У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
www.az-love.ru

Форум Азербайджанских жен AZ-love.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Азербайджанских жен AZ-love.ru » Литература Кавказа и Востока » Мусульманский фольклор (сказки, пословицы, легенды)


Мусульманский фольклор (сказки, пословицы, легенды)

Сообщений 21 страница 31 из 31

21

Два соседа

Жили-были в одном государстве в давние времена два соседа. Один из них обманом, нечестным путем разбогател и стал купцом. Другой сосед честным трудом возвел себе дом, разбил сад, стал садовником. Однажды между соседями разгорелся спор. Купец говорит:
- Послушай, сосед, вижу я, как ты днем и ночью в поте лица своего трудишься. Давай-ка я научу тебя легко зарабатывать деньги.
- И как это? - спросил садовник.
- Покупай дешево, продавай дорого, обманывай людей, любыми путями стремись урвать побольше. Вот тогда и богатство твое приумножится, и спокойнее на душе станет, - поучал купец.
- Нет, сосед, - отвечал садовник, - не хочу я такого богатства. Человек должен зарабатывать деньги только честным трудом.
Но купец не соглашался с этим. Долго они спорили так. Наконец купец предложил:
- Давай выйдем на дорогу и спросим у первых трех встречных, кто из нас прав. Если скажут, что прав ты, отдам тебе все свое добро, если же буду прав я - заберу все твое. На этом и порешили.
Вышли на дорогу. Долго ли, коротко ли шли они, повстречали на дороге юношу.

Купец сказал:
- Рассуди-ка ты нас, сынок. Я говорю, что богатство лучше накопить грабежом. А вот сосед мой утверждает, что добро необходимо наживать честным трудом. Кто из нас прав?
- Конечно, прав ты, господин купец, - ответил юноша.
- Ну, что я тебе говорил? - произнес купец, повернувшись к соседу.
Садовник не придал большого значения словам юноши, подумал про себя, что молод еще, откуда ему знать такое, и предложил:
- Ну что ж, продолжим путь. Аллах троицу любит - остались двое.
Они пошли дальше, дошли до леса, углубились в него. Шли-шли и вышли на зеленую лужайку, на которой из земли бил ключ. Напились они воды из родника, немного отдохнули и снова пустились в путь. Вскоре повстречался им охотник - по лицу видно было, что лиходей. Купец подошел к нему:
- Братец охотник, рассуди ты нас. Я говорю, что богатство лучше копить хитростью, нечестным путем, а вот садовник утверждает, что честный путь лучше. Ответь-ка, кто прав из нас?
- Господин купец, - ответил охотник, - прав ты. Бедный садовник удивленно произнес:
- Братец купец, пойдем-ка, поищем третьего. Поглядим, что-то скажет он.
Долго ли, коротко ли шли, дошли до какой-то юрты. Видят, перед юртой сидит старичок. Поздоровавшись честь честью, рассказали старику о своем споре.
- Я считаю правым купца, - сказал старик, выслушав их.
Садовник, услышав ответ старика, чуть ума не лишился.
“Интересно, есть ли в этом краю хоть один честный и порядочный человек? - думал он про себя. - Кого ни встретили, все одобряют бесчестие и неправду”.
- Скажи-ка, старик, а чем ты сам занимаешься? - спросил уже вслух садовник.
- Я был шахским палачом, - ответил старик.
“Ну, какой же справедливости можно ждать от палача?” - решил садовник.
И вот, проиграв в споре, садовник был вынужден отдать все нажитое честным трудом добро купцу. Оставшись без всего, садовник решил: чем жить среди таких людей, лучше переехать в другие края. Задумано - сделано: собрался и двинулся в путь. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, шел он шел и дошел до пещеры в очень пустынной местности, окруженной крутыми скалами. Лил сильный дождь, укрыться, кроме как в пещере, было негде, поэтому он вошел в нее. Огляделся, видит пещера-то обжитая. Столько здесь всякого добра, что глаза разбегаются. В одном углу - драгоценности, в другом - дорогие ткани, дальше - мешки с пшеницей и рисом. И чего тут только не было! Наступили сумерки. Дождь лил не переставая. Садовник было собрался выйти из пещеры, как увидел группу людей, идущих в его сторону. Он спрятался в дальнем углу пещеры. Пришедшие удобно расположились, расстелили скатерти, стали есть и пить. Из их разговора стало ясно, что это сорок разбойников, а пещера - их дом. Разбойники стали обсуждать план ограбления шахской сокровищницы. Атаман распределил обязанности, и затем, вооружившись, снарядившись, разбойники тронулись в путь. Вслед за разбойниками убежал из пещеры и садовник.
Разбойники очень умело обчистили шахскую сокровищницу. Погрузили они награбленное на верблюдов и привезли в свою пещеру. Утром повсюду разнесся слух, что ночью была ограблена сокровищница падишаха. Падишах созвал весь дворовый люд и приказал разыскать разбойников.
Главный визирь падишаха выступил вперед и, поклонившись, сказал:
- Да продлится жизнь падишаха, не новое это дело. Вот уже несколько лет эти разбойники грабят народ, никто не может их поймать, неизвестно даже, где они обитают.
- Ничего знать не хочу, - сказал падишах. Пусть войско обыщет весь город и разыщет разбойников, хоть под землей.
Ослушаться падишаха было нельзя, поэтому визирь, советники, все придворные, взяв по отряду воинов, разошлись на поиски разбойников. Семь дней, семь ночей продолжались поиски, но разбойников и след простыл. Все, несолоно хлебавши, вернулись во дворец.
А бедный садовник по дороге в город только и слышал об ограблении шахской сокровищницы. Хорошо зная о случившемся, садовник пришел ко дворцу, попросил отвести его к шаху. Поклонившись, он сказал: - Да продлится жизнь падишаха, я знаю, где скрываются разбойники, ограбившие твою сокровищницу. Шах воскликнул:
- Если это правда, половина сокровищ твоя.
- Да продлится жизнь шаха, - ответил садовник, - мне не нужно никаких сокровищ. Недалеко от твоего города есть пещера. В ней проживают сорок разбойников. Сокровища твои они унесли и спрятали в этой пещере.

Шах немедля отправил к пещере девять тысяч девятьсот девяносто девять вооруженных мечами всадников. Шахские воины нашли в пещере, кроме шахской казны, много другого добра, но ни одной живой души там не было. Устроили засаду, но разбойники так и не появились. Тогда нагрузили все, что было в пещере, на верблюдов и привезли во дворец. Падишах был беспредельно рад.
- Ну, странник, - сказал падишах садовнику, - я держу свое слово - половина этого добра твоя.
- Да продлится жизнь шаха, - ответил садовник, - меня, как тебя эти разбойники, некоторое время назад коварно ограбил некий купец, разорил вконец. Так что мне для жизни достаточно и горсти золота.
- Этого мало, - возразил падишах, - проси еше что-нибудь, не стесняйся.
Садовник ответил:
- Да пребудет в вечном здравии властелин мира, в пещере разбойников, кроме твоих сокровищ, много награбленного у народа. Было бы неплохо возвратить все это владельцам.
Падишах согласился с садовником. Глашатаи объявили по городу волю властелина. Каждый забрал свое добро. Садовник же взял пожалованное ему шахом золото и двинулся в обратный путь. Три дня и три ночи шел он и дошел до родного города. На золото шаха начал он потихоньку строить себе новый дом, сажать сад. За короткое время восстановил он свой былой достаток. Сосед садовника, купец, увидев это, пришел к нему, поздоровался и спросил:
- Сосед, ведь ты разорился. Откуда же у тебя это богатство? Садовник знал, как жаден купец. Видит, что и сейчас он замышляет очередную хитрость, и отвечает:
- В таком-то городе на протяжении нескольких лет орудовали сорок разбойников. Грабили они народ. Дошло дело до того, что обчистили они и шахскую сокровищницу. Случайно я узнал, где скрываются разбойники, и сообщил об этом падишаху. Шахская челядь, уничтожив разбойников, вернула людям их добро. А люди в знак признательности одарили меня. Если хочешь - пойди в этот город и говори каждому встречному, что это ты сообщил о месте пребывания разбойников. Люди одарят и тебя золотом-серебром. Так ты, не ударив палец о палец, умножишь свои богатства. Жадный купец, поверив садовнику, вернулся домой, захватил свой хурджун и двинулся в тот самый город. У городских стен повстречал троих людей. Подошел он к ним и говорит:
- Знаете ли вы, кто я?
- Нет, не знаем, - ответили люди.
- Я тот, кто показал падишаху пещеру сорока разбойников, - говорит купец.
Оказывается, эти трое были из сорока разбойников.
- Ах, радость какая! - воскликнули разбойники, не желая упускать случая. - Да мы же тебя повсюду ищем. Покажи-ка ты нам свой дом, мы столько подарков тебе натаскаем, что некуда будет складывать. Купец сказал, где живет. А разбойники созвали всех своих товарищей и прямиком направились к дому купца. Унесли они из купеческого дома все, что можно было унести. А самого хозяина избили до полусмерти. Три дня и три ночи лежал бездыханный купец, чуть богу душу не отдал. Но постепенно поправился. Садовник пришел проведать купца.
- Видишь, что со мной приключилось? - воскликнул купец, завидя соседа.
- Я давно знал, что так будет, господин купец, - ответил садовник.- Нечестно нажитое - так и теряют.

