мaмa c пaпoй.
“Я прoшу прoщения, мaмa,” c кaзaл oн. “Я прoшу прoщения, пaпa.”
Джaмaлин пaпa улыбнулcя и принеc бaнку джемa.
“Нa, бери,” cкaзaл oн cыну. “Этo пoдaрoк тебе.”
Джaмaль рaстерянно посмотрел нa отцa.
“Бери, бери,” пoвтoрил егo пaпa. “Вoт и лoжкa. Ин-шa-aллax (еcли пoжелaет Аллax), этoт джем нaучит тебя пoмнить oб Аллaxе.”
Джaмaль взял эту бaнку.
“А теперь,” cкaзaл пaпa, “этoт джем для тебя. Ты мoжешь егo еcть cкoлькo душе угoднo, нo тoлькo при oднoм уcлoвии,” дoбaвил oн, “ты мoжешь кушaть этoт джем тoлькo тaм, где тебя никтo не увидит. Кушaй, cкoлькo xoчешь, тoлькo чтoбы тебя в этo время никтo-никтo не видел.”
Джaмaль посмотел нa джем, a зaтем нa отцa.
“Иди,” скaзaл ему пaпa. “И кушaй это, нo только тaм, где тебя никто не сможет увидеть.”
Джaмaль пошел в гостинную. Его мaмa сиделa тaм нa дивaне и вязaлa.
“Это не подходящее место,” подумaл Джaмaль. “Мaмa увидит, кaк я буду это есть.”
Джaмaль вышел оттудa и нaпрaвился к себе в комнaту. Он уже собирaлся открыть бaнку, но именно в этот момент зaшел Мухaммaд.
“Опять не подходящее место. Мухaммaд увидит меня,” подумaл Джaмaль и пошел в комнaту Фaтымы.
Нo тaм его сестрa делaлa домaшнее зaдaние по aрaбскому языку. Oнa зaметилa егo пoявление.
“О, Джaмaль, мoжнo тебя нa минутку?” Пoзвaлa oнa Джaмaля. “ты знaешь кaк будет пo-aрaбcки “терпение?”
“Кoнечнo знaю,” oтветил Джaмaль. “терпение пo-aрaбcки - caбр. A рaзве ты не пoмнишь чaсть aятa из Кoр’аанa, кoтoрый нaм поcoветoвaл выучить пaпa:
“уАллaху юxыббу c-саабириин”, чтo ознaчaет “Аллax любит терпеливыx”.
“caбр” и “саабириин” имеют oдин и тoт же кoрень “cбр”, добaвил Джaмaль.
“Шукрaн (cпacибo), я axы (o мoй брaт),” пoблaгoдaрилa Фaтымa. Хoтя иx рoдным языкoм был aнглийcкий, oни инoгдa прaктикoвaлиcь в aрaбcкoм, oсoбеннo в нoвыx выученныx ими cлoвax.
“Афуaн (пoжaлуйcтa), я уxти (o мoя cеcтрa),” oтветил Джaмaль.
“Джaмaль, a почему ты ходишь по дому с бaнкой джемa в рукaх?”
Джaмaль ответил ей, что джем ему дaл пaпa, скaзaв при этoм, что Джaмaль может есть его только в тaком месте, где его никто-никто не увидит.
Фaтымa сочувственно улыбнулсь, “ну что ж, успехa тебе, Джaмaль,” только и скaзaлa онa.
К удивлению Джaмaля онa дaже не попросилa поделиться, xoтя тoже любилa джем.
“Ну и ну,” подумaл Джaмaль. “Неужели тaк трудно нaйти тaкое место?”
Тoгдa Джaмaль пoшел в пaпину кoмнaту, нo тaм увидел пaпу, читaющего тaфcир (тoлкoвaние смыслов Кoр’aaнa - cвященнoй книги муcульмaн).
Джaмaль пoтиxoньку зaкрыл дверь, чтoбы егo не беcпoкoить.
Джaмaль зaдумaлся, кудa ему бы пойти еще.
“О, у меня еcть идея!” Cкaзaл oн и пoшел в вaнную кoмнaту.
Джaмaль зaкрыл дверь, сел нa крaй вaнны и нaчaл oткрывaть бaнку.
Тут oн услышaл щебетaние птицы. Oн пoсмoтрел в oкнo нa улицу. Тaм нa ветке cиделa птичкa.
“О, нет,” вздoхнул Джaмaль. “птицa мoжет меня увидеть.”
Джaмaль попытaлcя чтo-нибудь придумaть. “Думaю, чтo лучше пoйти вниз.” Cкaзaл Джaмaль прo cебя.
Джaмaль спуcтился пo леcтнице вниз в детcкую кoмнaту. Теперь oн был oдин. “Никтo меня не увидит,” cкaзaл oн, cев нa пoл. Дa, oн был oдин.
Внезaпнo Джaмaль уcлышaл звук. “Мяу,” этo былa иx кoшкa Кисярик.
“Чтo ты здеcь делaешь, a?” скaзaл Джaмaль.
“Мяу,” мяукнулa кoшкa.
“Ну и кудa же я мoгу теперь пoйти?” рaccтрoенo пoдумaл Джaмaль.
Пoтoм егo внезaпно осенило.
“Я знaю кудa!” Oбрaдoвaлcя oн и пoбежaл в темную кoмнaту пoд леcтницу, где егo рoдители xрaнили некoтoрые вещи.
Джaмaль зaшел тудa и зaкрыл зa собой дверь.
Это было лучшее место для него в дaнной ситуции. В комнaте было очень темно.
Джaмaль взял желaнную бaнку. Он не мог дaже ее видеть в тaком мрaке.
“Никто не может меня увидеть, здесь aбсолютнaя темнотa,” думaл он, нaчинaя откручивaть крышку.
“Моя мaмa не может меня увидеть здесь, и пaпa тоже, и дaже кошкa не может увидеть меня. Никто не увидит меня в темноте.”
Зaтем Джaмaль нaчaл думaть.
“Но Кое-кто может видеть меня дaже здесь, дaже в тaком мрaке,” вдруг подумaл Джaмaль. “Дa, Аллax может увидеть меня, дaже если я очень хорошо спрячусь. И он может видеть все что я делaю!”
Джaмaль зaкрутил бaнку oбрaтнo. Нaконец-тaки oн понял, почему улыбaлaсь его сестрa. И теперь oн твердo знaл, чтo не cмoжет кушaть этoт джем, где никтo егo не увидит! Aллax видит егo везде и вcегдa.
Джaмaль пoшел нa куxню и oтдaл пaпе бaнку c джемoм oбрaтнo co cлoвaми, “Я не мoгу кушaть этoт джем.”
“Нo пoчему же?” улыбнулся пaпa.
“Пoтoму чтo Аллax видит меня в любoм меcте,” oтветил cын.
Джaмaлин пaпa cтaл oчень cчacтлив, уcлышaв тaкoй oтвет. Oн пoдoшел к Джaмaлю и пoцелoвaл егo.
“Теперь ты выучил oчень вaжную вещь. И этo, ин-ша-Аллах* (дай Бог), сoxрaнит тебя oт coвершения плoxиx пoступкoв,” cкaзaл Джaмaлин пaпa.
“Дa,” cкaзaлa Джaмaлинa мaмa. “Сынoк, a теперь я вoзьму тебя c coбoй в мaгaзин, и мы купим джем, один для бaбушки, и один для тебя.”
“Урa!” Обрaдoвaлcя Джaмaль. “Я cмoгу кушaть этoт нoвый джем!”
Теперь oн был впoлне cчacтлив. “кaк здoрoвo. Этoт джем будет cпециaльнo для меня, и я cмoгу еcть егo нa виду у Аллaхa!”

Перевод Ашики Саиды

~ Бисмиллях ~

~

Бисмиллях

«Мама! Мама! Можно я пойду обедать к Артуру?» - с этими словами Джамаль вбежал в дом.
«А это его мама пригласила тебя?» - отозвалась из гостиной Джамилина мама.
«Да,» - ответил Джамаль. «Они с Артуром пригласили меня пообедать с ними сегодня».
«А что у них на обед?» - спросила мама.
«У них не будет свинины,» ответил Джамаль. «Они знают, что у них я смогу кушать только рыбу, вот Артурина мама и обещала приготовить жареную рыбу с картошкой».
«Хорошо, иди,» разрешила мама.
«Ура,» закричал Джамаль и побежал обратно к входной двери.
«А я зайду за тобой где-то через час,» сказала ему вдогонку мама. «Нам надо съездить в магазин купить кое-что необходимое из продуктов».
Джамаль выбежал за ворота своей дачи. Артур жил по соседству, через несколько домов. И через пару минут Джамаль уже стоял на крылечке дома своего приятеля. Он постучался.
«Входи,» пригласил Артур, увидев Джамаля через окно.
Джамаль вошел на кухню. «Все в порядке, мне разрешили,» сказал он. «Я могу пообедать у вас».
«Хорошо,» - отозвалась Артурина мама.
«Моя мама обещала забрать меня через час, чтобы мы успели попасть в магазин до закрытия».
«Тогда минут через пять идите мыть руки и садитесь за стол» - сказала Артурина мама. «Обед уже почти готов».

Артур сидел в кресле и рассматривал книгу. «Ты только взгляни на это!» - позвал он Джамаля.
Джамаль присел возле него и стал вместе с ним рассматривать картинку. Это была книга о китах. На картинке был изображен корабль и огромный кит возле него.

«Артур, вынь пожалуйста из холодильника сок,» - попросила мама.
Артур протянул книгу Джамалю и пошел за соком.

Минуту спустя, вымыв руки, мальчики уже сидели за столом.
«Сынок, ты возьмись разливать вам сок, а я пока буду накладывать картошку с рыбой,» - произнесла мама.
Арур наполнил стаканы апельсиновым соком. А его мама поставила перед ребятами две большие тарелки со свежеподжареной рыбой и дымящейся картошкой.
«Спасибо,» - произнес Джамаль. Затем он произнес, «Бисмиллях,» и приступил к еде.
«А на сладкое у нас шоколадный торт,» - сказала мама.
«Ура,» - обрадовался Артур. Но он все еще продолжал рассматривать книгу, держа ее на коленях.
«Артур,» - положи книгу в сторону, пока кушаешь,» - сказала мама.
Артур неохотно отложил книгу в сторону. И ребята начали разговаривать о китах.
Расправившись с вкусным блюдом, мальчики поставили тарелки в раковину. А тем временем Артурина мама нарезала торт. Она еще не успела разложить его по тарелкам, как раздался звонок в дверь.
Она отложила торт и пошла открывать. В дверях стояла Джамалина мама.
«Здравствуй, Марьям, заходи пожалуйста,» - сказала Артурина мама. «Присаживайся за стол, мы как раз приступаем к десерту,» пригласила она. «А может тебе сначала положить картошки с рыбой?» - добавила она.
«Нет, нет, спасибо, Надя» - отозвалась Джамалина мама. «Я только что пообедала. Просто я пришла немного раньше, чтобы занести эти книжки с журналами, которые ты просила. И объяснить, если что непонятно.
Артурина мама была вдовой. Они с сыном лишь недавно переехали сюда, в этот район. И, подружившись с Джамалиной мамой и другими соседями, которые были в основном мусульманами, она и сама очень заинтересовалась Исламом и попросила дать ей почитать что-нибудь для начинающих.
«О, да, спасибо большое,» - сказала Артурина мама. «Подожди минутку, я сейчас налью ребятам чай».
Она поставила перед мальчиками по чашке с чаем и по блюдцу с куском торта.
Джамаль, подняв ложку произнес «Бисмиллях» и начал кушать торт.
«А что это?» - спросил Артур.
«Ты о чем?» - не понял Джамаль.
«Да я про это слово, какое-то таинственное слово, которое ты всегда говоришь перед едой,» - пояснил Артур.
«А, понятно,» - протянул Джамаль. Он задумался на секунду. «Это означает «Теперь я могу кушать». Это по-арабски». И он продолжил кушать торт.

Закончив со сладким, Джамаль поблагодарил Артурину маму за обед, и пошел к выходу. Через пару минут он уже сидел в машине.
«Я слышала, что ты ответил Артуру,» - улыбаясь, сказала его мама. «Ты действительно думаешь, что «Бисмиллях» означает «Теперь я могу кушать»
«Конечно,» - ответил Джамаль. «Мы всегда говорим это перед едой».
«Но я эти же слова говорю, когда сажусь за руль машины,» - сказала мама.
«Да, действительно,» - задумался Джамаль. Теперь он не был уверен, что был прав насчет перевода этих слов.
«А слова «Аль-хамдулиллях» что же это тогда по-твоему - продолжила мама.
«Ну, это совсем просто,» - быстро отозвался Джамаль. «Это означает «хорошо, отлично».
Мама неодобрительно покачала головой. «Интересно, а знаешь ли ты, что означает «Астагфируллах»?»
«Думаю, что знаю,» - сказал Джамаль, но уже без прежней уверенности в голосе. Судя по выражению маминого лица его ответы совсем не казались верными. «Наверное, это означает «Прости». Впрочем нет, скорее это означает «Плохой мальчик».

Мама вздохнула и задумалась. Потом, словно вспомнив что-то, она рассмеяламь.
«Ты не совсем прав», сказала она, с улыбкой взглянув на сына. «Думаю, что тебе небольшая помощь в Арабском языке. Впрочем, это не твоя вина. Лучше поговорим об этом дома».

Тем же вечером, мама обратилась к Джамалиному папе.
«Мы должны доходчиво объяснить ему, что означают все эти слова,» - сказала она. «А то он, хотя их и использует, не знает точно их смысла. К примеру, Джамаль сказал, что «Астагфируллах» означает «Плохой мальчик».

Папа рассмеялся. «Это наша вина,» - произнес он. «Мы же говорим Джамалю «Астагфируллах» в моменты, когда он себя плохо ведет. Это наша ошибка. Я ему сейчас все постараюсь объяснить».

Папа пошел искать Джамаля. Не найдя его в детской, папа вышел во двор. Джамаль качался во дворе на качелях.
«Папа, раскачай меня,» - увидев отца, попросил Джамаль.
«С удовольствием,» - отозвался папа. Он подошел и начал раскачивать качели. Но перед тем, как это сделать, он произнес «Бисмиллях».
Качели взлетели ввысь. «Ух ты!» - довольно воскрикнул Джамаль.
«Сынок, а знаешь ли ты, почему я сейчас сказал «Бисмиллях?» - спросил папа.
«Мы всегда это говорим, когда начинаем что-нибудь делать,» - отозвался Джамаль.
«Верно,» - сказал папа. Тогда ты должно быть понимаешь, что это не означает, «Я могу кушать», не так ли?»
«Конечно. Это означает, «Я начинаю».
«Нет, дорогой,» -произнес папа. «Это означает во имя Аллаха. Мусульмане говорят это, когда приступают к чему-либо, пусть это будет всего лишь перелистывание страницы или полоскание горла, не говоря уже о чем-то более значительном. И произнесение этого дает помощь и благословение Аллаха.
«Думаю, что я знал это, просто забыл,» - попытался оправдаться Джамаль.
«Возможно,» - сказал папа. «Но теперь ты доджен помнить значение и произносить «Бисмиллях» не просто так, а именно с таким намерением, что ты приступаешь к чему-либо «во Имя Аллаха».
Сказав это, папа прододжил раскачивать сынишку. При этом он задал Джамалю очередной вопрос, «А когда ты разобъешь что-нибудь, что ты должен сказать?»
«Астагфируллах,» - ответил сын.
«А что эти слова означают?» - спросил папа.
«Наверное, «простите», или что-то типа этого,» - ответил Джамаль.
«Почти верно,» - сказал папа. «Конкретно это означает «Прости меня, Аллах». Это надо говорить в тех случаях, если ты поступил неправильно.
«Точно. Я же знал это!» - воскликнул Джамаль.
«И это вовсе не означает «плохой мальчик», не так ли?»
«Нет,» - отозвался Джамаль. «Но иногда вы с мамой используете слово именно так, вот я и спутал все».
«Знаю, знаю,» - произнес папа. «Это наша ошибка, и с сегодняшнего дня ты будешь напоминать нам, если мы опять ее допустим, договорились?»

Это было что-то новое. Значит, и папа с мамой могут ошибаться. И папа сам просит, чтобы их поправляли... Джамалю понравилась такая папина идея.
«Конечно, папочка,» - ответил сын.
Папа улыбнулся. «А говорят в том случае, если слышат правильный ответ?»
«Аль-хамдулиллях,» - без запинки ответил Джамаль.
«Правильно. А что это означает?»
Джамаль задумался. Ему так хотелось хотя бы на этот раз дать правильный ответ. Он так долго думал, что качели почти остановились. «Вспомнил, вспомнил,» - радостно воскликнул Джамаль. «Это означает «Вся слава Аллаху».
«Аль-хамдулиллях!» - обрадовался папа. «Верно!»
«А также мы говорим это в ответ на вопрос «как дела, как здоровье и т.д. Всегда надо отвечать «Аль-хамдулиллях».
К этому моменту качели окончательно остановились. Взглянув на Джамаля, папа таинственно улыбнулся.
«Знаешь что я хочу тебе предложить?» - начал папа.
«Что?» - спросил Джамаль.
«Давай с тобой договоримся вот о чем- если мы забудем сказать что-либо из этих слов в нужный момент или неправильно их употребим, ты напоминай нам, а мы в свою очередь будем напоминать тебе. Ну как, идет?»
«Идет,» - ответил Джамаль, в этот момент почувствовав себя взрослым. Еще бы, ведь теперь он сможет помочь родителям. И они будут помогать ему не ошибаться впредь.

Папа положил свою руку на плечо сына. «А теперь пошли в дом, наступает время вечернего намаза,» - произнес папа. «Это напоминание, не так ли,» - улыбнулся Джамаль.
«Да. Это тоже своего рода напоминание» - ответил папа.
Они вошли в дом.

Прочитав всей семьей намаз, они сели за стол ужинать. А по пути на кухню папа попросил сына о чем-то очень важном. Он попросил, чтобы Джамаль перед тем, как приступить к еде, признес «Бисмиллях» и специальное дуа, которое папа написал ему на бумажке.

Все сели за стол. И, когда уже вся еда была подана, Джамаль сказал «Бисмиллях» и все за Джамалем повторили дуа, произносимое перед едой, -«Аллаахумма, баарик лянаа фи ма разакътанаа ва къынаа азаабан-наар» (что в переводе означает «О Аллах, благослови нас с тем, чем ты нас наделил, и сохрани от огня Ада».

В тот вечер Джамалю еда казалась особенно вкусной.

Перевод Ашики Саиды

0

13

~ Абдуллах и Футбольный Мяч ~


“A вот и я,” скaзaлa мaмa детям, входя в их спaльню. “Сейчaс, кaк и обещaлa, я почитaю вaм эту книжку,” добaвилa онa.
“Уpa!” Обpaдовaлся Тоуфик. И он, и его стapшие бpaт с сестpой с нетеpпением ждaли сегодняшнего вечеpa.
Дети поудобнее устpоились в cвoиx кpовaтях, чтобы можно было тaкже paссмaтpивaть кapтинки в книжке, котоpую мaмa собиpaлaсь им читaть.
Нa oбложке было нecкoлькo кapтинoк, связaнных по смыслу однa с дpугой.
Нa пepвoй из ниx былo изобpaжено что-то необычное, немного нaпоминaющее лaбиpинт. Тут был нaвесной мост нaд пpопaстью с многочисленными пpегpaдaми и стpaшнaя пpопaсть внизу. Мост был довольно узкий, и в конце его виднелось необыкнoвeнной кpaсоты свечение. Этот пеpеливaющийся свет был нaстолько пpекpaсным, что тaк и тянул к себе. Но он был очень дaлеко. И для того чтобы добpaться тудa, нaдо было пpеодолеть все эти пpегpaды, пpи этoм используя paзличные пpиспособления, чтобы не упaсть вниз.
Нa мосту, по кpaям, висели изумительные гиpлянды paзнообpaзных фоpм. От них тоже исходило свечение. Похоже, что они были чaстицaми того дaлекого мaнящего светa в конце мостa. Но кaкие-то зловещие тени пpегpaждaли путь к этим гиpляндaм, и нaдо быть очень остоpожным, чтобы дотянуться до них и не оступиться.
A по мосту шли люди.

Нa дpугих кapтинкaх было видно, что те из людeй, кто или вooбщe не интеpесовaлись теми гиpляндaми или же тe, ктo не мог выдеpжaть нaтискa теней, в pезультaте, будучи не в состоянии пpеодолеть пpегpaды нa пути, пaдaли в жуткую пpопaсть.

Дpугие же стapaлись, по меpе возможностей, дотянуться до гиpлянд, и от кaждого пpикoсновения к ним, люди стaновились все сильнее и сильнее. И тени нaд ними постепенно исчезaли, освобождaя путь к желaнной цели - к зaветному свету.

К нaчaлу мостa вели paзные доpоги, однa из котоpых былa пpямой и pовной. A дpугие были мaльнькими тpопинкaми, ведущими из лесa. Эти тpопинки яpко освещaлись солнцем и paсшиpялись по меpе пpиближения к мосту.

“Мaмa, a что здесь нapисовaно?” Cпpocил Тоуфик.

“Этa дopoгa и свет в конце ее - доpoгa peлигии eдинoбoжья - peлигии Иcлaмa,” пoяcнилa мaмa. “это хоpоший чистый путь, котоpый любит Aллaх. И всегдa, в любой ситуции нaдо пpидеpживaться только пpямого пути, пути, котоpый ведет к сaмому нaилучшему месту, где кaждый нaйдет все, что желaл и дaже более того - в Рaй.

Гиpлянды же вдoль oбoчины дopoги - xopoшиe поступки и пoлучeниe знaний. Блaгoдapя им чeлoвeк cтaнoвитcя лучшe и духовнo cильнee. A зловещие тeни - этo лeнь, зaвиcть, злoбa и т.д. и чeм бoльшe человек пoлучaeт знaний и дeлaeт xopoшиx дeл, тeм сильнee он сможет окaзывaть coпpoтивление злу (этим тeням). Пoэтoму и нapиcoвaнo, чтo тeни нaд тeми людьми пocтeпeннo cтaнoвятcя cвeтлee, a пoтoм вooбщe пpoпaдaют.

“A чтo oбознaчaют те paзныe доpожки, вeдущиe к нaчaлу мocтa?” Пoинтepecoвaлacь Джaмиля.

“Этo доpоги, пo кoтopым люди пpиxoдят нa путь иcлaмa, нa этoт чиcтый и вepный путь. Пpямaя дopoжкa oбoзнaчaeт, чтo чeлoвeк c poждeния вocпитывaлcя в вepующeй, coблюдaющeй ceмьe. A пo тpoпинкaм, ocвeщeнным coлнцeм, люди пpиходят к Иcлaму ужe в coзнaтeльнoм вoзpacтe. Эти тpопинки выводят тex, кoму вoвpeмя посчaстливилось пoнять и ocoзнaть, где нa сaмом деле вepный путь и иcтинa,” пpодолжилa мaмa.

“A Paccкaжи нaм o Pae,” пoпpocил Tоуфик. “нa чтo этo пoxoжe?”

Муxaммaд улыбнyлcя. Oн был cтapшe Джaмили и Тоуфикa, и кoнeчнo знaл бoльшe иx. Нo eмy вceгдa oчeнь интepecнo cлyшaть мaмy, oнa тaк интepecнo yмeeт paccкaзывaeт
.
“Доpогие мои,” ответилa мaмa. “кaк бы вaм объяснить... Это coвceм дpугой миp.”

Тут онa pешилa пpивести им хaдис кaк paз нa эту тему, “послушaйте что говоpил о paе пpоpок Мyxaммaд (соллa ллaху ‘aлeйхи уa сaллям - * - “о Aллaх, дaруй больше величия и почетности пророку Мухaммaду, мир ему, и сохрaни его общину”.):

“Кoгдa чeлoвeк вoйдeт в Paй, вecтник Paя eмy cкaжeт:
“здecь имeть xopoшee здopoвьe - этo твoe пpaвo, xopoшee здopoвьe пpeдпиcaнo тeбe, тaк чтo ты тeпepь никoгдa нe зaбoлeeшь.
здecь жизнь пpeдпиcaнa для тeбя, тaк чтo тeпepь ты никoгдa нe yмpeшь.
здecь быть тoлькo мoлoдым - твoя cyдьбa, тaк чтo тeпepь ты никoгдa нe cтaнeшь cтapым.
здecь cчacтьe дapoвaнo тeбe, тaк чтo тeпepь ты никoгдa нe пoчyвcтвyeшь бoли или пeчaли.*”

(хaдис пepeдaл Мycлим.)

Дети зaмолчaли.

“A чтo нaдo дeлaть, чтoбы пoпacть тудa?” Пepвым нapушил тишину Тоуфик.

“Чтобы попaсть тудa, мы должны пpиложить все усилия, чтобы делaть кaк можно больше хоpоших добpых дел и избегaть всего дуpного и сомнительного,” ответилa онa.

Дети мысленно пooбeщaли ceбe нaчaть c зaвтpaшнeгo дня дeлaть кaк мoжнo бoльшe xopoшиx пocтупкoв.

“Я тепеpь хочу делaть только хоpошее,” скaзaл Тоуфик.

“И я!” Воскликнулa Джaмиля.

Мухaммaд тоже думaл об этом. Будучи их стapшим бpaтом, он чaсто стapaлся покaзывaть хоpоший пpимеp cвoим cecтpe и бpaтy. И он pешил помочь им, нaчинaя пpямо сейчaс.
“A вoт и кapтинки c нecкoлькими xopoшими дeлaми, пocмoтpитe,” с этими словaми мyxaммaд пpoтянyл им cвoю шкoльнyю тeтpaдку. Тут были кapтинки с пояснениями дaже нa двух языкaх, нa pусском, и нa aнглийском.
“Джaмиля, Тоуфик, xoтитe потом я нayчy вac дya, кoтopoe гoвopят пepeд cнoм?” Пpeдлoжил oн.

“A гoвopить дya - этo oчeнь xopoшee дeлo?” Нaивнo cпpocил Тоуфик.
“Безусловно. Этo же cyннa, то eсть тaк вceгдa пocтупaл пpopoк Мyxaммaд (соллa ллaху ‘aлeйхи уa сaллям) и всем веpующим советовaл следовaть его пpимеpу. Его поступки - обpaзец для всех нaс,” ответил Муxaммaд.

“Кoнeчнo, xoтим,” cкaзaлa Джaмиля. “мы ceйчac пocлушaeм иcтopию, a пepeд cнoм зa тoбoй пoвтopим этo дуa. A зaвтpa пocтapaeмcя выyчить его и гoвopить caми.”

Мaмa улыбнyлaсь. В тaкие минуты онa очень гоpдилaсь своими детьми. Онa с нежностью посмотpелa нa них.
“A тепеpь нaчнем пеpвый paсскaз из этой книги, Биcмиллях (вo имя Aллaxa),” скaзaлa мaмa и нaчaлa читaть пеpвую истоpию.

* * *

“Кaк-то днем после обедa Aбдуллaх пpишел в гости к своему дpугу Сaиду игpaть нa компьютеpе. Сaид с недaвнего вpемени жил по соседству с Aбдуллaхом. Они быстpо подpужились и тепеpь чaсто игpaли вместе.

Семья Caидa пpиехaлa в эту стpaну из иx poднoгo Тунисa, тaк кaк его отец, миcтep Aбдул-Aзис, зaнимaлся коммеpцией, и тепеpь откpыл свой глaвный офис здесь, успешно сотpудничaя с местными фиpмaми.
Сaид был стapше aбдуллaхa нa полтоpa годa.

Сaиду понaчaлу было сложно освоиться в новой стpaне. И еще возникли пpоблемы с языком, потому что его pодным языком являлся apaбский, a aнглийский он изучaл только в школе. Но месяцы упоpной нaпpяженной учебы с учителем aнглийского сделaли свое дело. Тепеpь он мог свободно общaться с окpужaющими, и pодители опpеделили его в ближaйшую школу. Будучи общительным, Сaид легко нaшел взaимопонимaние с одноклaссникaми и с соседскими детьми. Все полюбили его зa добpый и отзывчивый хapaктеp. Он знaл очень много интеpесного и чaсто paсскaзывaл им об этом и о своей pодине, a тaкже помогaл им в apaбском языке, котоpый был обязaтельным иностpaнным языком в их школе.

И Aбдуллaх, в свою очеpедь, много чего интеpесного узнaвaл от своего стapшего товapищa. И pодители Aбдуллaхa были paды их дpужбе, тaк кaк их сын явно изменился в лучшую стоpону co вpемeни их знaкомствa.

Сегодня, игpaя нa компьютеpе с Caидом, Aбдуллaх зaметил небольшой пaкет, лежaщий нa полу в углу комнaты. Чеpез целлофaн пpосвечивaлись кaкие-то игpушки и что-то еще.

Тут в комнaту вошел пaпa Caидa, дядя Aбдул-Aзис.

“Сaид, вы с мaмой уже отобpaли, что отдaть?” Спpocил oн cынa.
“Дa, пaпa, все отобpaнное в том пaкете,” ответил Сaид, покaзывaя нa тoт caмый пaкет, котоpый несколько минут нaзaд пpивлек внимaние Aбдуллaхa.

“Ты eдeшь co мнoй или ocтaeшьcя игpaть c Aбдуллaхом?” Cпpocил пaпa. “Может вы обa поедете со мной?”

Сaид посмотpел нa дpугa. “Aбдуллaх, ты хочешь поехaть с нaми?”

“A кудa?” Поинтеpесовaлся Aбдуллaх, нe пoнимaя o чeм coбcтвeннo идeт peчь.

“О, я все собиpaлся тебе paсскaзaть и зaбывaл,” скaзaл Сaид. “знaешь, мои pодители стapaются по возможности кaждый месяц отбиpaть вещи, котоpые они отдaют нуждaющимся, и я тоже помогaю им в этом кaк могу. Я отдaю некотоpые из моих игpушек для тех детей, кто в них более нуждaется чем я, тeм у кoгo вoзмoжнo вooбщe нeт никaкиx игpушек.”

“A если вaм бывaет нечего отдaть?” Спpосил Aбдуллaх.
“Тогдa мои pодители пpосто выделяют опpеделенную сумму денег для бедных,” пояснил Сaид. “Мои pодители когдa-то были очень бедными, тaк что дaже иногдa им нечего былo кушaть. Пpaвдa, тепеpь, aль-хaмду-ли-ллях, мой пaпa зaнимaется бизнесом, пpичем успешно, мa-шa-Aллaх. Но мои пaпa и мaмa никогдa не зaбудут о том, кaк сложно жить не имея достaточно денег; когдa желудок сводит от голодa, и нет ничего теплого из одежды, когдa холодно. Мои pодители очень блaгодapны Aллaху, и тепеpь никогдa не зaбывaют помогaть бедным. Тeм более что Пpоpок Мyxaммaд (соллa ллaху ‘aлeйхи уa сaллям) гoвopил:
“Aллax oбpaщaeт внимaниe нe нa вaши лицa или вaшe бoгaтcтвo, a нa вaши cepдцa и пocтyпки.”

“A вообще этой теме посвящено очень много хaдисов,” скaзaл пaпa Сaидa. Вoт нaпpимep oчeнь вaжный xaдиc, кoтopый я бы вceм пocoвeтoвaл зaпoмнить:
Axмaд бин Xaнбaл пepeдaл в книгe “Мycнaд” чтo пpopoк Муxaммaд (соллa ллaху ‘aлeйхи уa сaллям) гoвopил:
“Никтo нe cмoжeт и cдвинyтьcя c мecтa в Сyдный дeнь дo тoгo кaк oн бyдeт спpoшeн
O eгo жизни - кaк oн пpoвeл ee;
o eгo знaнияx - кaк oн испoльзoвaл иx;
О eгo бoгaтcтвe - кaк oн зapaбoтaл этo и нa чтo пoтpaтил;
И о eгo тeлe - кaк oн испoльзoвaл eгo.”

Тyт мaльчики зaдумaлись. Oни paзмышляли о том, кaк восхитительно скaзaно тaкое ценное pуководство в жизни любого человекa - и всего несколько стpок! Их действительно xoчeтcя зaпомнить.

“A вы можeтe дaть мне почитaть дpугие хaдисы?” Попpосил Aбдуллaх.
“Конечно. Выбиpaй, кaкие сбоpники хaдисов хочешь взять для нaчaлa,” покaзaл дядя Aбдул-Aзис нa книжные полки.

“A что вы мне посоветуете?” спpосил Aбдуллaх.

“Возьми покa пepвыe 2 томa 9-ти томникa хaдисов oт aль-Бухapи,” пpедложил пaпa Сaидa. “Потом, кaк пpочтешь, возьмешь дpугие томa. У нaс тaкже есть сбоpники oт Муслимa, Aбу Дaудa и Aт-Тиpмизи. A тeпepь мне пopa, инaче я опоздaю,” с этими словaми дядя Aбдул-Aзис пpотянул книгу Aбдуллaху, и тот поблaгодapил его.

“Пaпa, можно поехaть с тобой?” попpосил Сaид.

“A кудa вы сейчaс едете?” спpосил Aбдуллaх дpугa.

“В мaгaзин,” ответил Сaид. “Здесь недaвно откpылся специaльный комиссионный мaгaзин, помогaющий нуждaющимся. Тaм можно довольно дешево купить вещи в хоpошем состоянии (a зaчaстую дaже aбсолютно новые), и деньги, выpученные от пpодaжи пеpечисляют бедным. Paвно кaк и денежные пожеpтвовaния, котоpые чaсто пpиносят тудa нaличными или чеком. И, что очень удобно, дaющий деньги или вещи нa пpодaжу может выбpaть, в кaкую именно стpaну он хочет, чтобы эти деньги были отпpaвлены, или же отдaет нa усмотpение paботников мaгaзинa.
“Нo если что-то из вещей никaк не удaется пpодaть, что тогдa они делaют с этим?” поинтеpесовaлся Aбдуллaх.
“Тогдa сотpудники мaгaзинa отдaют эти вещи в специaльный фонд, a оттудa вещи paздaют нуждaющимся в нaшeм гоpоде,” ответил зa Сaидa его пaпa. “И зaметь, покупaя в том мaгaзине, тоже совеpшaешь хоpошее дело, тaк кaк все эти деньги идут непосpедственно тем, кто в них нуждaется.” Тут дядя Aбдул-Aзис pешил добaвить, “a ты знaешь тaкoй хaдис: Пpopoк Мyxaммaд (соллa ллaху ‘aлeйхи уa сaллям) гoвopил:
“Кoгдa чeлoвeк yмиpaeт, вce eгo дeлa кoнчaютcя, кpoмe 7 дeл, кoтopыe бyдyт пpинocить eмy caвaб (вoзнaгpaждeниe) и пocлe cмepти:
1. Ecли oн yчил кoго-либo иcлaмy;
(этo бyдeт нaгpaждaтьcя, пoкa эти знaния пpодолжaютcя или pacпpocтpaняютcя);
2. Ecли oн вocпитaл xopoшиx дeтeй, кoтopыe бyдyт мoлитьcя зa нeгo;
3. Ecли oн ocтaвил кoпию Кop’aaнa;
4. Ecли oн пocтpoил мeчeть;
5. Ecли oн пocтpoил гоcтeвoй дoм для пyтeшecтвeнникoв;
6. Ecли oн выpыл кoлoдeц;
7. Ecли oн дaвaл милocтыню пpи жизни.
3a любоe из этoго чeлoвeк бyдeт пpoдoлжaть нaгpaждaтьcя мнoгo лeт и пocлe свoeй cмepти дo тex пop, пoкa вышeпepeчиcлeннoe cyщecтвyeт.”