0

22

23

От судьбы не уйдёшь

Молодой шахзаде со своими назирами и визирями отправился на охоту.Гоняясь за джейраном, он далеко опередил своих спутников и, наконец, заехал
так далеко, что совершенно потерял их из виду.Желая возвратиться к своим назирам и визирям, он заметил, что заблудился: впереди находился темный лес, а позади обширное поле. чистое, не стоптанное ни людьми, ни зверями. Он осмотрелся кругом: нигде не видать дороги. Бросился в одну сторону, бросился в другую сторону - ни дороги, ни тропинки, ни следа человеческих ног. Между тем, стало темнеть.Молодой шахзаде с именем аллаха на устах въехал в лес. Он привязал лошадь к дереву, а сам сел, чтобы отдохнуть под ним. Утолив голод хлебом и сыром, которые он нашел в своем хурджуне, он совершил намаз, лег и заснул крепким сном.
На другой день, когда он проснулся утром, то сквозь листья деревьев заметил вьющуюся над лесом тоненькую струйку дыма и догадался, что недалеко
находится человеческое жилье. Он быстро встал и, держа своего коня на поводу, направился в сторону, откуда поднимался дымок. Сделав несколько
шагов, он очутился перед маленьким домиком. Привязав свою лошадь к дереву,шахзаде тихонько зашел в домик, чтобы узнать, кто в нем живет: джин или человек, шейтан или мелек, отшельник или разбойник, друг или враг; но в домике, кроме дряхлого старика, никого не оказалось.
Старик этот, сидя на тахте, на подушечке, одной рукой перебирал черные четки, а другою - перелистывал лежавшую перед ним на тахте большую книгу, в которую по временам что-то записывал тростниковым пером.
- Салам-алейкум, дядя! - приветствовал старика шахзаде, - аллах в помощь! Да умножит он твое терпение, да сделает он благотворным для людей и
прибыльным для тебя твой труд!
- Алейкум-ас-салам. сын мой! - ответил старик на приветствие шахзаде. - Откуда аллах несет?
- Заблудился в лесу, дядя, и не знаю, как найти дорогу. Увидел твой домик и зашел, чтобы отдохнуть под твоим гостеприимным кровом.
- Гость принадлежит аллаху, сын мой: сядь и отдохни. Я сейчас кончу свою работу и угощу тебя, чем аллах послал.
Шахзаде сел возле старика на тахте и начал наблюдать, как тот работает.
- Не считай, дядя, мой вопрос предосудительным, - обратился он вдруг к старику.
- Скажи мне, что ты делаешь здесь и что записываешь в эту большую книгу?
- Сын мой, - ответил старик, - то, что я делаю здесь или что записываю в эту книгу, - тебя не касается. Ты лучше отдохни и ступай с богом.
- Нет, не уйду, - сказал шахзаде, сильно задетый словами старика.
- Не уйду, пока ты не скажешь мне, что ты записываешь в эту книгу.
-Сын мой, не злоупотребляй правом гостя, - мягко сказал старик.
Но шахзаде сидел на лошади шейтана и не отставал от старика. Он хотел во что бы то ни стало узнать, что старик записывает в книгу. Он так просил,
так умолял, что старик, наконец, смягчился и сказал:
-Сидеть на лошади шейтана - упрямиться. Я записываю в эту книгу судьбу людей, кому что определено.
- В таком случае, - попросил шахзаде, - потрудись узнать в твоей книге,что определено мне судьбой?
Старик начал перелистывать книгу, бормоча себе под нос:
"Биссимиллах-ир-рахман-ир-рахим!" и, наконец, подняв седую голову, посмотрел пристально в лицо шахзаде и сказал:
- Сын шаха! Отныне известна твоя судьба: тебе предназначена женитьба на дочери бедного пастуха, которая вот уже несколько лет страдает неизлечимой болезнью и в настоящее время находится в хижине своего отца.
- Врешь, глупый старик, - закричал разгневанный шахзаде. - Я не верю твоему нелепому предсказанию! Чтобы я, - сын шаха, - женился на больной
дочери какого-то бедного пастуха?!..
- Я передал тебе только то, что прочитал в моей книге о твоей судьбе, -возразил старик.
- Плевать мне на твою книгу и на твое глупое предсказание! - сказал шахзаде и, повернувшись спиной к старику, стремительно вышел из комнаты.
Целый день бродил шахзаде по лесу, отыскивая дорогу, и, наконец, увидел узенькую тропинку, которая и вывела его из лесу. Было темно, когда шахзаде
вышел на поляну. Он не знал, какой путь ему держать, и пошел наудачу, куда глаза глядят.Шел он долго ли, коротко ли, аллах ведает, но шел до тех пор, пока не увидел перед собой светящийся огонек, и пошел по этому направлению. Через несколько минут он очутился у ветхой, полуразвалившейся хижины, перед которой был разведен огонь, а около него на голой земле сидел какой-то оборванец и чинил чарыхи. Увидя приближающегося шахзаде, бедняк вскочил и приветствовал его низким поклоном.
- Салам-алейкум, добрый человек! - сказал шахзаде. - Я потерял дорогу и заблудился. Не можешь ли ты указать мне дорогу. Я отблагодарю тебя за твой
труд.
- Алейкум-ас-салам, ага, я душевно рад служить твоей милости, но к несчастью, до города далеко, и едва ли мы ночью найдем дорогу. Если ты подождешь до утра, то я выведу тебя на дорогу. Тем более, что ночью страшно пускаться в путь, да и дороги небезопасны от разбойников.
- Что же делать, придется подождать до утра, - сказал шахзаде. - А где же мне переночевать?
- Если не побрезгает твоя милость, я помещу тебя в моей хижине, там спит только моя больная дочь.
- Больная дочь? - спросил шахзаде. - А кто же ты сам?
-Я - бедный пастух, милостивый ага!.. Твой покорный раб!
- И ты говоришь, что у тебя есть больная дочь?
- Да, мой высокоуважаемый ага! Видно, грешен я перед всемогущим аллахом, и он своей карающей рукой хочет наказать меня за великие мои прегрешения: дал мне дочь, которая вот уже несколько лет страдает неизлечимой болезнью. Много мы приглашали хакимов, джиндаров, но никто не
мог вылечить ее. Она лежит в своей комнате и не может двигаться!.. Да,видно, аллах навсегда отвернулся от нас, не хочет взять ее к себе, чтобы мы,
наконец, успокоились.
Шахзаде тотчас же догадался, что этот пастух и есть тот самый, на дочери которого, как предсказал ему старик, он должен жениться, и в ту же
минуту у него возник план, погубить его дочь.
- Хорошо, - сказал шахзаде пастуху, - я засну в твоей хижине и постараюсь успокоить твою больную дочь, чтобы она не мешала мне. А ты пока
возьми вот эти два червонца и дай мне поесть чего-нибудь: я голоден.Пастух взял червонцы, поблагодарил щедрого шахзаде и приказал жене
открыть суфру для дорогого гостя. Когда шахзаде кончил свой скромный ужин,пастух повел его в хижину, показал ему постель, а сам удалился. Он и жена спали на дворе под открытым небом.
В полночь шахзаде проснулся, вышел во двор, чтобы проверить, спят ли пастух и его жена. Те, ничего же подозревая, спали крепким сном. Тогда
шахзаде взял свой кинжал и подошел к постели больной девушки.
-Посмотри теперь, как исполнится, глупый старик. твое предсказание, -сказал он, и со всей силой ударил спящую девушку кинжалом, положил у ее
трупа мешочек, наполненный червонцами, вышел из хижины, сел на своего коня и исчез в ночной темноте.
На другой день он нашел своих спутников, которые искали его повсюду, и с ними вернулся домой.Посмотрим теперь, что сталось с дочерью пастуха: действительно ли она была убита, или шахзаде обманулся в своих ожиданиях? Дело в том, что эта несчастная девушка несколько лет страдала водянкой: живот ее был вздут так, что она не могла ни встать, ни сесть, ни ходить.
Думая убить ее кинжалом, шахзаде так ударил, что кинжал пронзил ей живот,откуда и вытекла вода, смешанная с кровью. Таким образом, шахзаде, желая убить девушку, напротив, помог ее выздоровлению.На другой день, войдя в хижину к дочери, пастух и его жена застали ее плавающей в крови, а около нее мешочек, наполненный червонцами. Когда же они подняли дочь, то к великой радости, нашли ее совершенно здоровой.
Обрадованные родители горячо поблагодарили аллаха за его великую милость.Спустя несколько времени, они переселились в город, купили там
великолепный дом и стали жить весело и счастливо. Между тем, дочь их подросла и стала такой красавицей, что и урии и мелеки аллаха могли бы позавидовать ее красоте.Однажды шахзаде, тот самый, что хотел убить ее, проезжал мимо дома бывшего пастуха и увидел на крыльце прелестную молодую девушку, которая своей красотой словно говорила солнцу: "Ты не выходи, я уже вышла". Шахзаде страстно влюбился в нее, пошел к своему отцу, поклонился ему в ноги и сказал:
- На свете много красивых девушек, но та, которую я знаю, краше всех: она краше луны, краше солнца. Разреши мне, отец, жениться на ней.
Шах сначала не хотел даже слышать о женитьбе сына на дочери незнакомого человека, но когда сын заявил, что он или женится на ней, или бросится с
высокой скалы, шах дал согласие и женил сына на дочери пастуха. Он устроил пышное свадебное торжество, которое продолжалось семь дней и семь ночей. А сын не подозревал даже, что он женится на дочери пастуха, на той самой девушке, которую он хотел убить.
Однажды молодая царевна с матерью и сестрами своего мужа пошла в баню.Те заметили на животе своей невестки глубокий шрам и сказали шахзаде. Он расспросил жену и узнал, что она та самая дочь пастуха, которая была определена ему судьбой и которую он хотел убить. Он вспомнил предсказание
старика в лесу, восхвалил премудрое начертание аллаха и воскликнул:
- Правда, что все то, что написано в книге судеб. должно исполниться, и ни один человек не уйдет от своей судьбы. А я был слепец, когда не хотел
верить этому.