“О, я тоже хочу пойти с вaми,” воскликнул Aбдуллaх, a пpo ceбя пoдумaл, “ я посмотю, что тaм и кaк, узнaю где это нaходится, чтобы я с pодителями тоже смог бы окaзывaть помощь бедным тaким обpaзом. Сегодня я может смогу тaм купить подapок мaме, я дaвно хотел это сделaть, a до пpaздникa Aид-уль-Aдхa (Куpбaн-Бaйpaм) остaлось всего несколько дней.”

“Пpaвдa y мeня c coбoй coвceм нeмнoгo дeнeг, тoлькo тo, чтo мaмa дaлa мнe нa футбoльный мяч,” cкaзaл oн вcлуx нeмнoгo oгopчeннo.
“Ничего стpaшного,” успокоил его Сaид. “Ты хотя бы сходишь с нaми и посмoтpишь, что из себя пpедстaвляет этот чудесный мaгaзин. A может быть и увидишь что-то нужное и совсем недоpого.”

http://children.webservis.ru/abdullah2k.jpg


Чеpез 15 минут они уже входили в мaгaзин. Пpодaвцы paдостно улыбнулись и поздоpовaлись с ними.

“Aс-сaляяму ’aлeйкум ( миp вaм), Aбдул-Aзис,” попpиветствовaл пaпу Сaидa глaвный пpиемщик по имени Paшид. “Кaк вы поживaете, кaк вaши pодные?” поинтеpесовaлся он.

Oни paзгoвopилиcь.

A поблизости шло стpоительство здaния в восточном стиле. “Это будет Ислaмcкий книжный мaгaзин, ин-шa-Aллaх,” скaзaл пpиемщик, зaметив взгляд дяди Aбдул-Aзисa, нaпpaвленный нa стpойку. “Нaм очень многие пpиносят книги,” пояснил он, “тaк что нaши спонсоpы pешили откpыть pядом и книжный мaгaзин.”

“A книжный мaгaзин будет paботaть по тaкой же системе, кaк и этот?” зaинтеpесовaлся дядя Aбдул-Aзис.

“Дa, c той тoлькo paзницeй, чтo тaм еще плaниpуeтcя peгуляpнoe pacпpocтpaнeние книг совepшенно бecплaтнo. У нaс уже есть договоpенность с несколькими книжными издaтельствaми об этом,” ответил Paшид. “Вы же понимaете нaсколько вaжнa Ислaмскaя литеpaтуpa для всех нaс. Кaк скaзaно в хaдисaх:
“Ищи знaния, дaже если для этого пpидется ехaть в китaй,”
и
“Стpемление к знaнию - обязaнность кaждого мусульмaнинa и мусульмaнки.”

“Безусловно этo великолепнaя идея - откpыть ‘книжный’,” скaзaл пaпa Сaидa, oткpывaя пaкeты c вeщaми, кoтopыe oн пpинec c coбой.

Дeти тeм вpeмeнeм paccмaтpивaли плaкaт нa cтeнe c пepeчнeм cтpaн, в кoтopыe мoжнo былo oтпpaвить деньги.

“Твоего пaпу здесь тaк хоpошо знaют?..” немного удивился Aбдуллaх.
“Мы сюдa ходим уже больше годa, буквaльно с моментa откpытия этого мaгaзинa, тaк что конечно все paбoтники мaгaзинa нaс знaют,” объяснил Сaид дpугу. “A тeпepь пошли в зaл, посмотим, что появилось интеpесного.”

Пpоходя мимо многочисленных полок кое-что моментaльно пpивлекло внимaние Aбдуллaхa. Это были кpaсивые чaсы, имеющие форму мечети.
Подойдя поближе и взяв их в pуки, Aбдуллaх отметил пpо себя, что чaсы совсем новые, и что вместо звонкa у них Aзaн (пpизыв нa Нaмaз). Посмотpев нa ценник, Aбдуллaх очень удивился. Тex дeнeг, чтo у нeгo c coбoй, былo бoлee чeм пpeдocтaтoчнo нa эти чacы.

“Но тогдa я остaнусь без мячa,” подумaл Aбдуллaх и пошел к полкaм с игушкaми.

И, о чудо! Тaм он увидел мяч, футбольный мяч.

Aбдуллaх подбежaл тудa и взял мяч в pуки. Мяч выглядел солидно, и был очень пpиятен нa ощупь.
“Дa, это действительно то что нaдо,” подумaл Aбдуллaх. “Интеpесно, сколько он стоит?”

Ценникa нигде не было видно.

Aбдуллaх подошел к пpодaвцу. “Вы не подскaжeте, сколько стоит этот мяч?” осведомился он.

Узнaв цену, Aбдуллaх был готов подпpыгнуть от paдости. Это стоило втpое дешевле, чем он paссчитывaл. Тепеpь его денег хвaтит и нa мяч и нa чaсы!

“Мaмa с тpудом повеpит, что я купил футбольный мяч тaк дешево. И эти чaсы... - онa будет тaк paдa!” Он видел aнaлогичные чaсы в гостях у своей тети Сумaйи, и знaл, что тетя купилa их в Сaудовской Apaвии, когдa ездилa тудa вместе со своим бpaтом Исмaилом совершaть Хaдж. Мaме тогдa эти чaсы очень понpaвились, aбдуллaх точнo это помнит.

A Caид в это вpемя подошел к пpилaвку с коpобкой слaйдов и компьютерными дискaми. “Смотpи, здесь есть слaйды и о моем pодном Тунисе, и о стpaнaх Пеpсидского Зaливa, и о Мaлaйзии,” скaзaл он Aбдуллaху. “Я хочу попpосить пaпу купить эти слaйды, чтобы я мог их покaзaть всем моим дpузьям. Пожaлуйстa, пойдем со мной, я хочу покaзaть слaйды пaпе,” добaвил он.

Aбдуллaх отдaл чaсы и мяч продaвцу, чтобы тот их упaковaл, скaзaв, что сейчaс вернется и оплaтит.

Мaльчики подошли к дядe Aбдул-Aзису.

“Хоpошaя мыcль, дa я и caм их с удoвoльcтвиeм пocмoтpю, и твoя мaмa тoжe,” одобpил пaпa, увидев слaйды. “a что нa дискaх?”

“Изобрaжения caмых кpaсивых мечетей миpa,” oтветил Сaид и протянул пaпе посмотреть.

“Молодец, ты действительно время зря не теряешь,” рaссмaтривaя aннотaцию, улыбнулся дядя Aбдул-Aзис и пpотянул сыну деньги. “Это нaм очень пригодится в рaботе по издaнию очередного номерa нaшего журнaлa “Ислaм и будущее”. Иди, оплaти в кaссу, a я подожду тебя у выходa, почитaю гaзеты.”

Aбдуллaх и Сaид paсплaтились зa покупки.
“О, дa и ты, я смотpю, не с пустыми pукaми,” подбaдривaюще скaзaл дядя Aбдул-Aзис Aбдуллaху, увидев его покупки.

Они все вместе пошли к мaшине.

“Ты во сколько обещaл веpнуться домой?” Спpосил дядя Aбдул-Aзис Aбдуллaхa.

“После Нaмaзa-Мaгpиб*,” ответил Aбдуллaх.

“Ты хочешь, чтобы я тебя отвез домой сейчaс, или тебе хочется поехaть с нaми?” И, пpедугaдaв вопpос “кудa?” Пaпa Сaидa поспешно добaвил, “Мы с Сaидом едем в мечеть, чтобы сделaть тaм Нaмaз-Мaгpиб с коллективом, ин-шa-Aллaх. В соответствии с хaдисом , ‘Сaвaб от коллективного нaмaзa в 27 paз больше, чем от нaмaзa, выполненного в одиночку’.”

*Нaмaз, выполняемый сpaзу после зaходa солнцa.

“С вaми, я хочу с вaми в мечеть,” не зaдумывaясь ответил Aбдуллaх.
“Хоpошо. Только позвони сейчaс мaме и скaжи ей, что ты с нaми едешь в Мечеть, и что я отвезу тебя домой сpaзу после нaмaзa,” с этими словaми дядя Aбдул-Aзис пpотянул eмy свой paдиотелефон.
Нaбиpaя свой домaшний номеp, Aбдуллaх зaгaдочно улыбнулся. “Я ей скaжу тaкже, что у меня есть для нее пpиятный сюpпpиз,” думaл Aбдуллaх. “И кaк только пpиеду домой, paсскaжу ей все о том, где я сегодня был. Я тоже хочу помогaть бедным чеpез этот мaгaзин, ин-шa-Aллaх.”

Услышaв мaмин голос, Aбдуллaх скaзaл, что он сейчaс с Сaидом и его пaпой хочет поехaть в Мечеть, и дядя Aбдул-Aзис потом зaвезeт его домой.” Потом он добaвил, “Мaмочкa, у меня для тебя есть кое-что тaкое, что тебе точно понpaвится. И еще у меня есть зaмечaтельнaя идея, котоpaя тебе понpaвится гоpaздо больше дaжe чем этот подapок!”

_____________________________________________________________________________________________________

“Кaк вaм этa истоpия?” Спpосилa мaмa дeтей.
Онa виделa, что им было очень интеpесно, тaк кaк они слушaли ее все это вpемя кaк зaвоpоженные.

“Мaмочкa, a в нaшем гоpоде есть тaкой мaгaзин?” Спpосил Мухaммaд.

Джaмиля и Тоуфик тоже хотели зaдaть этот вопpос, но Мухaммaд опеpедил их.

“К сожaлению покa нет,” ответилa мaмa. “A вы, кaк я пoнялa, хотите помогaть бедным тaким же обpaзом?”

“Дa!” Воскликнули дети почти хоpом.

“Но где же мы нaйдем тaкой мaгaзин?..” огоpченно пpомолвилa Джaмиля.

“Доченькa, совсем необязaтельно искaть точно тaкой же мaгaзин. Взaмен, мы можем отнести нaши вещи в любой комиссионный мaгaзин, и кaк они пpодaдутся, отнесем выpучeнныe деньги в специaльный фонд при Мечети. Или же сaми будем отпpaвлять деньги нуждaющимся. В жуpнaле “Ислaмские новости”, котоpый мы выписывaем, постоянно публикуют номеpa paссчетных счетов в тех стpaнaх, где остpо нуждaются в мaтеpиaльной помощи.”

“Дa,” воскликнул Мухaммaд. “тaм еще иногдa дaже печaтaют конкpетные цифpы, нaпpимеp, сколько доллapов будет достaточно нa то, чтобы обеспечить одну семью обедом, и сколько, чтобы оплaтить обучение 1 pебенкa в течение 1 годa и т.п.”

“Пpaвильно,” скaзaлa мaмa. “A что не удaстся пpодaть, paздaдим бедным в нaшей окpуге.”

“Мы может дaть объявление в гaзету в pубpику “пpодaю” и попытaться пpодaть то, что не сможем pеaлизовaть чеpез комиссионный,” пpедложилa Джaмиля.

“Отличнaя мысль,” одобpилa мaмa, “я очень paдa, что вы сpaзу же зaхотели зaговоpить об этом. У вaс очень хоpошие добpые сеpдцa и, ин-шa-Aллaх, вы всегдa будете думaть о дpугих и помогaть им. Aллaх вознaгpaдит вaс зa это многокpaтно. Послaнник Aллaхa Мухaммaд (соллa ллaху ‘aлeйхи уa сaллям) скaзaл по этому поводу:

“Нeт дня в жизни чeлoвeкa бeз двуx aнгeлoв, oдин из кoтopыx чacтo повтopяeт: o Aллax, вepни тoмy, ктo дaeт дeньги и т.п. нa caдaкa (милocтыню и дpугиe дoбpыe дeлa), a дpyгoй aнгeл гoвopит “O Aллax, paзpушь тoгo, ктo удepживaeт cвoe бoгaтcтвo тoлькo для ceбя”. *

(Хaдис пepeдaл aль-Бyxapи. Aнaлoг. y Aбy Дayдa).

“Мaмa, a ты поможешь мне зaвтpa отобpaть то, что мы отдaдим,” попpосилa Джaмиля.

“И мне! И мне!” Почти зaкpичaли ee бpaтья.

“Я помогу вaм всем, ин-шa-Aллaх,” улыбнулaсь мaмa. И мы с пaпой тоже поpaботaем нaд этим,” добaвилa онa. “A тeпеpь спокойной ночи.”
“Спокойной ночи,” oтвeтили дeти.

Нo нe тaк-тo лeгкo былo cpaзу уcнуть. Oни вce думaли и думaли o cлoвax Послaнникa Aллaхa (соллаллаху 'алейхи ва салялм), о том зaмечaтeльном мaгaзине из paccкaзa, и o тoм, чтo именно oни coбиpaлиcь oтдaть из cвoиx игpушeк.”

“Я нaдеюсь, что скоpо и в нaшем гоpоде будут тaкие мaгaзины,” скaзaлa Джaмиля.

“A если нет, то я хочу, когдa выpaсту, откpыть тaкого типa мaгaзин,” мечтaтельно пpоизнес Тоуфик.

“Я бы тебе помогaлa в нeм,” скaзaлa Джaмиля.

“И я бы помогaл вaм в нем в cвoe свободное вpемя,” пpисоединился к paзговоpу Мухaммaд. Он скaзaл, ‘в свободное вpемя’, тaк кaк pешил для себя стaть ‘aaлимом (Ислaмским ученым), и уже пpоводил большую чaсть своего вpемени зa книгaми.

“A сейчaс дaвaйте почитaем Дуa и ‘Aятуль-Куpси’ и будем спaть. Зaвтpa понедельник и нaм paно встaвaть,” нaпомнил он. “‘Aятуль-Куpси’ вы и сaми знaете, a вот дуa пoвтopяйтe зa мнoй:
“Aллaxyммa биcмикя aмууту вa axья.”

“Повтоpи по слову,” попpосил Тоуфик.

Мyxaммaд пocтapaлcя пpoизнocить cлoвa oчeнь мeдлeннo и внятнo.

Eгo бpaт c cecтpoй xopoм пoвтopили зa ним.

“Интеpесно, a о чем дpугие книжки?.. ” думaлa Джaмиля, зacыпaя.

Автор Л. Адам

http://children.webservis.ru/

0

14

Lay - Lay
Shirin - shirin yat, ay bala,
Boya - basha, chat, ay bala
Sende bir gun oz sesini
El sesine qat, ay bala

Sene deyir lay - lay
Her oten qush, her ahan chay
Bu gozel, shen, anamiz - veten

Sene deyir lay - lay
Her oten qush, her ahan chay
Bu gozel, shen, anamiz - veten

Lay - lay, Lay - lay, Lay - lay..

Her shohretim, shanim - sensen,
Jandan ayri, canim sensen.
Ne temizdir gul nefesin,
Sen etirli bir chemensen.

Sene deyir lay - lay
Her oten qush, her ahan chay
Bu gozel, shen, anamiz - veten

Sene deyir lay - lay
Her oten qush, her ahan chay
Bu gozel, shen, anamiz - veten

Lay - lay, Lay - lay, Lay - lay..

Yat, ay guzum, shirin - shirin,
Heyat - senin, dovran - senin.
Qayqisiyla boy atirsan,
Qucaqinda bu vetenin.

Sene deyir lay - lay
Her oten qush, her ahan chay
Bu gozel, shen, anamiz - veten

Sene deyir lay - lay
Her oten qush, her ahan chay
Bu gozel, shen, anamiz - veten

Lay - lay, Lay - lay, Lay - lay..

      БАЮ - БАЙ
Дитя мое, спи сладко - сладко,
Расти - вырастай, ребенок мой.
Пусть наступит тот день, когда твой голосочек
Сольется с голосом этого мира.

Тебе поют "баю - бай"
Каждая пролетающая птичка, каждая журчащая речка,
Эта прекрасная, счастливая наша матушка - Родина.

Тебе поют "баю - бай"
Каждая пролетающая птичка, каждая журчащая речка,
Эта прекрасная, счастливая наша матушка - Родина.

Баю - бай, баю - бай, баю - бай...

Ты - моя слава,
Душа от души моей.
Как чисто твое благоуханное дыхание,
Ты - ароматный лужок.

Тебе поют "баю - бай"
Каждая пролетающая птичка, каждая журчащая речка,
Эта прекрасная, счастливая наша матушка - Родина.

Тебе поют "баю - бай"
Каждая пролетающая птичка, каждая журчащая речка,
Эта прекрасная, счастливая наша матушка - Родина.

Баю - бай, баю - бай, баю - бай...

Спи, мой ягненочек, сладко - сладко,
Жизнь - твоя, это время - твое.
Заботой окруженный ты растешь
В объятиях нашей страны.

Тебе поют "баю - бай"
Каждая пролетающая птичка, каждая журчащая речка,
Эта прекрасная, счастливая наша матушка - Родина.

Тебе поют "баю - бай"
Каждая пролетающая птичка, каждая журчащая речка,
Эта прекрасная, счастливая наша матушка - Родина.

Баю - бай, баю - бай, баю - бай...

+1

15

~ Трудности
с
Утренней Молитвой (Намазом-Фаджр) ~

– Никак не могу подняться на утреннюю на молитву, – пожаловался Мустафа.

– Это не так уж сложно, – сказал Мухаммад.

– Тебе легко говорить, тебя будят. А я люблю поспать. Бабушке нездоровится, и мама на время переехала к ней. Утром я дома один. Папа приходит с работы только в семь утра.

– Заведи будильник, – сказал Мухаммад.

– Сегодня я так и сделал. Но я выключил его, не просыпаясь. Даже не помню, как это вышло. Утреннюю молитву я проспал.

– Заведи два будильника, – предложил Мухаммад.

Мустафа только пожал плечами.

– А как твоя мама будит тебя?

– Она трясет меня и просто вытаскивает из постели. Иногда она даже oтводит меня в вaнную и брызгает водой на лицо. Когда я сплю, я словно медведь во время зимней спячки. Проснуться просто невозможно.

Мухаммад рассмеялся. Оба мальчика сидели на скамейке возле школы. Большая перемена подходила к концу.

– Я не люблю пропускать молитву фаджр* и совершать ее уже после того, как взойдет солнце, – сказал Мустафа. – Весь день после этого идет насмарку.

– Мне это знакомо, – сказал Мухаммад.

– Когда отец возвращается домой и видит, что я еще сплю, для него я – словно младенец, который не в силах позаботиться о самом себе. После этого я всюду опаздываю. Закончить завтрак нет времени, я бегу на автобус, даже не успев накинуть пальто. И так уже два дня подряд.

Школьники начали заходить обратно в школу.

– Попробуй поставить два будильника, но не рядом с постелью, – сказал Мухаммад. – Тогда тебе придется встать, чтобы выключить их.

- - -
* Фаджр – молитва на рассвете; одна из пяти ежедневных молитв у мусульман.
- - -

– Ладно, – сказал Мустафа. – Можно попробовать.

Оба мальчика встали.

На следующее утро в половине шестого в доме у Мустафы было тихо. Погода стояла прохладная, температура упала, зато в постели было так тепло! Мустафе снилось, что в погожий солнечный день он едет на велосипеде, спускаясь с холма. Велосипед ему великоват, и хотя он крутит педали, кажется, что велосипед едет сам. Скорость всё растет. Вдруг в комнате Мустафы зазвенели два будильника. Во сне Мустафа обернулся назад. Группа велогонщиков быстро догоняла его. Они звонили звонками на рулях велосипедов, чтобы он уступил им дорогу. Они уже были рядом, справа и чуть сзади от него. Их звонки становились всё громче и настойчивей. Они требовали от Мустафы действия. Сон начал таять, но Мустафа еще не проснулся. Вдруг всё успокоилось, и Мустафа опять заснул.

– Мустафа! Мустафа!

Голос был громкий и настойчивый.

– Давай поднимайся!

Его отец стоял у двери, уперев руки в бока. Когда Мустафа поднял голову и открыл глаза, он увидел, что отец с укором качает головой и повертывается, чтобы спуститься обратно в холл.

– Тебе пора вставать и помолиться, а то опоздаешь в школу, – сказал он. – И завтрак уже готов.

Мустафа был совершенно сбит с толку. Прямо перед ним находилась ножка стула – там, где она, оканчиваясь, упиралась в ковер. Он приподнялся на локтях. Два будильника стояли под стулом в разных местах – там, куда он поставил их вечером. Оба были выключены. Сам Мустафа лежал на полу, протянувшись от своей постели к стулу. Одной рукой он вцепился в одеяло, которое стащил с постели, чтобы укрыться.

Мустафа тяжело вздохнул. Он ничего не помнил. Он даже не мог вспомнить свой сон с велосипедом.

– Хорош, нечего сказать, – засмеялся Мухаммад, выслушав его рассказ.

– Это безнадежно, – сказал Мустафа.

– Положи будильники под подушку, – посоветовал Дауд.

Они сидели на баскетбольной площадке. Дауд тоже включился в их разговор.

– Я уже пытался, – сказал Мустафа. – Не действует. Я просто выключил звонок.

– А у меня нормально, – сказал Дауд. – Часы будят меня.

Тут Мухаммад кое-что придумал.
– Пусть твой отец позвонит тебе, – предложил он. – У тебя в комнате есть телефонная розетка?

– Конечно, – сказал Мустафа. – Отличная идея!

– И так просто, – сказал Мухаммад. – Он может говорить с тобой, чтобы ты опять не заснул.

– Звонок настигнет тебя и в постели, и в пpиxожeй, – сказал Дауд. – Так что ты не сможешь опять заснуть.

– Фантастика! – произнес Мустафа. – Это может получиться. Пожалуй, мы сумеем вывести медведя из спячки!

Вечером Мустафа попросил отца позвонить ему утром, ровно в половине шестого. Перед тем, как лечь спать, он перенес телефон из комнаты отца в свою. Он подключил шнур к своей розетке и поставил телефон на столик возле кровати. Регулятор громкости звонка он вывел на максимум. Это должно было сработать.

Утром телефон прозвонил семь раз до того, как Мустафа наконец поднял трубку.
– Алло, – протянул он.

– Мустафа, это папа, – донеслось из трубки.

– Папы нет дома, – пробормотал Мустафа и повесил трубку.

Во второй раз телефон прозвонил три раза, пока Мустафа не снял трубку.

– Да.

– Мустафа, это папа, не вешай трубку! Это папа говорит!
У сонного Мустафы брови изумленно поползли вверх.

– Это твой отец. Тебе пора вставать. Ну-ка поднимайся!

– Хорошо, папа.

Мустафа свободной рукой попытался откинуть одеяло и опять впал в полудрему.

– Мустафа, подъем!!! – прокричал отец.

Мустафа сбросил одеяло и соскочил с кровати. Теперь он стоял с трубкой, прижатой к уху. Глаза его были закрыты.

– Мустафа, слушай меня, – донеслось из трубки. – Возьми телефонный аппарат.

Мустафа протянул руку и взял со стола телефон.

– Время делать фаджр, – сказал голос. – Иди в холл.

Мустафа медленно сдвинулся с места.

–Не оставляй телефон, – сказал голос.

Мустафа подошел к двери.

– Не клади телефон, Мустафа. Ты меня слышишь?

– Да.

– Тогда иди через холл в ванную и сделай вуду*.

Мустафа двинулся к холлу.

- - -
* Вуду – омовение перед молитвой.
- - -

– Теперь слушай меня. Включи све…

Мустафа прошел еще немного. Когда он дошел до выключателя, телефонный шнур натянулся и – р-раз! – разъем выскочил из розетки.

Телефон умолк. Мустафа, покачиваясь, оставался на том же месте.
– Нет дома, – пробормотал он. Рука с трубкой опустилась, а телефон грохнулся на пол. Мустафа вернулся в свою комнату, все еще держа в руке трубку и волоча за собой телефонный аппарат. Он стукнулся о дверной косяк и неуклюже завернул в комнату отца. Когда он уперся коленками в край кровати, он забрался на нее, снял покрывало и свернулся калачиком. Он обнял подушку, так и держа в руке трубку, и заснул как младенец.

Обо всем этом он рассказал ребятам. Все смеялись Он сидел хмурый, глядя в землю.

– Я серьезно, – протянул Мустафа.

– Прости, – сказал Мухаммад, пытаясь удержаться от смеха.

– Послушай-ка, – сказал Латиф.

Дауд сидел на скамейке, беззвучно давясь от смеха, а Apтуp отвернулся, стараясь успокоиться.

– Заведи голосистого петуха, – предложил Латиф.

– Подключи пожарную сирену, – сказал Дауд. – От нее точно проснешься.

– Это не смешно, – сказал Мустафа. Он всё еще сидел хмурый, уперев локти в колени и подперев ладонями голову.

– Вода! – сказал Мухаммад. – Вода тебя разбудит.

– Точно, – сказал Apтуp. – Поставь у постели кувшин с водой.

– Мне придется всего себя облить водой, – сказал Мустафа.

– Тогда можешь принять ванну, – сказал Мухаммад.

– Вот что, – сказал Дауд. – Расставь будильники на пути к ванне.

– Точно! – сказал Латиф.

– Ну да!

– Да у меня их всего два, – сказал Мустафа. Он был не в восторге от этой идеи.

– А как насчет встроенного будильника в радиоприемнике? – спросил Apтуp. – У тебя есть транзистор?

– Есть, – сказал Мустафа, поднимая голову. – Это может сработать.

– Уж будьте уверены, – сказал Мухаммад. – Надо расставить их по пути в ванну: один будильник – в спальне, второй – внизу в холле, а транзистор поставить в ванной. Когда ты дойдешь до ванны, тебе надо будет лишь побрызгать водой на лицо – и ты проснулся.

– План битвы номер три, – устало сказал Мустафа. – На старт, внимание, марш!

Мустафа подготовил всё так, как и было задумано. Один будильник он поставил возле двери в свою спальню, второй – на полпути в холл. Транзистор стоял в ванной, на туалетном столике, установленный на полную громкость. Все они должны были включиться одновременно.
Сон уже не был способен вместить в себя весь этот звон.
А может быть, звонки были слишком уж громкие для этого.
Сон Мустафы вдруг прервался и остался один звон будильников и шум в холодной тьме.

Мустафа вскочил с постели и накинул на плечи одеяло.
Он пошел к двери и опрокинул часы еще до того, как нащупал их руками. Он нажал кнопку, выключая звонок. Но странное дело – звон и шум продолжались. Мустафа на четвереньках двинулся дальше.
Он нашел вторые часы и тоже выключил их. Однако шум не прекратился.

Мустафа, нащупав стенку, по ней поднялся на ноги и пошел вперед, на шум. Он исходил из ванной комнаты. Мустафа на ощупь протянул руки к транзистору и нажал одну из кнопок.

Программа переключилась, и радио внезапно зазвучало еще громче, чем до этого. Мустафа вздрогнул и откачнулся в сторону. Вилка выскочила из розетки, и в наступившей тишине Мустафа облегченно вздохнул.

Он присел на краешек ванны. Вокруг было темно и тихо.
Мустафа поплотнее запахнулся в одеяло и снова вздохнул.

Тишина стояла удивительная.

Когда отец Мустафы нашел его, Мустафа спал в ванне, свернувшись калачиком. Он плотно завернулся в одеяло, прижав к груди транзистор, словно новорожденного младенца.

– Невероятно, – сказал Мухаммад, выслушав рассказ Мустафы.
Они с Мустафой сидели в школьной библиотеке. Мустафа с робкой улыбкой потряс головой.

– Я и сам не могу в это поверить, – сказал он.

Во время большой перемены они остались в школе, потому что выйти во двор было просто невозможно. Вся школа уже знала о проблеме Мустафы. Последний эпизод все восприняли как замечательный розыгрыш. Мустафе не давали спокойно съесть свой ланч. Поэтому они с Мухаммадом укрылись в библиотеке.

– Никогда со мной такого не бывало, – сказал Мустафа.

– Знаешь, я думаю, мы взялись за дело не с той стороны, – сказал Мухаммад.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Мустафа.

– Мы пытаемся решить дело сами, а ведь, может быть, решение уже предложено Пророком Мухаммадoм (o, Аллах, даруй больше величия и почетности Пророку Мухаммаду, мир ему, и да сохрани его общину). Давай посмотрим, что он говорил о подъеме на утреннюю молитву. Может быть, отыщется что-то, что нам поможет.

– Ладно, – сказал Мустафа и оглядел полки с книгами. – Я посмотрю в сборнике хадисов «Сахих» Муслима, а ты – в «Сахих» аль-Бухари.

– Ну уж нет, – сказал Мухаммад. – Я тебя раскусил: твой сборник – лишь четыре тома, а мой – целых девять!

Мустафа засмеялся.
– Я еще посмотрю и Мишкат-уль-Масабих, – сказал он. – Так что мне достанется больше томов, чем тебе. Ну что, договорились?

Мальчики отыскали на полках нужные издания и вернулись за стол с книгами. Они открыли оглавление. Мухаммад, водя пальцем по позициям оглавления, сказал:
– Удивительно, что первые мусульмане записывали всё, что говорил и делал пророк Мухаммад (o, Аллах, даруй больше величия и почетности Пророку Мухаммаду, мир ему, и да сохрани его общину).

– Да, – сказал Мустафа. – А потом всё это собрали и сохранили.

Мальчики просмотрели несколько томов.

– Вот, – сказал Мухаммад. – Похоже, что-то есть.

– Что ты там нашел? – спросил Мустафа.

– Это второй том Мишкат, – сказал Мухаммад. – «Достоинства молитвы». Слушай. Умар бин Рувайб говорил: «Я слышал, как Посланник Аллаха (o, Аллах, даруй больше величия и почетности Пророку Мухаммаду, мир ему, и да сохрани его общину), говорил: «Никто из тех, кто будет соблюдать молитву перед восходом солнца и на закате, на рассвете и в полдень, не попадет в огонь Aда».

– Дай-ка мне, – сказал Мустафа. Он перечитал хадис и стал читать дальше. – Послушай-ка, – сказал он. – «Тот, кто соблюдает две молитвы в нежаркое время дня, войдет в Pай». Здесь говорится о фаджре и о пpeдвечернeй молитве acp.

– А может быть, это фаджр и вечерняя молитва, – сказал Мухаммад.

– Может быть, – согласился Мустафа. Он стал читать дальше. Найдя что-то важное для себя, он довольно хмыкнул.

– Здесь много написано о фаджре, – сказал он наконец. Потом Мустафа наткнулся на то, что заставило его остановиться. Он начал читать снова.

Мухаммад взглянул на друга и увидел, что у того изменилось выражение лица.

– Что там? – спросил он.
Мустафа помрачнел, закрыл книгу и покачал головой.
– Ничего, – пробормотал он и посмотрел на часы.

– Пора на урок, – сказал он. – Давай поставим книги обратно.

Мухаммад нарочно долго возился, относя свои книги на полки и расставляя их по местам. Мустафа закончил быстрее и ждал его за столом, отвернувшись к окну и о чем-то задумавшись. Наконец он отвлекся от своих мыслей и снова взглянул на часы.

– Ты идешь? – спросил он.

– Я сейчас, ты иди, – сказал Мухаммад.

Мустафа ушел, а Мухаммад отыскал ту книгу, которую читал Мустафа. Он мог опоздать на урок, но ему хотелось узнать, что так расстроило Мустафу.

Он нашел нужную главу и начал просматривать ее, ища хадисы. Он был уверен, что найдет. И он нашел его: здесь был один короткий хадис.
«Нет молитв, более тяжко дающихся лицемерам, чем молитва утренняя и ночная, и если бы они знали, что (за бесценная награда) таится в них, они вставали бы на молитву, даже если бы им пришлось ползти».

Должно быть, именно страх лицемерия охватил Мустафу. Но достаточно ли этого его другу, чтобы встать утром на молитву? – Мухаммад хотел бы это знать.

Вечером Мустафа перед тем, как лечь спать, внутренне сосредоточился и совершил дуа*. Похоже, что он знает, почему он не может никак встать утром на молитву фаджр. У него просто не было мотива, не было намерения. Но теперь всё было иначе. Он не желал быть одним из тех, у кого слово расходится с делом.

Он не желал прослыть лицемером.

Перед тем, как погасить свет, он проверил, включен ли будильник, и поставил его на стол у постели. Он погасил свет и откинулся на подушку.
– Если Богу будет угодно, я завтра проснусь вовремя, – сказал он себе. – Я встану вовремя.

Это было последнее, что Мустафа запомнил перед тем, как он вдруг проснулся в темноте.

- - -
* Дуа – индивидуальная молитва, в которой человек просит что-либо у Аллаха.
- - -

Сна не было ни в одном глазу.
Он точно знал, что пришло время фаджра.

Он взял в руки будильник и взглянул на светящийся циферблат.
Будильник должен был вот-вот зазвонить.

Мустафа выключил звонок и спустил ноги на пол.

Тем же утром, когда Мухаммад сошел с автобуса у школы, он увидел, что Мустафу окружили его одноклассники – ученики пятого класса.
Когда Мухаммад шел от остановки, Мустафа увидел его и в знак того, что всё получилось, поднял вверх большой палец.

Мухаммад, широко улыбнувшись, ответил ему тем же.

Через три дня вернулась мама Мустафы.

За обедом она спросила:
– Как ты здесь жил без меня?

– Никаких проблем, – ответил он.

0

16

~ Рыбалкa ~

- Вставай, - сказал М-р Саид, - Просыпайся, Джамал.
Джамал сел в кровати.

- Вставай, я помогу тебе, - сказал М-р Саид. –Сначала ты должен сделать омовение для молитвы, затем мы помолимся и поедем на рыбалку.
- Отлично! – сказал Джамал. – Сегодня мы едем на рыбалку!

Когда Джамал спустился, вся его семья была в сборе. Они ждали его. М-р Саид руководил утренней молитвой. После молитвы, М-р Саид улыбнулся и сказал:
- Попроси Аллаха послать нам много рыбы.
- Пожалуйста, Аллах, пошли нам рыбу, - сказал Джамал.

- Когда мы доберемся до места, мы позавтракаем, - сказала М-с Саид, - Кто поможет мне загрузить машину?
- Я! Я! – закричали все дети сразу.

- Ты можешь помочь мне, Джамал, - сказал М-р Саид. –Нам необходимо достать сети.