0

24

Зарнияр

Был в Самарканде шах, по имени Шамиль, и была у него единственная дочь. Звали ее Зарнияр. Шах нанял муллу, чтобы он отдельно занимался с его дочерью. И он всегда занимался сперва с дочерью шаха, а затем с другими детьми.
Однажды шах обедал со своей женой. - Слушай, муж,-сказала ему жена,- ведь у нас нет наследника. Давай-ка отправимся в Мекку, посетим святую Каабу и удвоим свои имена.
Шах согласился с предложением своей жены и сказал:
-Что ж, это хорошо!
Утром он вызвал визиря и сказал ему:
- Визирь, у меня есть дочь, которую я скрываю от чужих взоров. Тебе не придется нисколько о ней заботиться. И еды, и питья у нее вдоволь. Садись на мое место и царствуй. Если умру, ты останешься шахом, а вернусь, будешь по-прежнему визирем. Я еду в Мекку и поручаю тебе дочь, а тебя поручаю аллаху.
И, поручив свою дочь визирю, шах с женой отправился в путь. Делая каждый день по одной остановке, они доехали до Мекки. Визирь остался править вместо шаха.
Однажды, гуляя по балкону, он увидал, что дочь шаха взяла в руки арфу и вышла во двор. Посмотрев на нее, визирь воскликнул:
- Ей-ей, это такая девушка, которую аллах создал в добрый день и в добрый час.
И он полюбил ее всем своим сердцем.
- Кто знает,-подумал он,-что будет с шахом? Он старый человек и, вероятно, где-нибудь умрет в пути и не вернется.
Визирь дождался ночи и. отправился к дочери шаха, Увидев визиря в дверях, она крикнула:
- Ах, ты, такой-сякой, как ты осмелился войти ко мне?
- Клянусь аллахом,-ответил визирь,-если ты будешь много разговаривать, я прикажу отрубить тебе голову. Отец твой старый человек и, вероятно, где-нибудь умрет и не вернется.
Увидев, что визирь страшно сердит и может убить ее, царевна сказала:
- Визирь, посиди здесь, я сейчас выйду во двор и вернусь.
Взяв афтабу, царевна вышла из комнаты и потихоньку направилась в пустыню. Пробираясь темной ночью, она, ничего до того не видевшая, встретилась с каким-то пастухом. Увидя ее, пастух сказал:
-Ах, сестренка моя милая! У меня не было сестры, и вот аллах как-раз тебя послал мне. Пойдем!
И обняв ее за шею, он стал целовать ее то в одну, то в другую щеку и повел ее с собой. На опушке леса был у пастуха дом, в котором он жил со старушкой матерью. В доме же у него всего было вдоволь: и масла, и молока, и кислого молока, и сыра. Придя домой, пастух сказал:
- Мать, я нашел себе сестру.
-Дитя мое,-сказала мать,-я принесена в жертву ради твоей сестры и тебя самого!
Пожив немного, дочь шаха увидела, что мать пастуха очень грязна. Она согрела воду и вымыла ей голову, выкупала ее и выстирала ей платье. Пастух же каждый раз, когда уходил, поручал царевну своей матери, говоря:
- Смотри, мать, береги мою сестру; если я приду и увижу, что она печальна, то вот этой самой палкой, которую видишь, я буду бить тебя до тех пор, пока она не сломается.
Пусть они пока остаются здесь. Расскажу я вам о шахе Шамиле, как он посетил Мекку и вернулся обратно. Визирь знал, что шах, вернувшись, узнает тайну. Он сел на лошадь и поехал навстречу шаху. Когда они поздоровались, шах спросил про свою дочь. Визирь покачал головой и ответил ему:
- Эх, Шамиль! Не называй ее дочерью. Она оказалась настоящей развратницей. Она посеяла вражду между всеми горожанами. И сколько ни наставлял я ее на путь истины, она не послушалась. Наконец, я сказал ей, что когда ты, ее отец, приедешь, я скажу, чтобы ты убил ее. И вот, ночью она убежала. Я дал знать во все города, но ее нигде не находят.
Вернувшись из путешествия, шах повидался со своим народом и, сев опять на престол, стал царствовать. И вот, визирь однажды сказал ему:
- Дай бог тебе долгой жизни, владыка мира! Я уже больше не буду визирем.
- Почему?-спросил шах.
- Потому что,-ответил визирь,-я уже стар и довольно мне быть визирем.
И шах освободил его от должности. Визирь же купил одежду дервиша и, переодевшись, стал ходить из города в город и искать царевну.
Между тем, царевна, пожив месяц у пастуха, однажды подумала про себя:
-Если я-дочь шаха, то к чему мне здесь оставаться?
Дождавшись ночи, она убежала и, когда стало светать, достигла какой-то местности. Здесь она увидела чинару и спряталась в ее дупле.
И вот она видит-едет на лошади какой-то человек.
-Оказалось, это был шахзаде.
Подъехав, шахзаде хотел напоить свою лошадь. Но лошадь не стала пить воду. Посмотрел он в воду и заметил в ней чье-то отражение. Осмотревшись кругом, он увидел у подножия чинары девушку.
- Кто ты, откуда идешь?-обратился он к ней.
-Я убежала из дому,-ответила Зарнияр.
- Сядь позади меня на лошадь,-сказал шахзаде и, посадив девушку на лошадь, привез ее к себе домой. Здесь Зарнияр пробыла целый месяц.
Увидев, что она девушка воспитанная и очень похожа на людей шахского происхождения, царица предложила своему мужу:
- Слушай, муж, давай, обвенчаем эту девушку с нашим сыном.
Зарнияр обвенчали с шахзаде. Несколько дней и несколько ночей справляли свадьбу.
Спустя некоторое время, Зарнияр сказала мужу:
- Я дочь йеменского шаха.
- Значит, ты шахская дочь?-спросил муж. -Отчего же ты мне не говорила об этом до сих пор?
Время шло, и Зарнияр забеременела. Когда же наступил срок, у нее родился сын.
Но оставим их пока здесь и вернемся к пастуху. Вернувшись домой, пастух увидел, что девушки нет.
-Мать, куда же делась моя сестра?-обратился он к своей матери.
- Дитя мое, ночью она исчезла,-ответила старуха. Забыв про свое стадо, пастух надел платье дервиша и стал странствовать из города в город, в поисках Зарнияр.
Тем временем муж Зарнияр, когда их сыну исполнилось девять месяцев, вызвал -к себе визиря и сказал ему:
- Визирь, отвези ее в страну ее отца. Она дочь йеменского шаха. Пусть она повидается со своими родителями, а потом привези ее обратно.
Шахзаде торжественно проводил Зарнияр в путь. Не доезжая трех верст до Йемена, караван остановился и разбил палатки.
Дождавшись ночи, визирь подумал про себя:
- Здесь нет никого, кто бы мог мне помешать,-и пробрался потихоньку к Зарнияр.
Когда Зарнияр увидела визиря у себя, крикнула ему:
-Ах, ты, такой-сякой, как ты смеешь входить в мою палатку?
- Поменьше разговаривай,-ответил визирь,-не то я прикажу отрубить голову тебе и твоему сыну.
Видя, что нечего ей делать, Зарнияр сказала ему:
- Посиди здесь, я сейчас пойду на двор и вернусь! Выйдя из палатки, она убежала. На рассвете она дошла до какого-то города. Видит-это страна ее отца. Зарнияр узнала здешний базар и лавки. Она отправилась в лавку одного портного.
-Мой муж-дервиш,-сказала она,-дай для него платье дервиша,-и купила у него наряд дервиша вплоть до кашкюля и теберзина.
Надев это платье и подобрав волосы под папаху, она взяла в руки кашкюль и теберзин и, подойдя к большой чайной, начала петь песню. Она обладала таким прекрасным голосом, что волновала всех, кто ее слушал. Поэтому весь народ собрался около нее. Хозяин чайной и повар увидели, что до того они зарабатывали ежедневно сто рублей, а на этот раз заработали двести.
-Ага-дервиш! Я буду тебя и поить и кормить. Оставайся здесь, сколько тебе угодно,-сказал повар Зарнияр.
Но оставим их пока здесь, и расскажу я вам о визире.
Как только наступило утро, визирь взял с собой войско и вернулся обратно. Явившись к шахзаде, он сказал:
- Оказывается, эта девушка настоящая развратница; она ушла от нас.
Затем, одевшись в платье дервиша, он стал разыскивать Зарнияр. Шахзаде также под видом дервиша пустился в поиски Зарнияр.
Однажды, когда Зарнияр пела, она увидела, что в толпе стоит какой-то дервиш. Присмотревшись, она узнала в нем визиря своего отца.
-Ага-дервиш!-сказала она ему.-Спой, пожалуйста, и ты какую-нибудь песню.
- Осмелюсь ли я петь при тебе?-ответил визирь.
- В таком случае,-предложила Зарнияр,-оставайся здесь при мне.
В следующий раз она увидела, что к ним подошел и знакомый ей пастух, также в одежде дервиша.
- Спой, пожалуйста!-обратилась она к нему. Пастух также ответил:
- Смею ли я при тебе петь?
- Если ты не поешь, оставайся при мне,-предложила ему Зарнияр.
Затем она увидела, что к ним пришел визирь ее мужа, тоже одетый дервишем.
- Спой, пожалуйста, и ты какую-нибудь песню,- предложила она.
И этот также ответил:
-Смею ли я при тебе петь?
- Тогда оставайся при мне,-сказала она.
Спустя некоторое время, она увидела, что прибыл ее муж:
-Ага-дервиш, спой, пожалуйста, что нибудь! Но он также ответил:
-Смею ли я петь при тебе?
- В таком случае оставайся и ты при мне,-сказала Зарнияр.
Итак, здесь оказались уже пять дервишей. И каждый день Зарнияр пела и собирала народ вокруг себя. Слух об этом дошел до шаха, который через посланца предложил этому дервишу прийти к нему в гости. Когда придворный передал Зарнияр предложение шаха, она ответила:
- Скажите шаху, что нас пятеро.
Придворный передал шаху ее слова. Шах через придворного велел передать им, чтобы они все пятеро пришли к нему.
И все пять дервишей пришли к шаху в гости. Сначала их угостили, а потом Зарнияр стала петь. Шах увидел, что она обладает таким голосом, от которого даже пролетающая по небу птица останавливается, зачарованная. Кончив пение, Зарнияр сказала шаху:
-Дай бог тебе долгой жизни, государь! Я хочу тебе кое-что сказать.
-Можешь говорить,-разрешил шах.
-Дай бог тебе долгой жизни, государь,-обратилась к нему Зарнияр.-У меня есть к тебе просьба.
- Что бы ты ни сказал, ага-дервиш, будет нами исполнено,-ответил шах.-Говори!..
- Поставь у дверей часового,-сказала Зарнияр,- и прикажи, чтобы он не выпускал никого из дома и не впускал никого в дом.
- Хорошо!-ответил шах и поставил у дверей часового.
Тогда Зарнияр ему сказала:
- Перед тем, как начать пение, дервиш, обычно, рассказывает о своей жизни.
- Можешь рассказывать,-ответил шах. И Зарнияр начала свой рассказ:
-Дай бог тебе долгой жизни, государь! Некогда жил шах, у которого была дочь. Однажды, когда шах обедал вместе со своей женой, жена сказала ему:- “Слушай, муж! Мы накопили много богатств, давай-ка, отправимся в Мекку и поклонимся святому камню”.- “Отлично!”-ответил шах и, оставив своей дочери все необходимое ей на жизнь и назначив муллу, который должен был обучать ее, он позвал к себе визиря и сказал ему;
“Знаешь ли, визирь, мы отправляемся в Мекку. Я оставляю тебя вместо себя. У меня есть дочь, которую я скрываю от чужих взоров. Я ее поручаю тебе, тебя же поручаю богу”.
На этом месте шах перебил Зарнияр.
- Куда же делась эта девушка?
- Подожди, дослушай повесть до конца,-сказала Зарнияр.
- Позвольте мне выйти во двор!-сказал в это время визирь, переодетый дервишем.
- Нельзя, сиди на месте,-ответили ему, и он повиновался.
- Итак, они отправились,-продолжала Зарнияр.- Однажды визирь, гуляя по балкону, увидел дочь своего шаха и, дождавшись ночи, пробрался к ней. Сколько ни просила царевна, сколько ни умоляла его, визирь был неумолим. Наконец, видя, что визирь или убьет, или обесчестит ее, она сказала ему-“Я выйду на двор и приду”,-и выйдя, она убежала в пустыню, где встретила пастуха. Пастух поцеловал ее в одну и в другую щеку и сказал ей: “Ах, сестренка, милая моя! У меня, как раз нет сестры, и аллах тебя послал мне!”
Услышав это, пастух спросил:
- Ага-дервиш, дорогой мой, куда же делась эта девушка?
-Дослушай до конца,-сказала Зарнияр и продолжала:
- Пастух взял ее к себе домой. Девушка увидела, что у пастуха в доме вдоволь масла, сыра, молока, кислого молока. Была у него еще старуха мать и больше никого не было. И вот, пастух сказал своей матери:-“Мать, я нашел себе сестру. Клянусь всеми святыми, если я увижу ее печальной, то буду тебя бить этой палкой, пока она не сломается”. На следующий день девушка засучила рукава, убрала дом и двор, выкупала старушку.
-“Слава тебе, господи, откуда ты ее послал мне!”- говорила старуха. И несколько дней девушка с удовольствием провела здесь. Но однажды, подумав, она сказала сама себе:-“До каких же пор я, дочь шаха, буду оставаться здесь?”-и, дождавшись ночи, она убежала. На рассвете она дошла до какой-то поляны. Здесь она увидела чинару и спряталась в ее дупле. Спустя немного времени, она увидела всадника. Тот подъехал, чтобы напоить лошадь, но та фыркала и отворачивала голову от воды. Всадник посмотрел и увидел в воде чье-то отражение. Он посмотрев кругом. Видит-в дупле чинары сидит девушка. Он спросил ее, зачем она сидит здесь, и она ему ответила, что она убежала. Тогда незнакомец предложил ей сесть на его лошадь позади него и повез к себе домой. При этих словах шахзаде живо спросил:
- Ах, милый мой, куда же делась эта девушка?
- Послушай до конца,-ответила ему Зарнияр и продолжала:
- Итак, этот всадник, оказавшийся сыном шаха, повез девушку к себе домой. Когда девушка пожила здесь некоторое время, мать шахзаде увидела, что она воспитанная девушка.-“Давай, обвенчаем ее с нашим сыном!”-предложила она своему мужу. И вот, выдали девушку за шахзаде. Потом у нее родился сын. Однажды она сказала своему мужу, что она дочь шаха. Шахзаде спросил, отчего же она до сих пор не говорила ему об этом. На следующий же день он снарядил ее в дорогу и, дав ей в спутники визиря, торжественно отправил ее в гости к ее родителям.
Услышав это, визирь шахзаде стал просить:
-Позвольте мне выйти!
- Нельзя, сиди на месте,-ответили ему.
- И вот, не доезжая трех верст до родного города девушки, -продолжала Зарнияр,-путники остановились и разбили палатки. Ночью визирь, решив, что здесь никто не может ему помешать, пробрался к царевне. Сколько последняя ни старалась, она ничего не могла с ним поделать и, наконец, сказала ему:
- “Посиди здесь, я сейчас приду”,-и. выйдя, пустилась бежать. Придя в город отца, она купила себе одежду дервиша и, надев ее, стала петь в чайной… И вот, теперь, государь, дай бог тебе долгой жизни, перед нами вот-твой визирь, пастух, мой супруг, визирь моего супруга и ты-мой отец.
Сказав это, Зарнияр сняла с головы папаху и добавила:
- Скажи же, не твоя ли я дочь?
Тотчас же шах вызвал палача и приказал отрубить головы обоим визирям.
Сделав мужа своей дочери шахом вместо себя, а пастуха визирем, он сказал им:
-Живите и навеки, из поколения в поколение, пользуйтесь своей властью и всеми этими богатствами и благами жизни.
Они жили, ели, пили и отошли в землю, а мы так же будем есть, пить и наслаждаться жизнью.
С неба упало три яблока: одно-мое, другое достанется мне самому, а третье-рассказчику.

Волшебное кольцо

Давным-давно жила-была старуха. И был у нее внук, плешивый и неказистый. Ничего-то у них не было, ни клочка земли, только ветхая лачуга, пусто в ней, хоть шаром покати. Старуха пряла шерсть, вязала в день по паре чулок и продавала их. Так они и жили, перебивались с хлеба на воду.
Однажды старуха, как обычно, дала внуку деньги и велела принести хлеба. Кечал отправился, но вдруг посреди улицы увидел огромную толпу. Все люди орали, перекрикивая друг друга. У каждого была в руках дубинка, и все они избивали несчастную собаку, которая в ужасе металась из стороны в сторону. Она была уже не в силах лаять и только жалобно визжала. Кечал не мог без слез смотреть на муки бедной твари и вскричал:
- О люди, что сделала эта собака, за что вы так избиваете ее? И что это даст вам? Чего вы добьетесь, убив ее? Вот возьмите деньги, на которые я должен был купить хлеба, и отдайте мне собаку.
Люди охотно согласились, взяли деньги и отдали Кечалу собаку. Взял он ее на руки и отправился домой. Старуха с утра ничего не ела и с нетерпением ждала внука, который должен был вернуться с хлебом. Увидев, что вместо еды он принес маленькую собачонку, она очень расстроилась и спросила:
- Сынок, а хлеба ты не купил?
Кечал опустил собаку на пол и ответил:
- Бабушка, я шел на базар, как ты велела, но по дороге увидел, как целая толпа избивает маленькую собачонку. Мое сердце чуть не разорвалось от жалости. Я отдал им все свои деньги и забрал собаку.
Старуха ничего не сказала. Дело сделано, какой толк ворчать? Она связала новую пару чулок, продала их и послала внука на базар, строго-настрого наказав не возвращаться без хлеба. "Иначе худо будет", - добавила она.
Кечал не ответил ни слова, взял деньги и ушел. Но не успел он пройти и несколько улиц, как опять наткнулся на шумную толпу. На этот раз жертвой рассвирепевших людей была кошка. Кечал протиснулся в самую гущу толпы и спросил:
- В чем провинилась несчастная кошка? За что её так жестоко бьют?
Кто-то ответил ему, что кошка стащила у мясника большой кусок мяса, и теперь ее наказывают. Кечал возмутился:
- О люди, если бы вы были так голодны, как эта кошка, вы бы тоже украли мясо. Наверное, вы не знаете, что такое голод. Я шел на базар купить хлеба, но вот вам мои деньги. Берите их и отдайте мне несчастное животное.
Мясник обрадовался, сунул ему кошку и пошел в лавку. А Кечал пошел домой. Старуха ждала его на пороге. Еще издали увидела она, что несет не хлеб, а кошку. Ну, на этот раз она не стала молчать. Обругала Кечала на чем свет стоит, даже схватила с земли камень и швырнула в него.
- Говорила я тебе или нет, чтоб не смел возвращаться без хлеба? А ты, нечестивец, что сделал? Сами с голоду помираем, в доме второй день хлеба нет, а тебе мало собаки, еще и кошку приволок...
Ничего не ответил Кечал, только низко-низко опустил голову. Да и что он мог сказать? Сам знал: старуха права, нечего им есть, а тут еще собаку и кошку кормить надо. Только пообещал больше никогда так не делать и ушел спать.
Утром старуха напряла шерсти, связала чулки, продала соседке и отдала деньги внуку.
- Только смотри, - крикнула она ему вслед, - без хлеба лучше не возвращайся!..
На этот раз все обошлось благополучно. Кечал купил хлеба, принес его домой. Вечером они поужинали, покормили животных и легли спать.
Всю ночь Кечал не мог уснуть. Тяжкие думы одолевали его. Что будет дальше? Чем кормить их? Много ли выручит бабушка за чулки? Что он сможет купить на эти деньги? Э-эх, проклятые деньги... Уже под утро он решил пойти в лес и взять с собой своих новых друзей. Авось, найдут там чем поживиться. С этим он и уснул. А утром рассказал о своем плане бабушке. Она только молча головой кивнула.
Кликнул Кечал кошку с собакой и пошел в лес. Шли они долго. Так долго, что совсем выбились из сил. Наконец добрались до верхушки огромной горы. Отсюда Кечал увидел, что внизу у входа в пещеру спят три дива-чудища. От одного их вида у бедняги сердце ушло в пятки. Первый див был семиглав, второй - трехглав, а у третьего, самого младшего, - одна голова. Уши их торчали в разные стороны, как куски лаваша, клыки огромные, как у слона. Когда дивы дышали, из ноздрей вырывалось пламя, словно внутри пылал кузнечный горн. Когти их - что лемеха.
Пока Кечал стоял на вершине, от страха боясь даже шевельнуться, дивы проснулись и, схватив друг друга за рога и хвосты, начали драться. Наш Кечал хотел потихоньку удрать, пока его не заметили, но вдруг залаяла собака, и дивы, позабыв о драке, вмиг взлетели на вершину горы и схватили несчастного вместе с собакой и кошкой. Кечал дрожал с головы до ног. Но семиглавый див миролюбиво сказал:
- О сын рода человеческого, разреши наш спор. Если дашь разумный совет, мы тебя не тронем.
Эти слова вселили в Кечала надежду, и он спросил:
- О чем же вы спорите? Трехглавый див ответил:
- Еще вчера мы нашли две драгоценнейшие вещи - ковер-самолет и волшебное кольцо. Стоит сесть на этот ковер и сказать: "О волшебный ковер, вези меня туда!" - и вмиг окажешься там, где пожелал. Кольцо и того лучше. Что бы ты ни попросил, тут же будет исполнено. Теперь ты понимаешь: нас трое, а вещей всего две. Вот со вчерашнего дня никак не можем разделить их. Вчера дрались до тех пор, пока без сил не свалились с ног. А сегодня чуть проснулись - опять в драку.
Задумался Кечал: что бы придумать похитрее и от дивов спастись? Наконец он сказал:
- О дивы, братья мои, дайте обе эти вещи мне. Я разрешу ваш спор. Брошу с горы камень и вы трое побежите за ним. Кто первым принесет камень, получит ковер. Кто придет вторым, наденет на свой палец кольцо. Последний пусть пеняет на себя.
Подумали дивы, подумали и согласились. Все равно, решили они, и последний в накладе не будет. Он съест Кечала.
Схватил наш Кечал огромный камень и пустил его с горы. Покатился камень вниз, а дивы со всех ног помчались за ним.
Как только скрылись они из глаз, Кечал надел на палец волшебное кольцо, вскочил на ковер, посадил туда кошку и собаку и сказал:
- О волшебный ковер-самолет, вези нас прямо домой. Не успел он вымолвить эти слова, а ковер-самолет уже взвился в воздух и понес их.
Глянул Кечал вниз и увидел, что плывут они над берегом моря. Тут он сразу вспомнил, что собака и кошка, да и сам он умирают с голода. И дома бабушке есть нечего. "Вот бы опуститься здесь и наловить рыбы", - подумал он. - Дай-ка попробую. И он сказал вслух:
- О волшебный ковер-самолет, опусти нас здесь, я хочу наловить рыбы.
Только он сказал это, ковер плавно опустился на землю, Кечал тут же снял кольцо с пальца и сказал: - О волшебное кольцо, мне хотя бы две рыбы поймать... И тут же большая рыба-мать вывела на берег двух своих детенышей и проговорила:
- У меня всего двое детей, и я отдаю их тебе в дар.
Взял Кечал рыбу, набрал хворосту и развел костер. Зажарил рыбины, одну съел сам, другую дал кошке с собакой. Но те не стали есть. Кечал разозлился:
-О несчастные животные, почему аллах создал вас такими неблагодарными? Ешьте! И вдруг собака заговорила человечьим голосом:
- Послушай, брат наш, мы совсем не такие неблагодарные как ты думаешь. Просто совесть не позволяет нам съесть эту рыбу. У этой рыбы-матери было всего двое детей, и она отдала их тебе. Ты не должен был принимать такой бесценный дар. Тебе надо было сжалиться над ней и вернуть хоть одного детеныша. Но ты не сделал этого. И будешь наказан. Рыба-мать страдает теперь, вот почему мы не стали кушать. Кечал горько раскаивался в своей ошибке. Но что он мог сделать. Зажаренных рыб не вернуть к жизни. Погоревал Кечал, погоревал и пошел к морю мыть руки. Но только он опустил их в воду, волшебное кольцо соскользнуло с пальца и исчезло в море. Сколько ни искал его Кечал, найти не мог. Наконец начало темнеть. Он развернул ковер-самолет и решил вернуться домой. Собака с кошкой сказали ему:
- Братец, ступай домой, а мы здесь погуляем, авось удастся найти кольцо.
Кечал улетел, а они остались. Долго ли ходили они по берегу моря, мало ли, вдруг видят, пришел старик-рыбак, закинул в море сеть, подождал и начал тянуть. Тянет-потянет, напружился весь, жилы на лбу вздулись, а вытянуть не может. Собака с кошкой бросились ему помогать, вцепились когтями и зубами в сеть. Кое-как вытащили. И оказалась в сети огромная рыба. Старик разрезал ей живот, внутренности отдал собаке и кошке, которые так помогали ему. Начали они грызть внутренности, вдруг наткнулись на кольцо, то самое, волшебное. От радости они забыли о голоде и со всех ног кинулись к Кечалу. Прибежали, отдали кольцо и рассказали все, как было. Взял Кечал кольцо, погладил кошку и собаку и дал им есть. А потом и говорит:
- О волшебное кольцо, многого я не прошу у тебя. Только один дворец. И чтоб выложен он был из золотых и серебряных кирпичей. А башни его чтоб достигали облаков. Больше мне ничего не надо. Только сказал он это, как раздался грохот и перед его глазами вырос дворец такой красивый, что и во сне Кечалу не снилось. Бабушка только руками всплеснула и принялась расспрашивать внука, откуда в руках его такая сила. Рассказал он ей о встрече с дивами, о ковре-самолете и волшебном кольце, о том, как помогли ему кошка с собакой. Заплакала старуха от радости, что не будут они больше нищенствовать, что не надо ей день и ночь шерсть прясть да чулки вязать.
Стали они жить да поживать в новом дворце, и молва о нем разнеслась по всему свету, пока не докатилась до самого шаха. Позвал шах своего визиря и говорит:
- О мой мудрый визирь, слыхал я, будто у Кечала роскошный дворец, мой собственный по сравнению с тем похож на сарай. Визирь ответил, опустив глаза:
- Мой великий шах, как ни горько, но, кажется, правдива эта молва. И я слыхал об этом дворце.
- Так что же ты медлишь, о мудрый визирь? Узнай, где живет этот нечестивец, как удалось ему построить такой дворец. Но этого мало. Ты должен отобрать этот дворец у Кечала.
Визирь ответил:
- О мой шах, чтобы раскрыть тайну, нужна ведьма.
Тут же шах отдал приказ найти ведьму и немедленно доставить ее во дворец. Однако, когда ведьму привели, шах в ужасе отшатнулся, такая она была противная. Глаза косые, рот кривой, ноги колесом, на спине горб, а лицо такое хмурое, словно она злилась на весь род людской. Когда прошло удивление, шах повернулся к своему первому визирю.
- О мой мудрый визирь, да это же калека. Какой от нее толк? Она и на ровном-то месте спотыкается... Вместо визиря с поклоном ответила сама ведьма:
- О великий и могущественный шах, не гляди на мое лицо, ты еще увидишь, на что я способна. Испытай меня. Прикажи, что твоей душе угодно - все исполню.
Шах недоверчиво пожал плечами, однако сказал:
- Быть по-твоему. Проверю-ка я тебя на деле. Говорят, где-то в моих землях далеко-далеко отсюда живет нищий Кечал со своей старой бабкой. И вдруг откуда ни возьмись появился у него дворец, да такой, что теперь мои шахские покои стали похожи на сарай. Ты, старая, должна найти Кечала, выведать его тайну и сделать так, чтобы я мог отобрать у него этот дворец.
Ведьма рассмеялась:
- И это все?
Шах удивился:
- Тебе мало?
Старуха скривила губы:
- Да сохранит тебя аллах. Такие дела для меня сущий пустяк, легче легкого. Я узнаю все, что ты хочешь. Но только знай, великий и могучий, даже для шаха я ничего не делаю даром.
- Чего же ты хочешь, старая? - недовольно спросил шах. Он не привык, чтобы с ним разговаривали так дерзко.
- Золота!
- Ладно, будет тебе золото. - И он швырнул ей целую пригоршню монет. - Но, если не справишься с задачей, не сносить тебе головы.
При виде золота глаза ведьмы расширились и заблестели как у кошки, которая поймала жирную мышь. Даже угроза отрубить голову в случае неудачи не могла омрачить ее радости.
Пришла ведьма домой, села в большой глиняный кувшин, в котором творила все свои злые дела, повернула ручку кувшина вниз и в тот же момент с грохотом и треском взлетела в небо. Летела она, летела, долго ли, коротко ли, наконец увидела вдали большой чертог. Он блестел, как солнце, озаряя ярким светом все вокруг. Повернула она свой кувшин ко дворцу. Опустилась на самой окраине города, среди лачуг. Потихоньку выбралась из кувшина, пригладила волосы, в руки взяла посох и четки и пошла ко дворцу. Долго она стояла, притаившись за деревом, все высматривала и наконец увидела, что бабушка Кечала на балконе. Ведьма тут же выбралась из своего укрытия и пошла, но под самым балконом вдруг сделала вид, что подвернула себе ногу и начала притворно стонать. Бабке Кечала стало жаль бедную больную старуху. Велела она слугам привести ее в дом. Та сначала для виду поломалась, но потом согласилась. Ведьме только этого и надо. Говорят же: что может пожелать слепой? Два глаза. Едва слуги привели ее, бабка Кечала спросила:
- Сестрица, куда путь держишь?
Ведьма льстиво ответила:
- Спасибо тебе, добрая женщина, за помощь и привет. Я бедная одинокая старуха. Ни души родной у меня нет, ни кола, ни двора. Спасибо, добрые люди, как ты, дают мне поесть, и я кое-как перебиваюсь. Но вот уже несколько дней во рту у меня маковой росинки не было. Ноги подкашиваются. Вот я споткнулась о камень и упала.
Бабка Кечала совсем разжалобилась. Ведь еще так недавно она и сама никогда не наедалась досыта. Она велела слугам подать самые вкусные кушанья. Ведьма досыта поела, а потом разболталась, стала плести всякие были и небылицы и наконец заморочив бедной старухе голову, улучила момент и спросила:
- Сестрица, я вижу, ты очень хорошая женщина. Прости ты мне мое любопытство, но я не могу не спросить тебя вот о чем. Столько добра, такой роскоши нет и у самого шаха. Откуда же твой внук добыл все это? Ведь ты говоришь, вас только двое на всем белом свете.
Бабка Кечала пугливо оглянулась по сторонам и, понизив голос, ответила:
- Вижу, ты добрая женщина, поэтому я открою тебе нашу тайну. Только смотри, сестрица, это строго между нами, ты первый человек, которому я рассказываю. Скоро вернется домой мой внук. Ты увидишь у него на пальце кольцо. Знай же, это кольцо - волшебное. О чем бы ни попросил его владелец, желание тут же исполнится. Но это еще не все. Вот на тот зеленый ковер можно встать и сказать: "О волшебный ковер-самолет, вези меня туда-то..." Ковер, как птица, поднимется в небо и понесет человека, куда он хочет. Мы были самыми бедными в нашем городе. И все богатство, и этот дворец, и всю эту роскошь дали нам кольцо и ковер.
Так ведьма выведала тайну Кечала. Но ей мало было этого. Она решила остаться во дворце на ночь, дождаться хозяина, а там видно будет. Может, удастся выполнить и второй наказ шаха. Поэтому, плетя свои были и небылицы, она хваталась то за ушибленную ногу, то за голову и без конца охала и ахала: - Ох, как болит голова! Куда же я пойду на ночь глядя? Так она ныла, пока бабка Кечала не предложила:
- Не печалься, сестрица, места во дворце много, переночуешь у нас, а утром пойдешь дальше.
Гостья от радости обняла бабку, принялась целовать.
- Да пошлет тебе аллах счастье. А я-то все думаю, куда мне деваться, когда все так болит.
Наконец пришел Кечал. Ведьма не сводила глаз с кольца, сверкавшего у него на пальце. Пришло время ложиться спагь. Гостья и хозяева устроились в самой большой комнате. Ей постелили у двери, а Кечал и бабка улеглись в своих углах.
Среди ночи ведьма встала, посыпала обоих сонным порошком, чтоб не проснулись от шума, стянула с пальца Кечала кольцо, встала на волшебный ковер-самолет, который лежал на полу, и сказала:
- О волшебный ковер-самолет, перенеси меня и этот дверец па землю нашего шаха. А Кечал и старуха пусть останутся здесь.
Не успела ведьма произнести заклинание, как ковер взвился ввысь и в мгновение ока дворец и ведьма оказались в шахской столице. Схватила старая кольцо и ковер и отправилась к шаху.
- Вот тебе кольцо, а вот и ковер. А теперь встань и выгляни в окно. Вон он, дворец. Можешь осмотреть.
Шах позвал визиря, и вместе пошли они осматривать дворец. Такого чудесного чертога не было еще ни у одного шаха на земле.
А тем временем Кечал проснулся и в ужасе увидел, что нет ни дворца, ни ковра, ни кольца. А лежат они вдвоем с бабкой на дырявой циновке в своей старой лачуге. Тут он сразу понял, кто была вчерашняя гостья. Пригорюнился он, призадумался, потом и говорит:
- Бабушка, напряди-ка шерсти, свяжи чулки и продай соседям. А я пойду на базар, куплю хлеба и лука. Бедная старуха снова, как в старые времена, вытащила веретено, напряла немного ниток, связала носки и продала, а деньги отдала внуку. Так с того дня и пошло.
Но однажды собака и кошка договорились как-нибудь помочь Кечалу.
- Он спас нас от смерти, - сказала собака. - А теперь наш долг сделать ему добро. Мы должны найти и ковер-самолет и волшебное кольцо.
- Правильно, - согласилась кошка.
И ранним утром они пустились в путь. Кошка бежала впереди, а собака не отставала от нее ни на шаг. Сорок дней и сорок ночей они шли так быстро, что даже птица не смогла бы их нагнать, переплыли много рек, перевалили через много гор. Наконец добрались они до города, где стоял дворец, выложенный из золотых и серебряных кирпичей.
Но сколько ни заглядывали собака и кошка в двери и окна, сколько ни искали, а не нашли ни одной щелочки, через которую можно было проникнуть во дворец. С большим трудом им удалось разглядеть, что шах спит, а летающий ковер расстелен перед его троном. Только кольца не было видно, а уж его-то нельзя было не заметить. Это кольцо имело еще такое свойство, что всегда светилось, как солнце. И вдруг кошка увидела, что каждый раз, когда шах выдыхает воздух, изо рта его вырывается сноп света. Хитрая кошка тут же догадалась, что шах спрятал кольцо под языком. Она сказала об этом собаке, и они стали думать и гадать, как бы проникнуть во дворец, выкрасть ковер и кольцо. Вдруг, на счастье, кошка заметила, как из-за двери выскочила мышка. Она проворно схватила мышку, но та залилась горючими слезами:
- Заклинаю тебя молоком твоей матери, не ешь меня. У меня дети голодные и холодные, я несу им поесть. Отпусти меня, кошка, умоляю...
Кошка подумала и сказала:
- Выполни мое условие - я не стану тебя есть.
- А какое условие? - оживилась мышь.
- Ты должна прогрызть дыру, чтобы я вместе с тобой могла пройти во дворец. Потом ты достанешь кольцо, которое шах прячет под языком. Когда это кольцо попадет ко мне, я отпущу тебя. Ни один волосок не упадет с твоей шкурки.
Мышка приложила лапку к глазам в знак того, что принимает все условия, и сказала:
- Я согласна. Мне это ничего не стоит.
В пять минут она прогрызла огромную дыру в двери. Вместе с кошкой они пролезли во дворец. Кошка тут же взобралась на дверь и отодвинула засов. Дверь чуть приоткрылась. Шах крепко спал в своей постели. Кошка быстро свернула ковер и отнесла его собаке. Потом она вернулась в комнату, где мышка, пробелов по тахте, взобралась на грудь шаха и тихонько пощекотала хвостом ему нос. Шах чихнул, и кольцо выпало изо рта. Кошка подхватила кольцо, поблагодарила мышку и ушла. Сели они с собакой на ковер и полетели домой. Отдали Кечалу ковер и кольцо. Он тут же попросил:
- О мое волшебное кольцо, верни мне мой дворец из золотых и серебряных кирпичей.
Не успел он сказать эти слова, вместе с бабкой, кошкой и собакой опять оказался во дворце. Уж то-то было радости и веселья.
С того дня кошка с собакой охраняли дворец, не подпуская к нему ни одного человека. А Кечал жил-поживал во дворце из золотых и серебряных кирпичей да добро наживал.
Оставим их здесь и посмотрим, что сталось с шахом, когда он проснулся и обнаружил, что нет ни ковра, ни кольца. Отчаянию его не было предела. Он поднял страшный шум, собрал всех своих придворных и велел визирю опять что-нибудь придумать. Но визирь только развел руками:
- О великий и могущественный шах, теперь уж никто тебе не поможет. Кечал понял, как мы обманули его. Теперь он очень осторожен, поэтому лучше успокойся и живи в своем дворце. А он пусть живет в своем.
Как ни упрямился шах, но ничего не мог сделать. Внял он визирю и оставил Кечала в покое.