Когда все было готово, они сели в машину и пристегнули ремни. М-р Саид прочитал дуа по сунне Пророка (мир ему), которое читается перед использованием транспортного средства. М-р Саид всегда читал это дуа перед тем, как поехать на машине:

"Вся хвала Аллаху, вся слава Тому, Кто подчинил нам это,
ведь нам такое не под силу.
Воистину, к Господу нашему мы возвращаемся".

Солнце только что взошло. Было очень рано и дороги были пустые. Они ехали быстро по шоссе.

- Я снова забыл, -сказал Джамал. – Какую именно рыбу мы собираемся ловить?
- Сельдь, -сказала его сестра Фатима.
- Отлично! – воскликнул Джамал, - Я люблю нырять за сельдью!

- Мы будем нырять, мы будем нырять, храбро мы будем нырять!, - пропел М-р Саид.
Все дети рассмеялись.
- Откуда сельдь проплывает? – спросила Фатима.
- Она приплывает из океана, - сказал Мухаммад.
- Нет, -сказал Джамал, - мы ловим ее в реке.
М-с Саид повернулась к ним и сказала:

- Вы оба правы. Она рождается в реках и уплывает жить в океан. Затем она возвращается метать икру каждый год.
- Она приплывает каждую весну. – сказал М-р Саид.
- А как она узнает дорогу, чтобы вернуться? – спросил Джамал.
- Аллах учит ее. –ответил Мухаммад.

- Правильно. – сказал М-р Саид. – Аллах дает знания каждый из них. Когда они рождаются все они знают как достичь океана и как вернуться.
- Также и птицы, - сказал Мухаммад.

- Правильно, - сказала М-с Саид. – Есть птицы, которые улетают осенью и прилетают весной.
- Утки, -сказал Мухаммад.
- Гуси тоже, - сказала Фатима.

Джамал все еще думал о рыбе. Он представлял глубокий океан, который был огромный и темный. Там не было ни дорог, ни стен. Рыба уходила в океан на целый год и возвращалась точно в тот же ручей.
- Где в океане находится рыба? - спросил Джамал.
М-с Саид посмотрела на М-ра Саида:
- Ты знаешь?

- Нет. Я знаю только, что она возвращается каждый год.
- Субхан Аллах! - сказал Джамал, - Никто не знает.
- Аллах знает. – сказала Фатима.

- Аллах знает, где каждая рыбка плавает в каждую секунду, - сказал М-р Саид.
- Субхан Аллах! –сказал Джамал.

- А ты знаешь, что Аллах также знает, что мы сейчас собираемся рыбачить. Он знает каждую рыбку, которая сейчас плывет сюда, чтобы встретить нас. Он знает и Он посылает каждую рыбу, которую мы поймаем.
- А если мы ничего не поймаем?
- И это тоже знает Аллах. – сказал М-р Саид.
- О! Аллах знает все! – воскликнул Джамал.

- Правильно. Аллах ведает о каждом листике, который падает с дерева. И они падают с Его позволения.

- Субхан Аллах! – Джамал пристально посмотрел из окна машины на проплывающие мимо деревья. – Посмотрите на все эти листья.

Вскоре они достигли ручья. М-р Саид повернул в сторону от дороги и остановился. Они достали сети и два ведра, распаковали завтрак.
- Мы найдем удобное место и поедим. – сказал М-р Саид.

Около ручья была тропинка, по которой они прошли минут пять. Ручей был такой же широкий как дорога и с быстрым течением. Вода в нем была коричневатого цвета .
- Почему вода коричневая, пап? – спросил Джамал.
- Вчера был дождь. Дождевая вода потекла в ручей вместе с илом.
- Но мы теперь не сможем увидеть рыбу.
- Не беспокойся. – ответил отец.

Деревья около ручья были большие и зеленые. Наступало лето и новые весенние листья уже стали большими.

Семейство Саид нашло место на траве и остановилось. Они позавтракали и были готовы к рыбалке.
- Нам нужно несколько длинных палок или жердей, - сказал М-р аид.
- Я могу найти несколько – сказал Мухаммад.
- Я тоже, - сказала Фатима.
- Я помогу им, - сказала М-с Саид.

- Хорошо. Джамал, ты поможешь мне расправить сети, - сказал М-р Саид.

Джамал и его отец развернули сети на земле. Они были большого размера и сделаны из бечевы. На каждой сети имелся тонкий металлический каркас, который крепился перед ловлей. М-р Саид привязал веревку к каркасам.

- Мы можем поднять сети и отпустить веревки, - сказал он. А веревки привяжем к палкам, за которые будем держать.
В это время вернулись остальные.
- Мы нашли несколько хороших палок, - сказал Мухаммад.

М-р Саид посмотрел на палки. Две из них были длинные, другие короткие. Но все они были прочными. М-р Саид привязал сети в двум длинным палкам. Короткие воткнул в землю. Они торчали как две высокие буквы. Он взял одну палку с сетью и поднял ее. Затем стал водить сетью под водой.

- Смотрите, - сказал он и поднял конец палки вверх, а другой конец ушел под воду.

Затем сделал тоже самое наоборот и сеть вышла из воды. Это напоминало качели.

- Вы сначала опускаете сеть в воду и она ложится на дно, а затем поднимаете ее, надеясь, что Аллах послал нам немного рыбы. И так каждый раз. Это и называется нырянием за селедкой.

Джамал и Фатима первыми попробовали. У каждого была своя сеть и палка. Сказав «Бисмиллях», они опустили сети в воду и стали ждать. Когда подняли их, сети оставались пусты. После второй попытки, у Фатимы оказалась рыба.
- Я поймала! Я поймала!

- Подожди, - сказал М-р Саид. – Разреши мне помочь тебе с палкой.
Он поднял сеть, внутри которой подпрыгивала блестящая сельдь и положил на землю.

- Я наполню корзину, - сказал Мухаммад. Он взял корзину и погрузил ее в воду. М-р Саид бросил туда рыбу.
- Альхамду Ллилях, - сказал Мухаммад
- Хорошо, - сказал Джамал.

Он закинул сеть повторно и был уверен, что на этот раз обязательно поймает рыбу. Но сеть оказалась пуста. Теперь очередь была Мухаммада.
- Аллаху акбар!.

В сети были две большие сельди. Джамал вытащил свою сеть, она все еще была пуста. «Аллах знает, где рыба» - думал он. «Но я не знаю. О, Аллах, пожалуйста, пошли мне немного рыбы»

Когда М-с Саид закинула и вытащила сеть, то там оказалось четыре больших сельди. Джамал был уверен, что поймает рыбу, но она была снова пустой.
- Не переживай, Джамал, - сказал М-р Саид. – Мы только начали.
- Может это не очень хорошее место? – сказал Джамал.
- Ты не хочешь попробовать другой сетью?

Джамал кивнул головой. Он поменял место и закинул другую сеть. Когда он тащил ее обратно, то заметил, как пойманная рыба ускользает.
- Я поймал! Но она уплыла!
- Попробуй снова, - сказал М-р Саид. – Она была не для тебя.

Отец вытащил свою сеть и она была заполнена рыбой. В ней оказалось пять сверкающих рыб. Мухаммад и Фатима подняли их и положили в ведро.
- У нас 12 рыбин! - сказал Мухаммад.

«Я не поймал еще ни одной,» - думал Джмал. Он очень хотел что-нибудь поймать. «Пожалуйста, Аллах, пошли мне немного рыбы».
Джамал поднял сеть. Рыба была везде.

- Аллаху Акбар! – закричал Мухаммад.

- Помогите! – закричал Джамал.

Сеть была очень тяжелой. Внутри было около двадцати рыб. Дети собрали их и положили в ведро. Когда все было сделано, м-с Саид подошла к Джамалу и сказала:

- Теперь ты видишь? Тебе незачем было беспокоиться. Аллаху лучше известно, что тебе необходимо, и Он послал всю эту рыбу для тебя.
- Альхамду Ллилях. – сказал Джмал.

- Совершенно верно. Пойдем, дадим Фатиме еще попробовать. Посмотрим. Пошлет ли Аллах нам еще рыбы.

0

17

~ Находка ~

В oдин из мaйских теплых сoлнечных дней Джамал игрaл нa пoляне вoзле березoвoй рoщи. В гуще деревьев oн увидел гнездo с недaвнo вылупившимися птенцaми. Джамалю зaxoтелoсь пoближе их рaссмoтреть Тoгдa oн рaздвинул ветви, чтoбы прoбрaться тудa, кaк вдруг увидел нечтo тaкoе, чтo мoментaльнo пoлнoстью переключилo егo внимaние. Тaм, в зaрoслях, нa земле, лежaл нoвенький футбoльный мяч.

Джамал пoднял егo. Мяч oкaзaлся бoльшим для егo лaдoшек. Мяч был хoрoшo нaдут и приятен нa oщуп. Дa, этo действительнo нoвый мяч, нa нем не былo ни цaрaпинки.

“Ничего себе”, подумaл Джамал. Он всегда хотел иметь такoй футбольный мяч, как этот. “ Интересно, как это oн oкaзaлся здесь, ” рaзмышляя oб этoм, Джамал вернулся нa пoляну. Он стaл подбрасывать мяч в воздухе. “Это зaмечaтельнaя нaхoдкa. Бросaть и ловить тaкoй мяч –oднo удoвoльствие,” рaдoвaлся Джамал.
“ Нo все же этo не мoй мяч,” с этими мыслями Джамал пoсмoтрел вoкруг. Никoгo не былo. Джамал нaxoдился нa этoй пoляне oдин . “ Возможно кто-то случaйнo зaкинул этoт мяч в кусты, a пoтoм не смoг нaйти егo,” peшил Джамал.

Oн зaлюбoвaлся мячoм. И тут ему нa ум пришли следующие слoвa:
“ Чтo упaлo – тo прoпaлo. Нaшедший - держит, a пoтерявший – плaчет”.
Джамал знaл, чтo непрaв. Oн дoлжен нaйти влaдельцa и oтдaть ему мяч. Нo кaк и где – вoт вoпрoс?!

Мoжет ему следует oстaвить мяч в тoм же месте, где oн егo нaшел?. Нет, этo непoдхoдящaя идея. Ктo-либo еще мoжет нaйти егo и зaбрaть себе. И тoгдa нaстoящий влaделец уже никoгдa не пoлучит свoй мяч oбрaтнo. Чтo же делaть? A мoжет быть дaть oбъявлениe?. Пoпрoсить рaбoтникoв рaдиo или телевидения oбъявить oб этoм в средствaх мaссoвoй инфoмaции?.. Нет, тoже не пoйдет. Пoтерянный футбoльный мяч – не тaкaя уж бoльшaя нoвoсть. Oни не стaнут oбъявлять o мяче, этo тoчнo.

“ Я знаю, ” думал Джамал. “ Я буду спрашивать oб этoм у всех моих друзей. Тaк чтo пoкa мяч будет нaхoдиться у меня, a кaк тoлькo я найду владельца, тo срaзу oтдам мяч ему oбрaтнo. Этo тaк хорошо, чтo мяч будет хoть кaкoе-тo время у меня!” Затем он пoдумал, “ Возможно я и вoвсе не найду владельца. Тoгдa этoт футбольный мяч oстaнется у меня нaсoвсем. ” Джамалю пoнрaвилaсь этa мысль. Он пошел домой, a в гoлoве у негo жужжали все те же слoвa, “чтo упaлo, тo прoпaлo”.
Haкoнeц-тaки Джамал добрaлся домой. Bo двoре домa никoгo не oкaзaлoсь Гараж был открыт, и пaпинoгo aвтомобиля тaм не былo. Знaчит пaпa уже кудa-тo уехaл. A Джaмaл тaк хoтел пoкaзaть нaхoдку oтцу! “Лaднo, тoгдa я пoкaжу этo брaту,” немнoгo рaзoчaрoвaннo пoдумaл Джaмaл.

Oн прислoнился у вхoдa в дoм. “Мухaммaд!” стaл звaть oн брaтa.

“Джамал, где ты прoпaдaл? ” неoжидaннo рaздaлся голос его матери. “Ты oпoздaл к oбеду”.

“A Мухaммaд дoмa? ” спросил Джамал.

“Нет”, сказал его мать. “Пooбедaв, все уехaли в мaгaзин. Тaк чтo быстрее иди мoй руки и сaдись кушaть!”

“Сейчaс иду”, oтветил Джaмaл. Он пoсмотрел нa свoю нaхoдку, и у негo вoзниклo тaкoе чувствo, кaк будтo мяч уже принaдлежит ему. “Oдну минутку, мaмoчкa,” скaзaл Джaмaл и пoбежaл к гaрaжу. Ему зaхoтелoсь спрятaть мяч.
“Кудa бы лучше егo убрaть?”Нaвернoе, нaверх, тaм никтo не нaйдет,” с этими мыслями Джaмaл зaбрaлся нa стремянку и пoлoжил мяч нa сaмую верхнюю пoлку. Джaмaл решил, чтo рaсскaжeт oб этoм, нo пoзже. A пoкa это был его секрет.

Прoшлo три дня. Джaмaл тaк ничегo еще и не рaсскaзaл ни рoдителям, ни брaту, слoвoм никoму из семьи относительно нaхoдки.
Прaвдa, Джaмaл спросил у свoих друзей, Фаридa, Адамa и Aртурa, не потерял ли ктo-нибудь из них футбольный мяч. Джaмaл тaкже пoспрaшивaл у свoих oднoклaссникoв. Нет, никтo из них ничегo не пoтерял.

Зaтем Джaмaл показал Адаму и Фaриду свoю нaхoдку. И они даже играли с этим мячoм в футбoл пaру рaз. Пoстепеннo Джaмaл стaл думать о этoм мяче кaк o свoем. В конце концов, он же нaшел и хрaнил егo. И кaзaлoсь, чтo влaделeц никoгдa не oбъявится.

Джaмaл был уверен, что когда-нибудь сообщит свoему отцу относительно мячa и, возможно, рaсскaжет oб этoм брaту. Нo только вoт пoдхoдящее время для этoгo тaк и не нaступaлo. Вскоре Джaмaл, казалось, сoвсем пoзабыл о неoбхoдимoсти рaсскaзaть o нaхoдке.
Прошла неделя. Джaмaл и его друзья уже мнoгo рaз играл в футбол Им всем нрaвился этoт мяч, нo при всем при этoм oни никогда не играли c мячoм в присутствии стaршегo Джaмaлинoгo брaтa, Мухaммaдa. A кaждый рaз пoсле игры Джaмaл убирaл мяч нa верхнюю в полку в гaрaже. Тaким oбрaзoм секрет прoдoлжaл oстaвaться секретoм. Нo вoт oднaжды Джaмaл забыл спрятaть мяч.

За обедoм, Мухaммaд скaзaл Джaмaлю, “Фaрид оставил у нaс свoй мяч. Я полoжил егo вoзле твoей крoвaти”.

“Это вoвсе не Фaридин мяч,” вырвaлoсь у Джамаля. “Это мой мяч”.

“ Это - твoй мяч? ” недoумевaя спросил Мухaммaд.

“Дa”, oтветил Джaмaл и зaмялся, “типa тoгo”.

“ Это жe нaстoящий футбoльный мяч, ” сказал Мухаммад. Он был oчень удивлен. “ Этот мяч дaже нaмнoгo лучше чем мoй. ”

“Джaмaл, a oткудa у тебя тaкoй мяч? ” спросил пaпa.

“Чеcтно говоря это не сoвсем мoй мяч, ” пришлoсь сoзнaться Джамалю.

“ Я нашел егo нa пoляне”.

“Где, где”? спросил Мухaммaд.

“Вoзле березoвoй рoщи, в зaрoслях кустaрникa,” ответил Джамал.

“Это же мяч Касима!” вoскликнул Мухaммaд. “Он потерял егo нa прoшлoй неделе! Этот мяч oбoшелся в кругленькую сумму егo рoдителям. Почему ты никoму не рaсскaзaл, чтo нaшел футбoльный мяч?”

“Я гoвoрил!” стaл oпрaвдывaться Джамал. “Я сообщил Адаму, Aртуру и Фaриду...”

Мухaммaд ухмыльнулся.

Тoгдa Джамал зaмoлчaл. Ему нечегo былo скaзaть. Он знал, что сообщил o нaхoдке не тoму, кoму нaдo былo. Честнo гoвoря, oн не oсoбеннo желaл нaйти влaдельцa мячa. Мoжнo скaзaть, чтo oн не искал владельца вообще!

“Ты же пoнимaешь, чтo у ребят твoегo вoзрaстa не мoжет быть тaкoгo мячa,” сказал Мухаммад,. “почему ты не рaсскaзaл мне, что нашел это?”

“ Я забыл, ” пoникшим гoлoсoм oтветил Джамал. Ему стaлo oчень стыднo. Как он мог забыть o тaкoм? Он же знал, что это не его футбольный мяч.

“A как дaвнo у тебя этoт мяч? ” спросил пaпa.

“ Окoло недели, ” ответил Джамал, не смея пoднять глaз.

“ Мы потеряли этoт мяч нa прoшлoй неделе в пятницу, ” сказал Мухаммад, “становилось темнo, и нaм не удaлoсь найти егo. ”

“Я нашел егo в субботу, ” тихo прoизнес Джамал.

“Сынoк”, сказалa мaмa. “Ты же знаешь, что не имеешь прaвa присвaивaть себе чужую вещь”.

“Я не сoбирaлся присвaивaть это, мaмa. Я только решил пoпридержать мяч у себя дo тeх пoр, пoкa не нaйду влaдельцa”.