Золотой подсвечник

Жил-был слепой шах. Скольких бы врачей ни приглашал он, никто не мог вылечить. Однажды появился во владениях шаха новый лекарь, осмотрел он глаза и говорит:
- Да буду я жертвой твоей, великий шах, я знаю лекарство для твоих глаз. Но до него не достанет рука человека.
Шах так обрадовался, что даже подскочил на троне.
- Ты только скажи, где найти его, а уж я пошлю кого-нибудь за ним хоть на край света.
- Что ж, попробуй, - ответил врач. - В белом море водится пятнистая рыба. Если сделаешь примочки к глазам из крови этой рыбы, то прозреешь.
Только вымолвил врач эти слова, шах приказал трубить в трубы и созвать всех рыбаков, а затем позвал сына и сказал ему:
- Сын мой и наследник трона, бери рыбаков и отправляйся с ними на берег белого моря. Пусть выловят они всю рыбу, пока не попадется та самая, пятнистая.
И отправился сын шаха с рыбаками к белому морю. Тому, кто выловит пятнистую рыбу, обещали дорогие подарки. Стали рыбаки забрасывать сети в море. Вытаскивали их, всю рыбу выловили. Наконец блеснула в одной сети пятнистая рыба. Поглядел на нее сын шаха, да так и замер. До того прекрасна была рыба, что легче было отрубить собственную руку, чем ее голову. Однако делать нечего, чтоб излечить шаха, нужна кровь этой рыбы. С болью в сердце поднял юноша меч, но вдруг рыба заговорила человечьим голосом:
- О прекрасный юноша, пощади меня, не губи! Придет время, я сослужу тебе службу.
Задумался юноша: “А что, если врач солгал, и отец все равно не прозреет. Еще бабушка надвое сказала, прозреет ли. А рыба так прекрасна и так молит. Отпущу-ка я ее на волю”. И он бросил рыбу обратно в море, а затем повернулся к рыбакам и сказал:
- Тот, кто осмелится открыть эту тайну шаху, останется без головы.
Рыбаки поклялись хранить тайну до гроба. Юноша щедро заплатил им за их труды и отпустил по домам. Вернувшись во дворец, он сказал отцу:
- Как мы ни старались, а не смогли выловить пятнистую рыбу.
Шах огорчился, слезы выступили на глазах, и от этого глаза разболелись еще сильнее.
Прошло время. Однажды явился к шаху доносчик и сообщил, что пятнистую рыбу, чья кровь была лекарством для его глаз, поймали, но сын нарочно бросил ее обратно в море. Страшно разгневался шах, ни секунды не медля, приказал отрубить сыну голову. Сбежались визирь, советники, пали к ногам шаха, умоляя пощадить сына, не убивать. Но шах никого и ничего не хотел слушать.
- Мой сын должен умереть, - твердил он, - он желал моей смерти, чтоб добиться власти. Теперь пусть умрет раньше меня.
Тогда визирь и советники пали ниц и стали молить шаха, чтоб он сослал сына в дальние страны, но не убивал его. Долго молили они, упрашивали и так, и эдак, шах смягчился, приказал сыну покинуть его владения и никогда больше здесь не появляться. В тот же день сын шаха отправился в путь.
Разгневанный отец не дал ему ни коня, ни слуги, даже еды на дорогу. Долго шел он, наконец дошел до берега белого моря. Тут повстречался ему юноша. Незнакомец сказал:
- Как вижу, друг, идем мы с тобой в одну сторону. Так пошли же вместе, будем попутчиками.
Сын шаха истомился в тоске и одиночестве. Потому он очень обрадовался.
- Не только попутчиками, давай будем побратимами. Обнялись они крепко и продолжали путь вдвоем.
Пройдя немного, юноша спросил:
- Не,сочти за любопытство, братец, но что ты умеешь делать? Сын шаха грустно ответил:
- Ничего я не умею, только ездить на коне да стрелять из лука. Но ни того, ни другого у меня теперь нет.
- Ничего, - утешил его юноша, - не печалься. Я врачую людей. Будем ходить по городам и деревням. Все, что я заработаю, поделим пополам, как-нибудь проживем.
Долго ли шли они, коротко ли, наконец добрались до большого города, где правил шах, у которого была одна-единственная дочка. Вот уже семь лет она не произносила ни слова. И шах поклялся, что тот, кто вернет его дочери дар речи, станет ее мужем. Но если возьмется кто-нибудь лечить ее и не вылечит - не снести ему головы.”
Каждый день во дворец приходили врачи, старые и молодые. Все они мечтали получить в жены дочь шаха, но никто не мог ее вылечить, и головы одна за другой катились с плеч.
Вошли в этот город и наши юноши. Как раз в тот момент, когда они ступили на главную площадь, палач отрубил голову какому-то человеку. Спросили они, в чем дело, за что казнили несчастного. Какой-то прохожий объяснил им:
- У падишаха есть дочь. Семь лет она не говорит ни слова, немая. Этот врач, как и многие другие, хотел вылечить ее, но не смог. Вот шах и велел его казнить.
Юноша-врач, услыхав это, взял своего спутника за руку и отправился прямо во дворец к шаху.
Поклонившись низко, он сказал:
- Я пришел исцелить твою дочь, о великий шах. Шах сказал:
- О добрый человек! До тебя сюда приходило сорок врачей и никто не смог вылечить мою дочь. Всех их я велел убить. Мне тебя жаль. Ты красив и смел, но, если ты не сможешь ее вылечить, мне придется тебя убить. А я этого не хочу, лучше уходи.
Но юноша был настойчив:
-Да славится шах, чем я лучше тех, кто умер? Если я не смогу ее вылечить, вели меня казнить. Только разреши войти к девушке.
Шах разрешил. Тогда врач снова взял за руку своего попутчика и брата и пошел к девушке. А шаха разобрало любопытство, почему этот врач так настаивал на своем. Позвал он визиря и советника, отправились они втроем к покоям девушки, спрятались в укромное место и стали подслушивать. Врач вошел к девушке, но не сказал ей ни слова. Вместо этого он обратился к золотому подсвечнику, усыпанному драгоценными камнями:
- О золотой подсвечник, здравствуй!
Этот подсвечник был очень дорог девушке. Он остался на память от умершей матери. Девушка очень любила свою мать и после ее смерти поклялась, что семь лет не будет ни с кем разговаривать. Она притворилась немой и поэтому ни один врач не мог заставить ее заговорить. А юноша, поздоровавшись с подсвечником, продолжал:
- О золотой подсвечник, на сегодняшнюю ночь я твой гость. Я расскажу тебе сказку, а ты слушай и отвечай мне. И он начал свою сказку.
- О золотой подсвечник, в один прекрасный день портной, столяр и врач шли по дороге. Шли они долго, и в лесу их настигла ночь. Им очень хотелось спать, но они подумали, что, если заснут все трое, их могут растерзать звери. Поэтому они решили спать по очереди. Бросили жребий. Первое бдение выпало столяру. Взял он пилу, рубанок и выстрогал из дерева фигуру девушки, чтобы утром показать спутникам, какой он мастер. Настало время будить портного. Столяр растормошил его, а сам лег спать. Портной обошел вокруг, убедился, что все спокойно и хотел присесть у костра, но тут увидел, что какая-то девушка прислонилась к дереву. Портной подошел поближе и только тогда разобрал, что это деревянное изваяние. Понял он, что столяр во время бдения своего ее выстрогал. Захотелось портному тоже показать свои способности. Достал ножницы, иголку с ниткой, сшил красивое платье и надел на девушку. Под утро настала очередь бдеть врачу. Увидел и он, что какая-то девушка стоит, прислонившись к дереву. Пригляделся юноша, понял, что она деревянная, и тут же догадался, чьих рук это дело. Тогда, чтобы показать свое умение, врач влил в девушку зелье и оживил ее.
Наступило утро. Все проснулись. Столяр сказал: “Эту девушку из дерева выстрогал я, поэтому она моя”. Но портной возразил: “Я сшил ей платье, значит, она моя”. Третьим в спор вступил врач: “Я вдохнул в нее жизнь, она должна принадлежать мне”.
Так они спорили. А ты, золотой подсвечник, скажи, пожалуйста, кому из трех должна принадлежать девушка?
Золотой подсвечник молчал.
Юноша снова спросил:
- О золотой подсвечник, отвечай, иначе я разобью тебя на мелкие кусочки.
Подсвечник молчал. Юноша отступил назад, размахнулся и хотел ударить по подсвечнику, но тут девушка не выдержала и заговорила:
- О юноша, разве подсвечник может говорить? Не разбивай его. Я отвечу вместо него.
- Ну, говори, - согласился врач. - А я послушаю, правильно ли ты отгадала. Девушка сказала:
- Что касается столяра, он потрудился и должен получить за свои труды. Портному нужно уплатить за сшитое платье. Но жизнь девушке дал врач, а жизнь нельзя купить ни за какие деньги, поэтому девушка принадлежит врачу.
Шах, визирь и советник из своего укрытия слышали и видели все это. Они вошли в комнату и стали благодарить юношу, шах сказал:
- Я обещал, что отдам свою дочь в жены тому, кто ее вылечит. Теперь она твоя.
Поклонился врач шаху и ответил, что у него есть жена и дети.
- Тогда выдай ее за кого хочешь, она твоя.
Сказав так, шах дал дочери большое приданое, много слуг, рабынь и отдал дочь врачу. И пошли они втроем - врач, сын шаха и девушка. Пришли на берег того самого белого моря. И тут девушка вдруг сказала:
- О врач, ты применил хитрость, чтоб заставить меня нарушить обет. Ответь мне, кто ты такой и куда ведешь меня.
- Я сын шаха всех рыб, могу стать кем угодно. Однажды я плыл по этому морю, рыбаки поймали меня, потому что моя кровь понадобилась как лекарство для слепого шаха. Этот юноша, сын того самого шаха, не убил меня и отпустил в море. Я поклялся помочь ему когда-нибудь. Теперь я дарю ему тебя со всем твоим приданым, слугами и рабынями. С сегодняшнего дня ты моя сестра, а сын шаха - мой зять. Когда вам что-нибудь понадобится, приходите к белому морю, позовите меня, я тут же появлюсь. - Сказав это, юноша надрезал себе палец, налил в сосуд своей крови, отдал сыну шаха и добавил:
- Отнеси это своему отцу, пусть омочит глаза. Он сразу прозреет и простит тебя. Юноша обернулся рыбой и нырнул в море.
- А сын шаха с девушкой пришел во владения своего отца, поклонился ему в ноги и протянул сосуд. И шах прозрел. Тогда простил он сына и устроил пир. Весь город был украшен огнями и цветами. Шах отдал сыну свои красные одежды, посадил его на свой трон. Сорок дней и сорок ночей играли свадьбу молодого шаха. А потом он жил со своей женой сорок лет да еще сорок сороков.

Как голубь учился гнездо вить

Не умел голубь гнездо вить и пошел к дрозду поучиться. Дрозд в этом деле был большой мастер. Когда прилетел голубь, дрозд только что начал вить свое красивое гнездо.
Сначала голубь следил очень внимательно за работой дрозда, но когда основание гнезда было готово и начали понемногу подниматься края, голубю стало скучно. Он решил, что учиться ему уже нечему, и начал кричать:
- Умею! Умею! Умею!
Взмахнул крыльями и улетел. И даже спасибо не сказал.
На другой день голубь сам принялся вить гнездо. Донышко гнезда свил, а как дальше делать, и не знает.
Тогда голубь снова полетел к дрозду и стал упрашивать, чтобы дрозд еще раз показал, как надо строить гнездо.
Но дрозд ответил:
- Ты уже хвалился, что умеешь строить, вот и сумей без меня довести работу до конца.
Так гнездо у голубя до сих пор и стоит недостроенное. Однако голубь нет-нет да и похвастается:
- Умею! Умею!
А на самом-то деле и не умеет!

Коварный лис


В дремучем лесу жила тигрица. Был у нее один детеныш. Вышла как-то тигрица в лес за добычей и вдруг ей навстречу охотник. Выстрелил охотник из лука и убил тигрицу. Долго ждал тигренок мать, но не дождался. Рано утром отправился он на поиски матери. Долго искал он по лесу и вышел к пещере. А в пещере этой жила львица. На поляне у пещеры играл львенок. Тигренок и львенок стали играть вместе. Вскоре вернулась домой львица. Увидела тигренка, вылизала, напоила его, как и своего детеныша, молоком. Подружились тигренок и львенок, да так, что водой не разольешь.
Шли дни, месяцы, выросли звереныши. Все обитатели леса любовались их дружбой. Были они всегда вместе - и на охоте, и на отдыхе. Настал срок, умерла львица.
Дружбе тигренка и львенка очень завидовал хитрый лис. Знал лис, что, пока два этих сильных зверя вместе, одолеть их никому не под силу. Решил лис пустить в ход всю свою хитрость, чтобы рассорить друзей. Каждый день, спрятавшись, наблюдал он за друзьями, хотел узнать получше их повадки. Заметил лис, что по утрам, проснувшись, лев зевает и потягивается, а тигр, распластавшись, высматривает добычу. Решил лис использовать эти повадки друзей для своих коварных целей. Подкараулил каждого из зверей в отдельности. - Ах, братец лев, - встретив льва, говорит лис, - хочу сказать тебе кое-что, да боюсь, не поверишь.
- Не бойся, говори, - успокоил лиса лев.
- Твой друг тигр сказал, что завтра утром убьет тебя. Лев рассмеялся в ответ.
- Я не верю. Тигр - мой лучший друг. Он пожертвует жизнью, но не предаст меня. Мы с ним выросли вместе. Но лис продолжал, обливаясь горючими слезами:
- Как знаешь. Но мои слова можно проверить: обрати утром внимание на поведение тигра. Проснется он, распластается на земле, оглядываясь по сторонам. Если ты не опередишь его, бросится он и растерзает тебя.
Хотя и не поверил лев лису, но сомнения у него зародились. “Все же пригляжусь-ка я утром к тигру, - подумал он. - А вдруг лис правду говорит”.
Оставив льва, лис кинулся искать тигра, нашел его и, плача, приблизился к нему.
- Ты что плачешь, братец лис? - спросил тигр.
- Не поверишь, если скажу, - ответил лис.
- Говори, - велел тигр.
- Братец тигр, - начал лис, - из страха перед тобой ни один зверь не осмеливается сунуться в наши края. Не то быть нам давно растерзанными. Хочу в благодарность открыть тебе кое-что, да боюсь, не поверишь.
- Говори, не бойся, - успокоил лиса тигр.
- Твой друг лев завтра убьет тебя.
- Откуда ты это взял? - удивился тигр.
- Вчера я притаился за пенечком и слушал, как лев говорил об этом кому-то, - ответил лис.
- И что же ты советуешь? - спросил тигр.
- Рано утром лев, проснувшись, зевнет, потянется, а затем бросится на тебя и разорвет на части. Советую тебе опередить его, другого выхода нет.
Тигр не поверил лису, но решил проверить сказанное и, если слова лиса подтвердятся, убить льва. Расставшись с лисом, тигр пошел домой. В ту ночь лев и тигр долго не могли заснуть. Утром проснулись они и стали потихоньку следить друг за другом. Увидел лев, что тигр распластался на земле и не сводит с него глаз. Лев по привычке разинул пасть и потянулся. Убедился тигр, что лис говорил правду, и, рассвирепев, бросился на льва. Стали они грызться и загрызли друг друга насмерть. А лис, спрятавшись за деревом, наблюдал за борьбой старых друзей. Как только он увидел, что и тигр и лев испустили дух, побежал за своими родичами и собрал их всех.
Поели лисы тигриного и львиного мяса и спрашивают:
- Братец лис, ведь эти звери были очень дружны, как же они стали врагами?
- Я их рассорил, - похвастал лис.
- Как же это тебе удалось?
- Сначала я изучил их повадки, а потом каждому в отдельности заронил в душу сомнение, - стал объяснять лис. - Хитрость моя удалась, они загрызли друг друга. И вот вам на неделю пропитание. А к следующей неделе я еще придумаю что-нибудь и снова угощу вас.
После этого случая лис уверовал в свои возможности. В том же лесу в сторожке жили два охотника. Одного звали Пирим, другого Мамед.
Пирим и Мамед были очень дружны. Лис мечтал избавить лес от этих охотников и стать властелином в этих краях. И решил лис проделать с охотниками то, что сделал со львом и тигром. На этот раз лис напялил на себя чалму, накинул на плечи плащ, взял посох в одну лапу, в другую - четки и пошел к охотникам.
- Братцы охотники, - покаялся он, - я покончил со всеми плохими делами, больше не душу кур. Но волки не дают житья, губят нас. Одна надежда на вас. Разрешите мне пожить с вами, буду стеречь ваше хозяйство, а кормить меня будете отходами от добытой вами дичи.
Мамед пожалел лиса и разрешил поселиться в сторожке.
- Послушай, Мамед, - предупредил Пирим, - лисья порода коварна. Берегись.
Несколько дней приглядывался лис ко всему. Заметил он, что Пирим каждое утро, проснувшись, первым делом проверяет упругость тетивы своего лука. А Мамед бежит к ручью, ложится на землю и пьет прохладную воду, затем поднимает большой камень и забрасывает его далеко в заросли. Ни Пирим, ни Мамед не знали этих привычек друг друга. Лис подкараулил Пирима, сказал:
- Хочу сказать тебе кое-что, да боюсь, не поверишь.
- Не бойся, говори, - отвечает Пирим. - Не поверю - тебе-то какая беда?
Заплакал лис и говорит:
- Вчера Мамед кому-то говорил, что завтра запустит в тебя камнем и убьет. Меня он за пнем не заметил.
- Ты врешь, лис,- ответил Пирим. - Мамед - верный друг. Он никогда и не подумает о таком.
- Я знал, что ты не поверишь, - гнул свое лис, - но все же не вытерпел и решил сказать. Коль не веришь, проверь завтра утром то, что я говорю.
- И что же я увижу утром?
- Рано утром Мамед побежит к ручью, чтобы разогнать сон, выпьет много воды, затем возьмет камень и бросит в тебя.
Пирим не поверил лису, но тем не менее подумал: “Ну, что ж, проверю слова лиса. А там расправлюсь с ним, если врет”.
Отошел лис от Пирима и пошел искать Мамеда. Видит, идет Мамед ему навстречу. Плача, лис остановил охотника:
- Братец охотник, хочу сказать тебе кое-что, боюсь, не поверишь.
-Что же это. такое, чему я не поверю? - удивился Мамед.
- Да если бы кто сказал мне раньше такое, я бы сам не поверил,- говорит лис, - но сейчас не могу не верить - слышал собственными ушами.
- Говори же, не тяни,- торопил Мамед. Лис и говорит:
- Сегодня Пирим сказал, что завтра утром убьет тебя стрелой из своего лука.
- Такого не может быть, - отвечает Мамед, - мы с Пиримом как братья.
Тогда лис принялся убеждать Мамеда, но тот все не верил.
- Слушай, охотник, - говорит лис, - утром рано пойди к ручью и следи оттуда за Пиримом. Увидишь, как Пирим дважды потянет тетиву на луке, а с третьего раза пустит в тебя стрелу. Если все это окажется ложью, что хочешь делай со мной.
Не поверил Мамед лису, но подумал: “Осторожность - украшение героев, проверю-ка я”.
Ночью легли охотники спать. Утром каждый из них не спускал глаз с другого, хотел проверить слова лиса. Видят, подтверждается все, о чем предупреждал лис. Хотели друзья броситься друг на друга, да подумали, что прежде, чем отрезать, не плохо бы семь раз отмерить. Решили они поговорить друг с другом и вспомнили вовремя, что многие завидуют их дружбе - не злая ли воля хочет рассорить их?
- Брат, что-то зол ты сегодня, по глазам вижу, - говорит Пирим, - что случилось?
- Да и ты что-то сердит, - отвечает Мамед.
- Да, ты прав, - говорит Пирим.
Сели друзья рядком и поведали обо всем друг другу. Так выяснилось, что коварный лис хотел погубить друзей-охотников. Обнялись, расцеловались два друга и договорились между собой притвориться мертвыми, а когда подойдет к ним лис, поймать его и убить. Легли они на землю и поглядывают из-под прикрытых век. А лис следил за ними издали. Увидел, что упали они на землю, решил, что умерли, подбежал, забил в ладоши и приговаривает:
- Ах, глупцы, неделю питался я мясом льва и тигра, а теперь еще неделю буду питаться вашим мясом.
А тем временем охотник Пирим схватил лиса за горло и задушил его.
- Мамед, никогда не верь врагу, не проверив его слов, - сказал он другу.