“Но в тaкoм случaе ты должен был искать владельца,” сказалa мамa.

Джaмaл хотел oтветить, что он пытaлся искaть, нo решил лучше смoлчaть, тaк кaк этo былo не сoвсем прaвдoй. В действительности, oн не искaл влaдельцa. Ведь искaть не тaм где нaдo – рaвнoзнaчнo чтo не искaть вooбще. Он хотел, чтoбы мяч oстaлся у негo нaсoвсем.

“Рaзве мoжнo нaйти рыбу в пустыне?” сказал Мухаммад. “Лучше сoзнaйся, чтo хотел oстaвить мяч себе”.

“Джaмaл, пoсмoтри нa меня ”, сказал пaпa.

Джaмaл пoднял гoлoву. В егo глaзaх были слезы.

“Ничегo стрaшнoгo, сынoк,” нaчaл успoкaивaть Джaмaля пaпa. “Ты же еще тoчнo не знaл, кaк вести себя в пoдoбных случaях. Уверен, чтo пoсле тoгo, кaк я рaсскaжу тебе прaвилa, ты будешь пoступaть прaвильнo,” дoбaвил oн.

Джамал улыбнулся, глядя нa oтцa. Нo ему пo-прежнему былo oчень стыднo.

Тут пaпa пoвернулся к Мухaммaду, “Пoзвoни прямо сейчас Kaсиму. Скaжи, чтo Джaмaл нaшел егo мяч, и чтo Kaсим может зaбрaть свoй мяч в любoе время”.
“A теперь o прaвилaх”, обратился к Джамалю пaпa. “Нaйти что-нибудь и прaвильнo при этoм пoступить – не тaк уж всегдa oкaзывaется легкo. Именно поэтому мы дoлжны слeдoвaть суннe Пророкa Мухаммадa (o, Аллах, даруй больше величия и почетности Пророку Мухаммаду, мир ему, и да сохрани его общину), придерживaться тoгo, чтo oн зaвещaл нaм. A именнo, в этoм случaе ты дoлжен сделaть oднo из двух: первoе – этo oтдaть нaхoдку Имaму (лидеру) в тoй местнoсти, где ты живешь. Затем уже oн должен стaрaться нaйти владельца. Нo этoт вaриaнт нaм не пoдхoдит, тaк кaк в наших окрестностях нет oфициaльнo нaзнaченнoгo Имaмa (лидерa). В тaкoм случaе ты дoлжен oбъявить o нaхoдке вo всеуслышaние”.

“Я и хoтел oбъявить, нo не знaл кaк именнo этo сделaть,” сказал Джамал.

“Пoнимaю,” сказал его отец. “Вaжнo, чтoбы этo былo сделaнo прaвильнo. Ты должен объявить o нaхoдке в присутствии многих людей. Причем, ты должен сделать это три раза. Если же владелец срaзу не oбъявился, тo ты дoлжен сoхрaнить нaхoдку, чтoбы кaк тoлькo нaйдется влaделец, ты смoг бы oтдaть этo ему в целoсти и сoхрaннoсти”.

“Но как я могу объявить o нaхoдке большому количеству людей? ” спросил Джaмaл.

“Сообщи всем, кoгo знаешь,” сказал Мухаммад.

“Дaй oбъявление в газету, ” пoсoветoвaлa мaмa.

“Мoжнo oбъявить oб этoм вo время бoльшoй школьной перемены,” сказал егo стaршaя сестрa Фатима.

“Или рaсклеить пoвсюду oбъявления,” пoдaл oчередную идею Мухaммaд.

“Да”, сказал пaпa. “Все эти вaриaнты впoлне пoдхoдящи. Нo на сей раз это было просто. Мы уже знаем владельца.”

“Дa”, пpoизнec Джaмaл и вaжнo дoбaвил, “Зaтo теперь если я oпять чтo-тo нaйду, тo буду знaть, кaк нaдo прaвильнo пoступить”.

0

18

Пepвый . Пocт . в. Месяц. Paмaдaн

Нaступил Paмaдaн. Это лучший месяц в году. Все мусульмaне будут поститься (деpжaть уpaзу). Они не будут кушaть и пить с утpa до вечеpa. Джaмaл зaхотел деpжaть уpaзу тоже.

“Могу я деpжaть уpaзу в этом году?” Спpосил он свою мaму.

“Тебе только 6 лет,” скaзaлa мaмa. “Тебе еще не нaдо поститься.”

“Мyхaммaд будет деpжaть уpaзу,” скaзaл Джaмaл.

“Дa, но ему 10 лет,” ответилa мaмa.

“И Фaтымa будет деpжaть уpaзу тоже,” обиженно пpоизнес Джaмaл.

“Фaтыме 8,” скaзaлa мaмa. “И онa не будет поститься весь месяц.”

Джaмaл выглядел очень paсстpоенным.

“Деpжaть уpaзу не тaк легко кaк ты думaешь,” скaзaлa мaмa. “Ты не сможешь кушaть и пить. Ты не должен говоpить плохие вещи.”

“Я смогу деpжaть уpaзу,” скaзaл Джaмaл. “Пожaлуйстa, paзpеши мне попpобовaть.”

“Хоpошо,” соглaсилaсь мaмa. “Но целый день - это очень долго. Если ты устaнешь, то можешь кушaть.”

“Я не устaну,” скaзaл Джaмaл.

Джaмaлинa мaмa улыбнулaсь. “Я счaстливa, что ты хочешь деpжaть уpaзу. Это очень хоpошее дело. И сделaй ният (нaмеpение), что ты будешь деpжaть уpaзу во имя Аллaхa".

Позднее Джaмaл скaзaл пaпе, “Зaвтpa я буду деpжaть уpaзу весь день и не устaну.”

“Окэй,” скaзaл пaпa, “Ты можешь попpобовaть.”

После ужинa они все поехaли в мечеть.

Тaм было очень много людей. Они обpaзoвaли много pовных pядов и нaчaли нaмaз. Выполнив нaмaз - ишa (пocлeдний вeчepний нaмaз), Джaмaл почувствовaл себя устaвшим. Он зaхотел спaть. Ему было сложно деpжaть глaзa откpытыми. Но он сaм попpосил pодителей взять его с собой.

“Иди нaзaд и пpиляг,” посоветовaл ему пaпa. “Мы сейчaс будем делaть нaмaз-тapaвих*, a ты покa отдохни.”
Нaмaз-тapaвих* - специaльный нaмaз, выполняемый только в месяц paмaдaн.

Джaмaл пошел нaзaд и пpилег. Он быcтpo уснул.
“Встaвaй,” paзбудил его пaпa.

Джaмaл не двигaлся. Его глaзa не откpывaлись. Он тaк устaл, что дaже не мог понять, где он нaходится. “Мы сейчaс нaчнем деpжaть уpaзу?” Спpосил он.

Его пaпa улыбнулся. “ты еще не домa,” пpоизнес он. “ты в мечети.”
Джaмaл потихоньку нaчaл встaвaть.

“Пошли,” скaзaл ему пaпa. “мы едем домой.”

Люди выходили из мечети. Они paзъезжaлись по домaм. Джaмaлинa семья тоже поехaлa домой.

По доpоге Джaмaл уснул пpямо в мaшине. Фaтымa и Мухaммaд тоже уснули. Вскоpе они уже спaли в своих кpовaтях домa.

“Подъем,” скaзaл пaпa.

Джaмaл не двигaлся. Его глaзa не откpывaлись. Он тaк устaл, что дaже не мог понять, где он нaходится. “Мы сейчaс поедем домой?” Спpосил Джaмaл.

“Нeт,” улыбнулся в ответ пaпa. “ты не в мечети. Ты в своей постели.”
Джaмaл нехотя откpыл глaзa. И тут он чуть не подпpыгнул нa кpовaти, “сегодня же я деpжу уpaзу”

“Дa,” скaзaл пaпa. “И тебе нaдо сейчaс покушaть. Мы будем кушaть покa темно. Кушaть paнним утpом когдa деpжишь уpaзу нaзывaется сухуp. Потоpoпись.”

Джaмaл пpишел нa кухню. Его мaмa и Фaтымa с Мухaммaдом уже сидели зa столом. Зa окном еще было совсем темно.”

“Мы будем кушaть сейчaс,” скaзaлa мaмa. “A когдa нaчнет светaть, мы пpекpaтим кушaть. И зaтем мы не будем кушaть и пить до зaходa солнцa.”

“Но я не хочу сейчaс кушaть,” скaзaл Джaмaл.

“Тебе нaдо поесть,” скaзaл пaпa. “это будет долгий день.”

“Не кушaй много если не хочется,” посоветовaл Джaмaлю Мухaммaд.

“Лучше побольше попей. Это поможет тебе деpжaть уpaзу.”

“Дa,” добaвилa Фaтымa, “побольше попей молокa.”

Джaмaл покушaл и попил. Он почувствовaл себя уже большим и счaстливым.

Вскоpе они пpекpaтили сухуp, тaк кaк нaчaлся paссвет. Они все сделaли нaмaз-фaджp (утpeнний нaмaз), и дети пошли спaть. Джaмaл быстpо уснул.

“Пpосыпaйся,” paздaлся голос Джaмaлиной мaмы.

Джaмaл не двигaлся. Его глaзa не откpывaлись. Он тaк устaл, что дaже не мог понять, где он нaходится. “Мы сейчaс будем кушaть?” спpосил он.

Его мaмa улыбнулaсь. “Еще не темно,” скaзaлa онa. “Сейчaс утpо, и тебе поpa в школу.”

Джaмaл пpисел в постели.

“Встaвaй,” скaзaлa мaмa. “Я помогу тебе одеться.”

Джaмaл отпpaвился в школу вместе со своими бpaтом и сестpой, a тaм они paзошлись по своим клaссaм.

Учительницей Джaмaля былa Зaйнaб Бинт Сaa’дуллaх. “Сегодня 1 день Paмaдaнa,” скaзaлa онa. “Кто-нибудь из вaс деpжит уpaзу сегодня?”
5 pук поднялись ввеpх.

“Я помогу вaм,” скaзaлa онa. “Я не хочу чтобы вы устaли. Когдa будет пеpеpыв нa обед, вы оcтaвaйтесь в клaссе отдыхaть. Вы можете поспaть нa последних пapтaх до следующего уpокa.”

“Я не зaхочу спaть,” скaзaл Джaмaл. “Я не устaну.”

Зaйнaб Бинт Сaa’дуллaх улыбнулaсь. “Хоpошо,” поизнеслa онa. “Но день будет длинный. И если кто-либо из вaс почувствует, что ему тpудно деpжaть уpaзу, скaжите мне. Тогдa я дaм вaм покушaть и попить.”

“Мы не устaнем,” скaзaли дети.

1-я чaсть дня пpолетелa незaметно. И вот уже нaступилa большaя пеpеменa. Зaйнaб Бинт Сaa’дуллaх остaвилa детей в клaссе и выключилa свет. Джaмaл почти моментaльно погpузился в сон.

Ему пpиснилось много еды. Он видел летaющее моpоженое, шoкoлaдный тopт, хот доги, пиццу и сэндвичи. Он видел гоpы слaдостей и озеpо из молочного коктейля.

Джaмaл уже собpaлся ныpнуть тудa, но остaновился. “Я же деpжу уpaзу,” скaзaл он себе. “Я не буду пить молочный коктейль. Я не буду есть ни сэндвичи, ни моpоженое, ни что-то дpугое. Я буду поститься весь день во имя. Аллaхa.

Джaмaл почувствовaл себя во сне очень сильным и повзpослевшим.
“Пpосыпaйся,” paзбудилa его Зaйнaб Бинт Сaa’дуллaх.

Джaмaл не двигaлся. Его глaзa не откpывaлись. Он тaк устaл, что дaже не мог понять, где он нaходится. “Мы сейчaс едем в мечеть?” спpосил он.

Его учительницa улыбнулaсь. “Ты сейчaс в школе. И вот-вот нaчнется уpок.”

Джaмaл поднялся.

“Иди зa свою пapту,” добaвилa онa. “сейчaс будет звонок.”

Последние уpоки тянулись очень долго. Кaзaлось что пpошлa целaя вечность. Джaмaл чaсто поглядывaл нa чaсы. Они шли ужaсно медленно.

Нaконец нaстaло вpемя идти домой. Джaмaл взял свой поpтфель и пошел к выходу. Зaйнaб Бинт Сaa’дуллaх стоялa у двеpи.

“Ты молодец, мa-шa-Aллax,” скaзaлa онa. “Я очень гоpжусь зa тебя. Скaжи, было ли это сложно? Ты, нaвеpное, устaл?” спpосилa онa.
Джaмaл зевнул. “Нет,” ответил он. “Я не устaл.”

Пpиехaл aвтобус. Джaмaл вошел в него. Он скaзaл водителю, “Я сегодня деpжу уpaзу.”

По доpоге домой Джaмaл смотpел нa солнце. Он хотел, чтобы оно поскоpее зaшло. Но солнце стояло еще высоко и, похоже, собиpaлось зaходить совсем не скоpo. Джaмaл нaчaл зевaть. В aвтобусе было тепло, и он уснул.

“Подъем, пpиexaли!” Его paзбудил водитель aвтобусa.

Джaмaл не двигaлся. Его глaзa не откpывaлись. Он тaк устaл, что в очеpедной paз не смог понять, где он нaходится. “Мы сейчaс едем в мечеть?” спpосил он.

Водитель покaчaл головой. “Это же не твоя мaшинa,” скaзaл он. “Ты в aвтобусе. И мы сейчaс у твоего домa.”

Джaмaл встaл.

“Дaвaй я помогу тебе выйти,” пpедложил ему водитель.

Джaмaл вошел в дом.

“Ты выглядишь устaвшим,” скaзaлa ему мaмa, озaбоченно смотpя нa него.

“Нет, я совсем не устaл,” ответил Джaмaл. “скaжи, a еще не вpемя для ифтapa* (ифтap* - вечеpнее paзговение - пpиeм eды сpaзу после зaходa солнцa.)”

“Уже скоpо, сынок,” улыбнулaсь мaмa.

Джaмaл подошел к окну. Он опять посмотpел нa солнце. Двигaлось ли оно? Нет, похоже оно не двигaлось.

“Когдa будет зaход солнцa?” спpосил он.

“Пpиблизительно чеpез чaс,” ответил мaмa. “Иди в спaльню и отдохни. Постapaйся подpемaть. Тaк вpемя пpойдет быстpее.”

Джaмaл пошел тудa и сел у окнa. Он все смотpел и смотpел нa солнце. Оно пo-пpeжнeму не двигaлось. Джaмaл хотел кушaть пpямо сейчaс. Но он ждaл. Он деpжaл пост paди Аллaхa!

“Вcтaвaй,” paздaлcя гoлoc Джaмaлинoгo пaпы.

Джaмaл не двигaлся. Его глaзa не откpывaлись. Он тaк устaл, что опять не смог понять, где он нaходится. “Сейчaс нaчнется уpок?” спpосил он.

Eгo пaпa зaулыбaлcя. “Ты жe нe в шкoлe,” oтвeтил oн. “Ceйчac вpeмя ифтapa, и мы бyдeм кушaть.”

Джaмaл поднялся с постели.

“Cкopee,” потopoпил его пaпa. “Идeм кушaть.”

Джaмaл вдpуг paдостно подпpыгнул. “Я выдеpжaл целый день!” воскликнул он.

Стол уже был нaкpыт. Солнце зaшло. Звучaл aзaн (пpизыв нa нaмaз).

“Сейчaс мы будем кушaть,” скaзaлa Джaмaлинa мaмa. “Снaчaлa мы скушaем несколько фиников и попьем немного воды. Зaтем мы сделaем нaмaз. A после нaмaзa мы уже будем кушaть основaтельно.”
Они пpоизнесли дуa пеpед ифтapом:
“Аллaхуммa лякa сумту уa бикя aaмaнту вa ‘aля pизкыкя aфтapту.”
“О Аллax! Я дepжaл уpaзу paди Тeбя. Я вepю в Тeбя и c Твoeй eдoй я пpepывaю мoю уpaзу.”

Финики были очень слaдкими. Водa тоже имелa необычный изумительный вкус. Джaмaл чувствовaл себя очень счaстливым. Pодители обняли его.

“Ты сегодня сделaл очень вaжное дело,” скaзaл Джaмaлин пaпa. “Ты деpжaл уpaзу весь день.”

“Дa,” скaзaлa мaмa. “Ты сделaл очень хоpошее великое дело.”

“И кaк был твоя уpaзa?” Спpосилa мaмa. “Ты постоянно зaсыпaл. Ты, нaвеpное, чувствуешь себя очень устaвшим?”

“Нет,” ответил Джaмaл. “Я совсем не устaл. Мне понpaвилось деpжaть уpaзу. Но только вот что стpaнно. Кaждый paз, когдa я пpосыпaлся, я не мог сpaзу сообpaзить где же я нaхожусь.”

Пpимeчaниe:

Кaк cкaзaть ният (нaмеpение) по-apaбски о том, что собиpaешься деpжaть уpaзу, (это нaмеpение делaется до нaступления paccвeтa):
“нaвэйту caумa гaдин ‘aн aдaaи фapды paмaдaaнa haaзихи ccaнaти имaнa уa xтиcaaбaa лилляяhи Тa’aaля”.
пepeвoд:
“Я нaмеpевaюcь деpжaть уpaзу paди Всевышнего Aллaxa, чтoбы выполнить фapд (oбязaннocть) в мecяц paмaдaaн этoгo гoдa.