Лев и лис

Гулял лев по лесу и встретил лиса. Видит, лис так похудел, что еле ноги волочит.
- Слушай, что это с тобой приключилось, лис? - спрашивает лев.
- Неделю не ел я, - отвечает лис, - не могу ничего добыть. Пожалел лев лиса, добыл он дичину и принес ему.
- Братец лис, - говорит лев, - поешь-ка, наберись сил.
- Не осмелюсь я, - отвечает лис, - есть при таком могучем звере, как ты.
- Не бойся, лис, - настаивает лев. - Да я же сам принес тебе, чтобы ты поел.
Но не удалось льву уговорить лиса, не подошел тот к мясу.
- Да что же мне сделать, чтобы ты поел? - спрашивает лев.
- Давай я свяжу тебя по рукам и ногам. Тогда поем спокойно, - отвечает лис.
Согласился лев. Лис связал льва кишками львиной добычи и уложил его на самом солнцепеке.
- Братец лев, ты поспи немного, чтобы я спокойно поел,- говорит лис.
Закрыл глаза лев, а лис и не думает притрагиваться к мясу.
- Что же ты не ешь? - спросил лев спросонок.
- Я не начну, пока ты не заснешь, - отвечает лис.
Лис-то ждал, чтобы кишки высохли на солнце, стали прочнее. Дождался лис своего, да и лев заснул, и наелся досыта. До утра спал лев, а утром проснулся и видит, что лежит все еще связанный.
- Братец лис, развяжи меня, - говорит.
- Как это тебя развязать? Я ведь не съел всего мяса, - отвечает лис.
Дня два лежал лев связанным. Лис отъелся, но никак не соглашался развязать льва. Лев решил разорвать путы, по засохшие кишки только впивались в тело и причиняли боль. Как ни старался лев, освободиться ему не удавалось. Разозлился лев, рассвирепел.
- Ах ты, предатель, - взревел он, - я спас тебя от голодной смерти. Так-то ты расплатился со мной? Дай только освободиться, поглядишь, что я сделаю с тобой.
Рев льва разносился по всему лесу. В это время пробегал мимо шакал. Подошел си ко льву и спросил, в чем дело. Лев рассказал ему обо всем.
- Не горюй, братец лев, - сказал шакал, - я сейчас освобожу тебя.
Долго бился шакал, перегрыз он путы. Лев поднялся, огляделся по сторонам - лиса и след простыл.
Вероломство лиса, беспомощность, которую видел шакал, задели львиную гордость. “Я- самый сильный зверь на свете, - думал лев,- и гляди-ка, что сотворил со мной какой-то лис”.
День и ночь искал лев лиса и наконец нашел. Заревел лев - лис упал замертво со страху.
- Таков конец всех предателей, - прорычал лев.

0

25

Ленивый Ахмед

У одного падишаха были три дочери. Однажды он решил погостить у своих дочерей. Сперва падишах сообщил старшей дочери, что он собирается со своими визирями погостить у нее. Старшая дочь приготовила разного рода угощения, привела все комнаты в порядок. Падишах с визирями поели, попили, а перед уходом падишах спросил у дочери:
- Откуда у тебя столько богатства?
- Это все от твоего богатства, - ответила дочь. Падишаху это очень понравилось, и он сказал:
- Спасибо, моя дочь!
На следующий день он известил среднюю дочь, что завтра он будет в гостях у нее вместе с визирями. Она тоже привела все в порядок.
Когда падишах с визирями поели, попили, падишах перед уходом спросил у дочери:
- Откуда у тебя богатство?
- Это от твоего богатства, - также ответила она.
- Спасибо, моя дочь,—сказал падишах.
Младшая дочь узнала об этом. Но когда, в свою очередь, получила извещение, не стала готовиться, подобно старшим сестрам, не разубрала комнат. Когда пришел падишах с визирями, она угостила их тем, что у нее нашлось. Перед уходом падишах спросил:
- Откуда у тебя это богатство?
- Все это мне аллах дал, - ответила она.
Этот ответ падишаху не понравился.
- Что значит, аллах дал? Ты живешь на мои средства, а говоришь, что тебе аллах дал?
- И тебе также аллах дал,—сказала дочь;—Если бы аллах не дал тебе, нечего было бы есть и мне.
Настало утро. Падишах хотел отрубить голову младшей дочери. Визири умоляли этого не делать, говоря:
- Она же твоя дочь! Твое имя затмится перед другими падишахами и потеряет свое величие. Чем убивать дочь, лучше выдай ее замуж за бедного человека, чтобы она узнала нужду и умерла от голода.
Падишах согласился.
Нашли в городе бедного человека, который сидел у дороги, его звали Ленивый Ахмед.
У Ахмеда была старая мать, и жили они в маленькой хате. Он был настолько ленив, что ел только тогда, когда прохожие клали ему пищу прямо в рот; если же они этого не делали, он оставался голодным.
Младшую дочь выдали за него замуж.
Когда вечером она пришла к Ленивому, тот оживился. Утром девушка дала ему рубль ; Ахмед взял рубль и пошел на базар. Там он встретился с купцом.
- Ахмед, - спросил его купец, - откуда ты идешь?
- Падишах, - ответил тот, - выдал за меня замуж свою дочь ; она мне дала рубль и сказала, чтобы я пошел на базар и купил кое-чего, но с условием, чтобы не разменял рубля. Теперь я нахожусь в затруднении, не знаю, что делать.
- Пойдем ко мне, - сказал ему купец. - Ты будешь у меня работать, ухаживать за моими мулами, и я тебе буду платить.
Ахмед пошел, вычистил конюшню в мулов. Перед вечером купец пришел и сказал ему:
- Завтра приходи сюда, приготовь из этого песка месиво и покрой им крышу.
Ахмед все это сделал, кроме того, исполнил и другие поручения купца. Купец дал ему большую тарелку плова и хлеба, разных вещей и денег. Так он работал несколько дней у купца.
Однажды купец сказал ему:
- Я еду в далекий город и хочу тебя взять с собой.
- Я должен поговорить с женой,—ответил Ахмед,— если она согласится, то поеду.
Он пошел к жене. Та согласилась.
Когда они ехали, у них иссякла вода. По дороге им попался колодец. Они опустили в него вёдро на веревке, но вытянули пустое ведро.
- Кому - нибудь придется спуститься в колодец, - сказал купец, - там кто-то нам воды не дает.
Ахмеду пришлось спуститься. Купец обвязал его веревкой, и он спустился в колодец. Ахмед увидел там спящего дива и спросил:
-Почему ты нам воды не даешь?
Див ответил:
- Дай мне саккыз, и я дам тебе воду.
Ахмеда вытащили из колодца. В караване нашли кусок саккыза ; Ахмед спустился и отдал его диву. Див ему дал воды и один гранат. Весь караван напился воды. Ахмед увидел, что сюда идет еще один караван. Он и у них взял саккыз, спустился в колодец и опять напоил весь караван. Див подарил ему еще один гранат. Таким образом, он получил два граната. Этот второй караван как раз шел в направлении того города, где жил Ахмед. Свои деньги и гранаты Ахмед дал этому каравану и просил передать их его жене и матери. Сам же он поехал в город Исфаган.
Ночевали в караван-сарае; Ахмед убрал лошадей. накормил их и решил прогуляться по окраине города. Здесь был бассейн; он разделся и выкупался. Потом лег спать возле бассейна.
В это время прилетели три голубя и сели на дерево. Один из них сказал:
- Сестричка, ты этого Ахмеда знаешь?
- Это тот Ахмед, - сказал другой,—который имел у дороги маленькую хатку. Он был так ленив, что если не клали ему в рот хлеба, то оставался голодным. Падишах того города выдал за него свою дочь, чтобы она умерла от голода; а Ахмед с купцом приехал сюда. Давайте подарим ему что-нибудь.
- Спит или не спит Ахмед? - спросил голубь. - Если Ахмед спит, пусть спит некрепко; если некрепко спит, пусть услышит: на дне этого бассейна лежат семь кувшинов золота. Я ему их дарю. Пусть он проснется, поищет и найдет.
Ахмед слышал все это.
- Дочь индийского падишаха больна, - сказал другой голубь, - и вылечить ее от этой болезни можно только листьями этого дерева. Нужно взять лист этого дерева и натереть им ее тело. Она выздоровеет, и ее выдадут замуж за того, кто ее вылечит.
- Чтобы достигнуть Индии, - сказал третий голубь,— надо перейти через несколько морей. Я ему подарю ветку этого дерева; если он ударит ею по морю, ему откроется дорога.
Ахмед все слышал. Птицы улетели. Ахмед встал и начал искать в бассейне золото. Он начал копать и вдруг видит - большой камень, а под камнем дыра. Он пролез в дыру и нашел семь кувшинов, наполненных золотом, а в последнем кувшине - золотого петуха. Он вышел из дыры, прикрыл ее камнем, чтобы никто не заметил. Поздно вечером он вернулся в город.
- Где ты был до сих пор?—спросил купец.
- Я гулял, - ответил Ахмед, но о своей тайне ни чего не сказал купцу.
Утром Ахмед сорвал несколько листьев и маленькую ветку с дерева, которое указал голубь. Караван отправился в сторону Индии. Они, дошли до моря и не могли перейти его.
- Давайте, ляжем спать,- сказал Ахмед,-’может быть, утром как-нибудь найдем дорогу.
В полночь Ахмед проснулся, ударил веткой по морю, и перед ним открылась дорога. Утром они проснулись и видят - моря нет , а на его месте пролегает хорошая дорога.
Наконец, они дошли до города, где жила дочь индийского падишаха. Остановились в караван-сарае.
- Я хочу погулять по городу, - сказал Ахмед и пошел в город, купил одежду, какую носят хакимы, и положил несколько листьев в карман. Перед дворцом падишаха он встретил человека и спросил:
- Правду ли говорят, что дочь падишаха больна? Я пришел ее вылечить. Скажите падишаху, что приехал новый хаким.
Человек сообщил об этом падишаху. Падишах вызвал к себе Ахмеда и сказал:
- Послушай, хаким! Уже тридцать врачей я посадил в тюрьму и поклялся, что когда придет сороковой, то я прикажу отрезать всем им головы.
- Я завтра приду, - сказал Ахмед. - Ты прикажи закрыть все лавки, а твоя дочь пусть отправится в баню. Я приду туда и вылечу ее.
Затем Ахмед вернулся в караван-сарай, переоделся и стал убирать лошадей в конюшне.
На следующее утро он опять оделся хакимом и пошел во дворец. По приказу падишаха все лавки базара были закрыты, и ни одного человека не было на улице. Дочь падишаха отправилась в баню. Ахмед тоже пошел в баню, взял листья, сжег их, размешал пепел в воде и помазал тело девушки.
Девушка лежала без сознания. Когда немного спустя, она очнулась, никакой болезни у нее больше не было, - она выздоровела. Об этом сообщили падишаху. Падишах приказал покрыть всю дорогу от бани коврами и по ним привести дочь во дворец.
Устроили праздник. Падишах сказаля:
- Я дал слово выдать замуж мою дочь за того, кто ее вылечит.
- Я отвечу вам завтра, - сказал Ахмед.
Уже наступил вечер, и Ахмед вернулся в караван-сарай. Когда купец спросил его, где он был, Ахмед не мог больше скрывать тайну от купца и рассказал ему все.
- Все это богатство и девушка, - сказал Ахмед купцу, - принадлежат тебе, так как всего этого я достиг с. твоей помощью.
- Нет, это все послал тебе аллах, - сказал купец. - Теперь тебе нечего оставаться со мной. Завтра обвенчайся и возьми девушку на свою родину, а мы вернемся, когда покончим со своей торговлей.
- Я не могу тебя оставить здесь, - сказал Ахмед, - я это богатство приобрел вместе с тобой.
Ахмед явился во дворец, обвенчался с царевной и вместе с ней вернулся к купцу.
- Купи десять - пятнадцать верблюдов, - сказал купец, - несколько ящиков и несколько тюков материи, потом иди к бассейну, возьми клад, ночью положи его в. ящики и прикрой их материей, чтобы никто не заметил.
Ахмед сделал так, как ему сказал купец. Потом пошел к падишаху и сообщил, что он едет к себе на родину. Падишах приготовил дочери хорошее приданое. Затем Ахмед с верблюдами и несколькими всадниками отправился в город, где находился клад.
Пусть они пока путешествуют, а я вам расскажу про первую жену Ахмеда.
Купцы передали деньги и гранаты жене Ахмеда. Как-то у жены и матери Ахмеда деньги кончились. Мать Ахмеда сказала невестке, что ей хочется съесть чего-нибудь кислого и попросила гранат, который прислал сын. Разрезали один гранат и увидели, что он наполнен драгоценными камнями. Они решили на эти драгоценные камни построить хороший дом. Сговорились с мастерами и рабочими и начали строить дом. За месяц выстроили такое здание, какого не было ни в одном царстве.
Вокруг дворца построили высокую стену и наняли много прислужниц. Жена Ахмеда стала жить лучше, чем жила у отца. Пусть они пока здесь живут, а мы теперь вернемся к Ахмеду.
Ахмед приехал в город, где был бассейн. В полночь он сложил весь клад в ящики и отправился в свой родной город. Ахмед оставил верблюдов на краю города, а сам направился в свою хату, но на ее месте увидел пышный дворец. Он постучал в дверь, вышли прислужницы и сообщили жене, что приехал какой-то всадник и хочет войти во двор. Дочь падишаха подошла к двери и спрашивает:
- Кто там?
- Это я, - отвечает Ахмед.
- А кто ты? - спрашивает она.
Ахмед забыл свое имя и говорит:
- Я забыл свое имя, подождите, я пойду узнаю и тогда скажу вам.
Он вернулся на край города и спросил, как его зовут. Ему сказали, что его зовут Ага-Ахмед. Он опять пришел ко дворцу и назвал свое имя. Открыли дверь и увидели, что это, действительно, Ахмед. Жена обняла его, а Ахмед развел руками и сказал себе:
“Я уехал, а жена моя стала гулящей женщиной и достроила такое здание”.
Он поднялся наверх и увидел свою мать помолодевшей, словно это была четырнадцатилетняя девушка. Ахмед очень холодно поздоровался с матерью.
- Я знаю, о чем ты думаешь, - сказала дочь падишаха. - Брось все эти выдумки.
Она принесла гранат и продолжала:
- Это тот самый гранат, который ты прислал нам. Мы разрезали его и увидели, что он наполнен драгоценными камнями. На половину этих камней мы построили это здание.
- Здесь очень мало, - сказал Ахмед. - Я привез столько богатства, что оно во много раз больше этого.
Они привели верблюдов ко дворцу, разгрузили и все золото и вещи сложили в амбаре.
Купец тоже вскоре вернулся. Ахмед приготовил купцу подарки из драгоценных камней.
Однажды падишах отправился на охоту. Увидя его издали, дочь падишаха нарядилась в дорогие одежды, украсилась драгоценными камнями. Когда падишах проезжал мимо окон, она подошла к окну и бросила на улицу кусок черной материи. Увидев ее, падишах подумал:
“Какая она красивая!” - вскрикнул и схватился за сердце.
- Что с тобой?—спросил падишаха визирь.
- Увезите меня домой! - ответил падишах.
Жена Ахмеда вернулась к мужу и сказала ему:
- Завтра мой отец пошлет сватов и будет просить моей руки, а ты согласись на это.
Ахмед сказал, что не нужно этого делать.
- Не твое дело, - ответила жена. На следующее утро постучали в дверь. Ахмед вышел и увидел визиря.
- Я послан падишахом, - сказал визирь, - у вас есть девушка, падишах хочет жениться на ней.
- Это моя сестра, она сиротка… Я согласен.
Визирь вернулся к падишаху и передал ему об этом. Падишах еще раз послал туда визиря, чтобы спросить, когда можно явиться за ней.
- Разрешите нам взять невесту в ближайшее время, - сказал визирь, придя к Ахмеду. - Что вы просите у нас за девушку?
На следующее утро падишах послал им все, что нужно. Жена Ахмеда все приняла.
Совершили кебин и взяли ее во дворец. Когда падишах пришел, то увидел, что она сидит на троне. При виде падишаха, она встала с места, села за троном и повернулась спиной к падишаху. Падишах удивился, что она ничего не говорит.
- Тебя же привели для меня, а не меня для тебя, - сказал он.
Наконец, она не выдержала, сбросила чадру и сказала:
- Как тебе не стыдно! Разве отец может жениться на своей дочери?
Падишах увидел, что она, действительно, его дочь. Ему стало стыдно, и он отправил ее домой. На утро она устроила большой пир и пригласила падишаха и всех его визирей. После пира все разошлись, а отца она оставила у себя.
- Откуда у тебя столько богатства? - спросил у нее падишах.
- Мое богатство я покажу тебе завтра, - ответила она.
Утром она показала отцу всё свое богатство, и падишах пришел в восторг.
- Помнишь, отец, когда я тебе сказала, что все аллах дает, ты на меня рассердился и выдал замуж за ленивого человека, чтобы я умерла с голода. Но если аллах захочет кому дать, тому и даст.
- Мой сын, Ахмед, - сказал падишах. - Мои другие дочери стали несчастными. Я состарился, теперь ты должен взять мой трон и корону, а я удалюсь от мирских дел и предамся молитвам.
Они ели, пили и достигли желанной цели. Пусть же ее обретут и те, которые ее еще не достигли.