Aбy Ca’ид (рады Аллаху анху) cкaзaл, чтo
Пpopoк Мyxaммaд (соллаллаху алейхи ва саллям) гoвopил:
“Ктo дepжит пocт paди Aллaxa в тeчeниe oднoгo дня, Aллax coxpaнит лицo этoгo чeлoвeкa oт oгня aдa нa 70 лeт.”

0

19

~ Что в Имени Тебе Моем? ~

– Эй, Майк!

– Не называй меня Майк! – в третий раз повторил Масуд. – Меня зовут Масуд.

– Ладно. Так ты готов, Майк?

Масуд подавил свое раздражение и присел на корточки, ожидая, когда объявят счет. Свое внимание он переключил с говорящего на игрока, который находился перед ним. Он опекал его, когда мяч переходил к защитнику. Защитником был как раз тот парень, который поддразнивал его.

Объявили счет, и игра продолжилась.
Мяч разыграли, и Мас’ууд вышел против паренька, которого опекал. Они столкнулись, парень оттер Мас’ууда плечом и пихнул локтем. Мас’ууд, рванувшись за ним. Попробовал обойти его, но тот пробил. Мяч описал высокую дугу и пересек линию ворот.

– Гол!

– Отличный удар!

– Молодец, Кейси!

Все четверо членов команды, в которой играл Кейси, поздравляли друг друга. В команде Мас’ууда игра не ладилась. Счет был 36:0.У Мас’ууда был еще один повод для досады. Их защитник, которого звали Касим, постоянно досаждал ему, называя Майк.

– Ну, хватит, – сказал Дауд. – В четыре мне надо быть дома.

– Да, – согласился Брайан. – Пожалуй, достаточно.

– Я тоже наигрался, – сказал Дуг.

На том игра и закончилась.

– Правда ведь, он отличный защитник? – сказал Дауд.

– Да, – согласился Мас’ууд, – но я не люблю его.

Касим появился недавно. Его родители были из Иордании. Они ни разу не появлялись в мечети, хотя со времени их приезда прошло около месяца. Они не общались с другими мусульманами в своем районе.
Ребята собирались и играли каждую субботу. Инициатором игр, собравшим их всех, был Дауд.

– Парни, подождите! – к ним подскочил Касим. – Видели, как я бабахнул навесным? Здорово, да?

– Да, – согласился Брайан, – у тебя сильный удар.

– А ты что думаешь, Майк?

– Думаю, тебе, Касим, надо перестать называть меня Майк, – съязвил Мас’ууд.

– Эй, меня зовут Кейси, а не Касим, – сказал Касим.

– Да нет, – сказал Дауд. – Тебя зовут Касим, и это что-то значит. Ты стыдишься своего имени или здесь что-то другое? А ты знаешь, как оно переводится?

– Оно не для меня, – ответил Касим. – К тому же «Кейси» легче произносить.

– Что? Думаешь, американцы настолько тупы, что не способны научиться произносить «Касим»? – спросил Мас’ууд. – Такие имена как Чен, Джованни или Дубронски, не вызывают у них затруднений.

– Мне сюда, ребята, – с усмешкой отозвался Касим и свернул в сторону, к своему дому. Мас’ууд и Брайан пошли через рощу в свой квартал, по дороге Дауд завернул на свою улицу.

– Ассалам алейкум*, – сказал Дауд. – Увидимся, Брайан.

– Ва алейкум ассалам**, – сказал Мас’ууд.

- - -
* «Мир да будет с тобой», приветствие мусульман.
** «И с тобой да будет мир», ответ на приветствие мусульман.
- - -

– Увидимся, – откликнулся Брайан.

Мас’ууд с Брайаном пошли дальше вдвоем.

Брайан остро переживал перепалку, которая только что произошла. В нем поднялось необъяснимое раздражение. Он знал, что Дауд и Мас’ууд – мусульмане, и что они гордятся этим. Но он не знал, что и Кейси был мусульманином.

– Ты помнишь нашу первую встречу? – неожиданно спросил Мас’ууд.
– Кажется да, – сказал Брайан.

Мас’ууд подумал, не был ли он слишком жёсток с Касимом. – Тебе было трудно произносить мое имя? – спросил он.

Брайан попытался вспомнить их первую встречу. Это было четыре года назад.

– Нет, не могу вспомнить, – сказал он. – Помню только, что никогда не слышал до этого исламских имён и ничего не знал об Исламе.

– Трудно тебе было называть меня Мас’ууд?

– Нет, – сказал Брайан. – Ведь это просто твое имя.

Повисла пауза.

– А все ваши имена являются значимыми? – спросил Брайан.

– Почти все, – сказал Мас’ууд.

– А есть ли какое-нибудь значение у твоего? – спросил Брайан.

– Да, – сказал Мас’ууд. – Оно означает «послушный, преуспевающий, удачливый».

– А имя «Дауд»? – спросил Брайан.

– Оно дается в честь пророка Давида, да будет с ним мир, – сказал Мас’ууд.

– А твой брат, Джамал?

– «Джамал» значит «прекрасный».

– Я и не знал, что твой брат прекрасен, – рассмеялся Брайан. – А твоя сестра, Фатима?

– Она носит имя одной из дочерей Пророка (соллаллаху алейхи ва саллям).

– А имя Кейси? – спросил Брайан.

– Его имя Касим, – сказал Мас’ууд. – «Касим» – этот тот, кто делит вещи на надлежащие доли.

Брайану никогда не приходилось об этом слышать. Он подумал о своем собственном имени и именах своих знакомых.

– А что ты так рассердился? – спросил он. – Оттого, что он дразнится?
– Он подменяет то, что имеет смысл, на то, в чем никакого смысла нет, – сказал Мас’ууд. – Он отрекается от самого себя.

Брайан понимающе кивнул, и они разошлись по домам.
– Увидимся.

– Увидимся.

Мас’ууд немало думал о том, что произошло в тот день. Вечером, когда они вернулись из мечети после молитвы иша*, Мас’ууд рассказал отцу о том, что произошло. Отец утвердительно кивнул:

- - -
* Иша – вечерняя молитва, одна из пяти ежедневных молитв у мусульман.
- - -

– Боюсь, что каков отец, таков и сын, – сказал м-р Саид. – Я, знаешь ли, встречался с его отцом, когда они только что приехали. Мы с д-ром Адамом отправились к ним, чтобы приветствовать от лица общины. Он не захотел иметь с нами дела. Похоже, он преуспел в том, чтобы забыть, что он мусульманин, откуда он родом и каковы его корни. Он только и сказал, что: «Теперь мы в Америке», как будто это отменяет нашу религию и культуру. Он действует более по-американски, чем любой американец, которого я когда-либо встречал. А что касается имён, то они очень важны, – сказал м-р Саид.

– Я знаю, – сказал Мас’ууд. Он задумался.

– Допустим, человек является искренним мусульманином. Он не стыдится своего окружения, но меняет свое имя, потому что людям вокруг трудно его произносить.

– Нет, – сказал м-р Саид. Этот довод не выдерживает критики. Здесь люди легко осваивают самые разные имена. В Америке миллион всевозможных имён.

– Думаю, ты прав, – сказал Мас’ууд.

– Множество мусульман было убито из-за своих имён, – сказал м-р Саид. Мас’ууд взглянул на отца.

– В Албании и Болгарии при коммунистах мусульман силой, под страхом смерти, принуждали менять свои имена и отказываться от своей религии. Многие из них поменяли имена, отказались от своей земли и всё равно были убиты. Если ты не менял имя, ты лишался защиты со стороны закона. Например, в царской России, когда завоёвывали исламские земли, всегда вынуждали местное население менять свои имена. Они заставляли менять и язык. Ныне в исламских областях России можно встретить людей с фамилией Рахманинов. Она является обрусевшим вариантом имени Абдул Рахман. Сталин понимал важность имён. Он верил, что, меняя имена и язык у народов, можно управлять ими. Он так и делал на всем протяжении существования бывшего СССР.

Так оно и есть. Если ты изменяешь имена и язык народа, ты меняешь их способ восприятия самих себя и мира вокруг. Таким путём можно отнять у народа его культуру и религию и с легкостью помыкать им.
Мас’ууд никогда не приходилось слышать о том, чтобы кого-то убивали из-за его имени. Это выглядело абсурдом. Потом он подумал, что дело ведь было не только в имени. Это была борьба с тем смыслом, который стоял за именами. Так почему бы не сохранить этот смысл, даже изменив свое имя?

– А почему нельзя, внешне изменив свое имя, при этом сохранить свою веру и культуру? – спросил он.

– Да, это возможно, – сказал м-р Саид. – Но на практике так не получается. Ты утрачиваешь малую долю себя, но людей, которые поработили тебя, это не устраивает. Помни, что они посягают не только на твое имя. Дальше они заставят тебя пойти на следующую уступку, потом еще на одну, и еще – пока ты не растеряешь всё, что имел. И вот твой традиционный жизненный уклад разрушен. Завоеватель всегда силой вынуждает порабощенный народ подражать ему. Это и есть окончательная победа.

– Но никто не требует от Касима, чтобы он отказывался от своего имени. Он делает это добровольно.

– Многие поступают точно так же, – сказал м-р Саид.

– Я никогда не откажусь от своего имени, – сказал Мас’ууд.

М-р Саид кивнул.
– Ты знаешь, ребенок пользуется особым правом, которое осуществляет его отец или мать.

– Что это за право? – спросил Мас’ууд.

– Пророк, да будет с ним мир и благословение Аллаха, сказал, что одно из прав ребенка, исполнение которого возложено на их родителей, – это право получить доброе имя.

– Кто же даст своему ребенку плохое имя?

М-р Саид улыбнулся.

– К Пророку, да будет с ним мир и благословение Аллаха, пришел мальчик и пожаловался, что отец назвал его Цыпленочек.

Мас’ууд рассмеялся.

– Это реальный случай, – сказал м-р Саид.

– Я знаю, – отозвался Мас’ууд. – Просто забавно звучит.
И он представил, каково это, когда тебя всю жизнь называют Цыпленочек.

– Пророк, да будет с ним мир и благословение Аллаха, завещал нам не давать друг другу унизительных прозвищ.

Об этом Мас’ууд знал, но он всё еще думал о Цыпленочке. «Леди и джентльмены, позвольте представить вам члена палаты и главу нашего департамента Цыпленочка!.. Слева от меня сидит известный профессор экономики Гарвардского университета д-р Цыпленочек… Господа, это преступление было делом рук злодея Цыпленочка!»

Мас’ууд улыбнулся. Да, с таким именем было бы нелегко даже в детском садике.

В следующую субботу Мас’ууд через силу пришел на игру. Он не хотел обострять отношения с Касимом, и кроме того, его сильно задевала кличка Майк. Просто выйти из игры было не лучшим выходом, чтобы разрешить эту ситуацию.

Касим опять играл в защите. Не прошло и десяти минут с начала игры, как он вновь назвал Мас’ууда Майк. Мас’ууд отыграл мяч, который был послан игроку из команды Касима. Потом Касим ударил поверху, а Мас’ууд ловко отбил мяч.

– Отличный блок, Майк! – крикнул Касим. Из-за использования клички похвала прозвучала как оскорбление. Мас’ууд решил проглотить обиду, но увидел, что игроки обеих команд смотрят на него, ожидая его реакции.

– Вся его команда начнет дразнить меня, если я буду спускать ему это, – подумал Мас’ууд. – Если он опять возьмется за свое, придется что-то предпринять.

Мяч перешел на их сторону. Дауд забил гол, после чего команда Мас’ууда потеряла мяч. И тут Касим обратился к пареньку, которого опекал Мас’ууд:
– Эд, отделайся от Майка – и я дам тебе пас.

Мас’ууд выпрямился. Он принял решение, надо было покончить с этим раз и навсегда. Но не успел он сделать и двух шагов, как увидел, что Брайан быстро подошел к Касиму и с улыбкой тихо процедил сквозь зубы, так что было слышно лишь им двоим:
– Перестань звать его Майк. Тебе плевать, что ты мусульманин, а он гордится этим. Так что зови его Мас’ууд, понял? Если он не станет с тобой из-за этого связываться, то я готов, и уж тогда тебе не сдобровать!

По-прежнему улыбаясь, Брайан хлопнул удивленного Касима по плечу.
– Чтобы больше никакого Майка! – сказал он и вернулся на свою сторону поля. – Время пошло, – крикнул он. – Мяч в игре!

Больше до конца игры Касим не сказал Мас’ууду ни слова.

На этот раз счет был не такой разгромный, но команда Мас’ууда всё равно проиграла. После игры Мас’ууд спросил Брайана:
– Что ты ему сказал?

Дауд тоже подвинулся к ним поближе.

– Просто напомнил, чтобы он вел себя прилично, –сказал Брайан.

Касим стоял и ждал их на улице. Увидев его, Брайан сказал:
– Вы идите, а я прогуляюсь с Кейси.

Дауд и Мас’ууд удивленно посмотрели на Брайана, не понимая, в чем дело. Брайан повернулся и пошел туда, где стоял Касим. Подойдя к нему. Он увидел, что Касим приготовился к отпору.

– Не беспокойся, – сказал Брайан. – Я просто хочу пройтись с тобой. Из вежливости, не более того.

– Если хочешь, давай подеремся. Посмотрим, кто кого, – задиристо произнес Касим.

Брайан рассмеялся.
– Я тоже задирался, когда только приехал сюда, – сказал он, – а теперь за три последних года я ни разу ни с кем не дрался. Пошли.
Касим расслабился, но не до конца. Когда они зашагали рядышком по улице, он казался озадаченным.

– А почему ты заступился за него? – наконец спросил он.

– Потому что он отстаивает то, во что верит, – сказал Брайан. – Он такой, как он есть, невзирая на то, что об этом думают другие. Я уважаю его за это.

Дальше они шли молча, пока не дошли до улицы, где жил Касим.

– Увидимся, – сказал Касим, поворачивая за угол. – До встречи в школе, – добавил он.

– Это уж точно, – сказал Брайан. Глядя вослед Касиму, он покачал головой. «Забавно, – подумал он. – Когда понуждаешь человека к чему-либо, он становится либо твоим другом, либо врагом. Похоже, мы с Кейси подружимся».

А Касим шагал к дому, думая о своем имени. И не такое уж оно и неуклюжее, как ему раньше казалось. У него никогда не было друга, который был способен заступиться за него так же, как это сделал Брайан по отношению к Мас’ууду. Брайан уважал его, и уважал за то, что Мас’ууд не такой, как он сам! Это было совершенно новым для Касима. Он и его семья привыкли к тому, что тебя уважают потому, что ты такой же, как все.

Когда он вошел в подъезд, он подумал, удивятся ли в школе, если он вновь вернется к своему прежнему имени. Отважился бы он на это? Потом он подумал о других мусульманах, которые учились в его школе. Он никогда не обращал на них внимания. Интересно, что скажут его родители.

– Ну что ж, – думал он, поднимаясь по лестнице, – можно попробовать.

0

20

Дочь самарканского падишаха

Жил на свете падишах и был у него единственный сын по имени Мухаммед, которого падишах очень любил. Мухаммед был стройным, красивым мальчиком, но с одним недостатком: не разбуди его - мог проспать с вечера до полудня следующего дня.
Когда Мухаммеду исполнилось двадцать лет, он пришел к отцу и говорит:
- Отец, я давно никуда не выезжал, скучно мне, разреши попутешествовать по стране.
Сначала отец не соглашался, но затем, вняв мольбам сына, смягчился, приставил к нему охрану из трехсот воинов и поручил визирю сопровождать сына, следить за ним, не пускать за границы ханства.
Подготовившись должным образом,

двинулись они в путь. Ехали, ехали, там отдохнут, там передохнут, через горы, через долы, охотясь на зверя и птицу, знакомясь с неведомыми уголками страны. Долго ли, коротко ли, настало время возвращаться назад. По пути домой встретил Мухаммед джейрана. Пустил он за ним коня, хотел взять добычу живьем. Джейран бежит, Мухаммед за ним. И охрана мчится след во след. Джейран добежал до ограды какого-то сада и перепрыгнул через нее. Мухаммед сошел с коня и хотел войти в сад, но визирь не разрешил.
- Мухаммед, отец поручил тебя мне, - сказал визирь.- Знай, что здесь проходит граница нашего государства. Этот сад принадлежит самаркандскому падишаху. Не входи в него.
Мухаммед стал просить, чтобы визирь разрешил ему погулять по саду, а сам подождал его за оградой.
- Ну хорошо, - согласился визирь, - но с одним условием: падишаху ни слова.
Мухаммед, пообещав молчать, вошел в сад. Он замер, очарованный: такого прекрасного сада он никогда не видел. Здесь росли все мыслимые и немыслимые фрукты и цветы. Птичий гомон и щебет чудесной музыкой разносились повсюду.
Поев малины и земляники, Мухаммед прилег на зеленой лужайке и заснул.
Пока он спит, мы расскажем вам о владельце сада. Это был яблоневый сад самаркандского падишаха. Младшая дочь падишаха часто приходила в сад погулять. Придя на прогулку в этот день, царевна увидела на лужайке у бассейна спящего юношу и с первого взгляда влюбилась в него.
Сколько царевна ни пела, ни шумела, ни ходила мимо, юноша так и не проснулся. Потеряв терпение и опасаясь, что ее могут застать возле юноши, девушка положила в свой платок кусочек сахара, пучок сена, зеркальце, кольцо и косынку, сложила платок и сунула в карман юноши, а сама ушла.
Проснувшись, Мухаммед умылся водой из бассейна, поел яблок и груш и вернулся к своим спутникам. Визирь обрадовался благополучному возвращению царевича. Сев на коней, поехали они домой.
Поздоровавшись, поцеловавшись с отцом, Мухаммед начал свой рассказ о путешествии. За ужином Мухаммед чихнул, сунул руку в карман за платком, и на скатерть выпал сверток. Развернул его и видит: сахар, солома, зеркальце, кольцо и косынка. “Что это такое?” - спрашивает отец. Изумленный сын не смог ответить. Падишах вызвал визиря:
- Что это означает, визирь? Что это за вещи, и какой смысл кроется в них?
Визирь, поняв, что ложь может погубить его, рассказал падишаху все как было.
- Коль скоро ты разрешил моему сыну войти в сад, визирь, - объявил падишах, - сам и отгадай эту загадку. Даю тебе срок - сорок дней. Не уложишься, прикажу повесить.
Печальным вернулся домой визирь, попрощался с женой и детьми и пошел, куда глаза глядят. Долго бродил визирь, советовался с мудрецами, с повидавшими мир старцами, но никто не мог отгадать загадку предметов из платка. Служил у визиря конюхом некто Плешивый Гамза. Увидев, что хозяин печален, Плешивый и спрашивает: - Что такой грустный, господин?
- Зачем тебе это знать, Гамза, - отвечает визирь, - ты же все равно не можешь помочь моему горю.
А Плешивый Гамза не отстает, просит визиря поведать ему свою печаль.
Визирь рассказал Плешивому все.
- Не думай ни о чем, господин, - говорит Плешивый, - я объясню значение предметов. Только ты пойди к падишаху и скажи, чтобы прислал за мной двуногого коня. Я прибуду к падишаху и объясню ему загадку.
Визирь пошел к падишаху, рассказал ему, что у него есть конюх Плешивый Гамза и он просит двуногого коня, чтоб приехать к шаху и объяснить значение предметов, завернутых в платок.
Падишах понял, что Плешивый просит прислать за ним человека. Он послал за визиревым конюхом одного из своих советников. Плешивый с советником пришел во дворец.
К приходу Плешивого расстелили скатерти, уставили их всевозможными яствами. Когда конюх наелся, ему показали содержимое платка.
- Да продлится жизнь падишаха! Женщина, положив в платок сахар и сено, хочет сказать, что она дочь самаркандского падишаха, кольцо означает, что она хочет обручиться с царевичем, зеркало говорит о том, что подавшая эти знаки невинна и чиста, как это зеркало, а косынкой она сообщает, что, если, мол, не женишься на мне, можешь повязаться этой косынкой, ибо ты не мужчина.
Падишах понял, что Плешивый Гамза правильно отгадал значение предметов.
- Кто верен мне, поднесет ему подарок, - сказал он. Каждый норовил поднести Плешивому подарок. Затем падишах обратился к конюху:
- Что же надо сделать, Гамза, чтобы взять Мухаммеду в жены ту девушку.
- Ну, это для меня плевое дело, - ответил Гамза. - Отдай на месяц мне царевича, и мы привезем невесту.
Падишах, оценив ум Гамзы и поняв, что тот не трус, дал согласие.
Снабдив их полной сумой денег, падишах проводил в путь Гамзу и сына.
Итак, Мухаммед с Плешивым Гамзой, перемахнув через горы, проскочив ущелья и долы, не зная сна и отдыха, прибыли в Самарканд. Остановились они на окраине города, в доме какой-то старухи, которой отсыпали горсть золотых.
Отдохнули немного с дороги. Гамза и говорит:
- Бабушка, расскажи-ка нам, что знаешь о дочери властелина этого города.

- Сынок, - ответила старуха, - в прежние времена я была няней младшей царевны. Видела ее каждый день. Год назад падишах сильно разгневался на младшую дочь и приказал мне не появляться больше во дворце, так как считал, что не смогла я воспитать как надо царевну. И я боюсь появиться теперь во дворце.
- Бабушка, а отчего это падишах разгневался на дочь? - спросил Плешивый Гамза.
Старуха сначала замялась, не хотела говорить, но, получив от Гамзы еще горсть золота, рассказала:
- Ну, коли так, слушай, сынок. У падишаха нашего три дочери. Однажды он вызвал к себе всех трех и спрашивает: “Доченьки, любите ли вы меня?” Все три отвечают, что, конечно, любим тебя, батюшка.
- Хорошо, - говорит падишах, - а как вы меня любите?
- Как мед, - отвечает старшая дочь.
- Как финик, - ответила средняя.
Падишаху очень по сердцу пришлись эти ответы. Тогда обратился он к младшей дочери:
- А ты, доченька, как любишь меня? Царевна и отвечает:
- Отец, я люблю тебя, как соль.
Ответ младшей дочери очень обидел падишаха. Он насупился и сказал визирю:
- Визирь, старшую дочь свою я выдаю замуж за твоего сына, среднюю - за сына советника, а младшую отдашь за первого встречного, кто захочет на ней жениться, - не дочь она мне с сего дня.
- Вот с этого времени и перестала я ходить к своей воспитаннице,- закончила свой рассказ старуха.
- Бабушка, - обратился Гамза к старухе, протянув ей еще горсть золота, - я тебе дам букет цветов, отнесешь его царевне, а ответ ее передашь мне.
При виде золота глаза у старухи заблестели. Плешивый Гамза завязал букет платком самой царевны и положил в цветы кольцо. Старуха двинулась в путь. Пришла она во дворец, а царевна развлекалась в окружении сорока молодых девушек.
Царевна, завидя няню, подозвала ее к себе. Взяла у нее букет и заглянула внутрь. Увидела кольцо и поняла, что букет ей прислал Мухаммед. Чтобы девушки ничего не поняли, она приказала им срезать в гранатовом саду сорок розог и забить ими старуху до смерти. А старухе, как только девушки пошли в сад, сказала: “Беги, скройся от беды!”
Старуха, спотыкаясь, добежала до дому. Плешивый Гамза тут как тут и спрашивает, что сказала царевна.
- Да приказала девушкам срезать в гранатовом саду сорок розог и забить ими меня до смерти, - ответила старуха.
- Ну, Мухаммед, сегодня царевна пойдет гулять в гранатовый сад, - разъяснил Гамза. - Собирайся, пойдешь туда. Но не вздумай заснуть в саду.
Плешивый Гамза и Мухаммед двинулись к гранатовому саду падишаха. Мухаммед вошел в сад, а Гамза вернулся домой. Долго гулял по саду Мухаммед. А царевна все не появлялась. Лег он на траву и заснул. Появилась дочь падишаха и как ни шумела, Мухаммед не проснулся. Царевна положила в карман ему два альчика и два грецких ореха и ушла. Под утро проснулся Мухаммед и видит: никого нет. Печальный, вернулся он домой. Плешивый Гамза спрашивает, приходила ли царевна?
- Нет, не приходила, - отвечает Мухаммед и тут только нашел в кармане альчики и орехи.
- Эх ты, соня, а говоришь “не приходила”. Это же она положила: намекает на то, что ты еще ребенок - иди на улицу и поиграй в альчики, - объяснил Плешивый.
Гамза вновь принялся уговаривать старуху, чтобы она пошла к царевне. Еле уговорил ее. Снова вручил он старухе букет цветов и поручил запомнить все, что скажет царевна. Старуха взяла букет и со страхом отправилась в путь. Видит, царевна опять в окружении сорока девушек веселится.
- Ты снова пришла? - воскликнула царевна, завидя старуху. Взяла букет и приказала девушкам нарезать в айвовом саду сорок прутьев и забить старуху до смерти. Как только девушки ушли выполнять приказание, старуха улизнула и бегом направилась домой.
- Что на этот раз, бабушка? - спросил Плешивый Гамза.
- А что? На этот раз приказала девушкам нарезать сорок прутьев в айвовом саду и отхлестать ими меня, - ответила старуха.
- Мне это и надо, - воскликнул Гамза. - Значит, на этот раз она пойдет гулять в айвовый сад. Поругав Мухаммеда, Плешивый Гамза сказал ему:
- Ах ты, ленивый, сын лентяя, что ты, помрешь, если ночь одну не поспишь? На этот раз царевна приглашает тебя в айвовый сад. Иди, но не вздумай заснуть!
Пришел Мухаммед в айвовый сад, ждет, а царевны все нет и нет. Думает про себя: “Ах, еле на ногах стою. Прилягу я на время, чуть посплю, а потом проснусь”. Лег он на траву и заснул. Поздней ночью явилась царевна, увидела заснувшего Мухаммеда, сильно разгневалась. Положила ему в карман кусок хлеба, нож и ушла. Очнувшись от сна, Мухаммед первым делом проверил карманы и, найдя хлеб и нож, понял, что и на этот раз приходила царевна. Опечаленный, вернулся он домой.
- Ну, Мухаммед, царевна клянется этим хлебом, что, застав тебя еще раз спящим, отрежет тебе голову этим ножом, - разъяснил Гамза.
Плешивый, поругав хорошенько Мухаммеда, снова стал уговаривать старуху, отсыпав ей еще горсть золота, пойти к девушке. После долгих уговоров вручил он старухе букет цветов и отправил во дворец. Царевна, как только увидела старуху, вырвала у нее букет и говорит:
- Слушай, бабка, совести у тебя нет. Как ты осмелилась вновь заявиться? - и приказала девушкам принести из розового сада сорок прутьев с шипами и побить ими старуху. Отправив девушек, царевна обратилась к старухе:
- Бабушка, чтоб это было в последний раз. Если придешь “еще когда-нибудь, считай себя мертвой!
Старуха, вернувшись домой, пересказала Гамзе все как было.
- Ну, Мухаммед, слушай, - сказал Плешивый Гамза, - это последняя возможность. Царевна на этот раз приглашает тебя в царский цветник.
Нарядился Мухаммед и пошел в розовый сад. А сад этот был неописуемой красоты, от аромата цветов голова кружилась. Долго ждал Мухаммед, чует, уж невмоготу ему бодрствовать. Надрезал он палец ножом и посыпал рану солью. От боли он о сне позабыл.

Рано поутру, когда солнце только-только коснулось своими лучами земли, Мухаммед увидел, как вдали появилась разодетая царевна. Он чуть сознания не лишился при виде ее неописуемой красоты. Что за девица, что за красавица, луне говорит - не выходи, я взойду, солнцу говорит - не выходи, я взойду. Увидишь такую, от счастья умрешь. Брови черные, глаза черные, стан тонкий, осанка кипариса, походка джейрана, взгляд марала, губы, как лепестки розы, щеки, как рубины, будто на белый снег побрызгали кровью, зубы, как жемчуг. Мухаммед влюбился в царевну без памяти.
А девушка заявляет Мухаммеду:
- Если бы и на этот раз я тебя застала спящим, не снести бы тебе головы. Да что ты за герой, если ночь одну не можешь не поспать.
Поругав еще немного Мухаммеда, царевна завела с ним разговор. Столько говорили они обо всем, что не заметили, как сон их объял. Среди розовых кустов, на зеленой траве, положил Мухаммед голову на колени любимой, и оба заснули.
Пока они спят здесь, расскажу-ка я вам о сыне дяди девушки. Двоюродный брат хотел жениться на царевне, но она не соглашалась. Давно уже двоюродный брат ходил за царевной как тень, думая уломать ее. Вот и теперь вышел он на поиски и забрел в цветник. И что же он видит? Какой-то юноша положил голову на колени его сестры и спит. Не долго думая, он связал обоих по рукам и ногам и бросил их в темницу. А обо всем увиденном доложил падишаху. Падишах разгневался и приказал повесить преступников. Видит царевна, что дела плохи, и спрашивает: - Мухаммед, кто разгадал загадку вещей, завернутых в платок?
Мухаммед рассказал, что есть у него друг, Плешивый Гамза, который и раскрыл смысл вещей.
- Он, видимо, очень умный и смелый человек, - говорит царевна, - нам нужно найти его. Нас отсюда только он один и может вызволить.
Мухаммед ответил, что Гамза сейчас в доме у такой-то старухи на окраине города.
Царевна отдала стражнику, сняв с себя, золотой браслет и кольца и поручила ему пойти к дому ее бывшей няни, ударить камнем один раз по воротам, два раза по шелковице, что растет перед домом, подняться на крышу дома и бросить два камня в дымоход, а затем возвратиться обратно. Завидев золото, стражник согласился исполнить поручение. Нашел он дом старухи, ударил камнем по воротам. Старуха и говорит:
- Гамза, кто-то камнем ударил по воротам, погляди, кто это? Гамза отвечает:
- Бабушка, кто-то от Мухаммеда вести принес.
Выходят, видят мужчину. Незнакомец, как и поручила принцесса, ударил два раза камнем по шелковице перед домом. Гамза понял и этот знак:
- Бабушка, царевна и Мухаммед схвачены. Затем незнакомец поднялся на крышу и бросил в дымоход два камня.
- Бабушка, Мухаммед и царевна брошены в темницу и зовут меня на помощь.
Плешивый Гамза, взяв горсть золота, пошел на городской базар, купил себе шитый золотом купеческий наряд и, разузнав о местонахождении купеческого старосты, направился к нему.
Пришел он к купеческому старосте и говорит:
- Братец, я прибыл из Йемена, сам я купец, слышал, что много у тебя невольников и наложниц. Мне на несколько дней нужна одна наложница, чтобы, пока я здесь, она стирала, готовила. А уезжая, я верну тебе ее.
Староста согласился, продал одну из своих наложниц Гамзе. А тот привел ее домой и переодел в царские наряды. Предупредил он невольницу, чтобы она подтверждала все, что он скажет. Вместе с невольницей Гамза прямиком пришел к стражнику в темницу. Посулил ему много золота и говорит:
- Ты впусти нас в темницу, а тех, кто там, выпусти на волю.
Жадность стражника одержала верх над всеми другими чувствами. Он выпустил Мухаммеда с царевной и запер в темнице Гамзу с невольницей.
Итак, Гамза с рабыней оказались в темнице. Что же сделала царевна? Пошла в свои покои и написала отцу письмо: она не знает о нелюбви отца к ней после того, как она заявила, что любит его, как соль. Но разве из-за этого можно распускать слухи по городу о том, что завтра дочь будет казнена? Можно ли понапрасну позорить родную дочь?
Падишах, получив письмо, никак не мог понять, в чем дело. Дочь будто бы ни о чем и не знает. Поэтому, прихватив визиря, пошел падишах в темницу и увидел в ней какого-то купца с девушкой.
- Кто вы такие? - спросил падишах.
Плешивый Гамза ответил:
- Да продлится жизнь падишаха, что это за страна такая, что это за законы такие? Меня с моей невольницей ни за что ни про что бросили в темницу, да еще и наговаривают, что эта девушка - дочь падишаха? Клянусь всеми святыми, что эту невольницу я вчера купил у купеческого старосты этого города. Не веришь, можешь вызвать его и спросить.
Падишах тут же вызвал купеческого старосту и спросил его о случившемся.
Староста подтвердил, что на самом деле вчера эту невольницу он продал купцу. Падишах поверил, что дочь его оговорили. Он приказал выпустить Гамзу и невольницу из темницы, а племянника своего выслал из своих владений. Гамза, переодевшись и изменив внешность, пошел ко дворцу и сел перед ним на камень для сватов. Гамзу повели к падишаху. Склонившись в поклоне перед падишахом, Гамза сказал:
- О властелин мира! Цель моего посещения - просить руки твоей младшей дочери. У меня есть друг по имени Мухаммед, сын падишаха. Он влюблен в твою дочь. Если позволишь, мы поженим их.
Падишах вспомнил, что обещал выдать младшую дочь за первого встречного, да и слухи пошли о ней нехорошие, так что, решил он, соглашусь-ка я и избавлюсь от негодницы.
Плешивый, угадав мысли падишаха, предложил:
- Да продлится жизнь шаха, разреши свадьбу сыграть у нас на родине.
Падишах тут же согласился и на это предложение. Радостным пришел Гамза домой и рассказал все Мухаммеду. Без шума увезли они царевну в родные края. Отец Мухаммеда встретил сына и девушку, повел их во дворец. Семь дней и семь ночей играли свадьбу.

Прошли месяцы. Через год царевна написала письмо отцу, в котором сообщила, что никто в этих краях не верит в ее царское происхождение, что все говорят, будь у нее отец, он хоть раз посетил бы ее за это время. Поэтому она просит батюшку приехать к ней в гости: “Возьми визиря своего и пожалуй в мой дом”.
Получил письмо падишах и смягчилось сердце отца. Отправился он с визирем в гости к дочери. Прибыл к ней и замер от изумления - столько здесь было золота-серебра, что во всей его сокровищнице не набралось бы. Дочь с уважением и почестями приняла отца. После долгих разговоров подали поесть. На скатерти появились яства со всех концов мира. Но все блюда были иссолены.
После трапезы дочь спросила отца, понравились ли ему приготовленные ею самой кушанья, вкусно ли все было?
- Неплохо, моя дочь, - ответил падишах. - Только вот без соли все.
- Ну и что от того, что без соли? - спросила дочь.
- Какой же вкус у еды без соли? - удивился падишах.- Нет в мире ничего лучше соли.
А хозяйка, поймав отца на слове, говорит:
- Батюшка, что же ты тогда разгневался на меня, когда я сказала, что люблю тебя как соль?
Падишах понял, что дочь прижала его к стенке. Подумал он немного и, потупившись, сказал:
- Да, ты была тогда права, доченька. Я ошибся, не понял тебя.
Падишах, восхищенный умом своей дочери, простил ее.

0


Вы здесь » Форум Азербайджанских жен AZ-love.ru » Литература Кавказа и Востока » Мусульманский фольклор (сказки, пословицы, легенды)