Лис и волк

Повадился в стадо жадный волк. Каждый день уносил он по несколько овец. Но этого ему было мало, и он наведывался в курятник.
Неподалеку жил ловкий и хитрый лис. Питался он курами. Из-за волка, поедающего кур, лису приходилось частенько голодать. Подстерег раз лис волка и говорит:
- Батюшка волк, все бараны села принадлежат тебе, каждый день уносишь ты по две овцы, так этого тебе мало, ты еще и нашу долю - кур забираешь.
- Дедушка лис, - отвечает волк, - как это ты осмеливаешься разговаривать со мной в таком тоне? Что хочу, то и делаю. Захочу и тебя съем.
- Батюшка волк, - говорит лис, - ты сильнее и можешь съесть меня. Но и я ведь не лыком шит. Я - лис и могу пригвоздить твой язык к стене и сотворить с тобой, что пожелаю.
- Лис, я бы съел тебя сейчас, но не голоден, - разгневался волк. - Интересно, как можешь ты, столь слабый зверь, сделать такое со мной?
- Батюшка волк, не сила главное. Важнее ум и ловкость. А этого у тебя нет, - ответил лис.
- Дедушка лис, - рассмеялся волк, - делай, что хочешь.
- Сегодня я занят,- заявил лис. - Завтра поговорим.
Разошлись волк и лис в разные стороны. До самого утра лис глаз не сомкнул - обдумывал, как наказать волка. Спозаранок вышел он на перекресток, взяв шило, иглу, принялся шить чарыхи.
Остановился проходивший мимо волк.
- Что ты делаешь, дедушка лис?
- Не видишь, чарыхи шью, - ответил лис.
- Не научишь ли и меня? - спросил волк.
- Почему не научить,- согласился лис. - Но придется чуть помучиться.
- Помучусь, потерплю, ты только научи, - говорит волк.
- Высунь-ка язык и положи на этот пень, - предложил лис, - я воткну в твой язык шило. Ты потерпи немного. Тогда ты научишься шить чарыхи.
Волк, поверив лису, высунул язык, положил его на пень. Лис с силой воткнул шило в волчий язык и пригвоздил его к пню. Волк начал орать, а лис быстренько смотал удочки. До самого вечера бился волк и наконец высвободил язык, рассеченный на полосы. В ту ночь волк не смог заснуть от боли. Наутро пошел он искать лиса и нашел его у мельницы. Лис сидел над мельничным колесом и заглядывал вниз. -Дедушка лис, - сказал волк, - ты вчера сыграл со мной эту злую шутку, но хоть шить-то чарыхи я уже могу?
- Конечно, можешь, - ответил лис. - А что ты здесь делаешь? - спрашивает волк.
- Да был у меня кусок сыромятины, хотел сшить себе чарыхи, вздумал намочить кожу, а вода затянула ее под колесо,- отвечает лис.
- Дедушка лис, отдай мне эту кожу, попробую сшить себе чарыхи, - просит волк.
А лису только это и надобно.
- Ну, что ж, батюшка волк, лезь под колесо, достань кожу и станет она твоей, - отвечает. Волк бросился под колесо за сыромятиной да обломал себе все кости.
А лис тем временем вернулся в лес, нарезал прутьев и сел у обочины дороги плести корзину. Вскоре на дороге показался ковыляющий волк. Видит, сидит лис и плетет корзину.
Лис, увидев волка, удивился:
- Батюшка волк, что это ты хромаешь? А где кожа?
- Да не до кожи мне было, - отвечает волк. - Зацепился я за мельничное колесо, помяло всего до полусмерти, еле ноги унес. Двигаться не могу. - Потом волк поглядел на работу лиса и говорит: - Дедушка лис, хорошую корзину ты плетешь.
- Хочешь, и тебя научу, - предложил лис.
- Конечно, хочу, - обрадовался волк.
- Ну, тогда влезай в корзину, - сказал лис, - и наблюдай оттуда за моей работой, запоминай.
Влез волк в корзину. Лис плел-плел и постепенно заплел и верх корзины. Хочет волк выйти из корзины, да не может.
- Дедушка лис, я же остался внутри корзины, - говорит волк. - Открой ее, я выйду.
- Не беспокойся, батюшка волк,- успокаивает лис. - Вижу, побит ты здорово, не можешь ходить. Я покачу корзину, а ты спокойно сиди внутри.
Волк обрадовался тому, что не придется ему двигаться. Покатил лис корзину и докатил ее до чабана. - Что это у тебя, лис? - спросил чабан.
- Волк в корзине, - отвечает лис, - хочу сбросить его со скалы.
- Послушай, лис,- говорит чабан, - зачем тебе трудиться, катить куда-то корзину. Отдай волка мне, я сам расправлюсь с ним. Ох и зол же я на него. Вот и недавно утащил он овцу из отары.
- Ну, что ж,-согласился лис, - покорми меня, отдам тебе волка.
Чабан принес лису полбарана. А лис отдал свою корзину. Заиграл чабан на свирели и созвал всех чабанов. Расплели они верх корзины и видят, сидит внутри матерый волк. Взяли чабаны дубинки и забили волка до смерти. Весть об этом разнеслась по всему селу. А лис, торжествуя, подумал: “Ну вот, глупый волк, что сумел сотворить с тобой хитрый лис”.

Мухтар

У одного шаха было одиннадцать сыновей. Десять из них были от одной матери, а последний -от другой. Звали его Мухтар.
Решив, что пора женить сыновей, шах позвал визиря и сообщил ему о своем намерении. Визирь одобрил его решение и сообщил об этом сыновьям шаха. Однако, те не согласились с отцом. Когда шах узнал об этом, он вызвал к себе сыновей и стал уговаривать их, чтобы они женились. После долгих размышлений сыновья заявили отцу, что они слышали, будто у китайского падишаха есть одиннадцать дочерей и, если отец разрешит им, они поедут и поженятся на них, а на других девушках жениться не намерены.
Не находя другого выхода, шах дал им свое согласие. Затем он вызвал к себе Мухтара и сказал ему, что когда они доедут до рощи, где пасется лошадь, они ни в коем случае не должны останавливаться; проехав немного дальше, они достигнут другой рощи, где пасется баран, там также им не следует останавливаться; затем они доедут до крепости, где также не надо останавливаться.
После этих наставлений шах приготовил все необходимое и проводил сыновей в путь.
Проехав значительное расстояние, шахзале достигли первой рощи, о которой говорил отец, и увидели лошадь, которая паслась здесь. Братья Мухтара решили переночевать здесь, и сколько Мухтар ни отговаривал их, братья настояли на своем. Мухтар принужден был уступить.
Они остановились и сделали тут привал. Ночью лошадь заржала и бросилась на них. Братья в испуге разбежались, а Мухтар пошел навстречу лошади и после больших усилий убил ее. Затем они спокойно проспали ночь и на следующий день продолжали свой путь.
Проехав большое расстояние, шахзаде доехали до второй рощи, где увидели барана. Братья предложили остановиться здесь на ночь; Мухтар отговаривал их, но те настояли на своем. Мухтар опять принужден был уступить.
Ночью баран вдруг бросился на них. Братья испугались и убежали; Мухтар же вступил с бараном в бой и в конце концов убил его. Братья вернулись на место, сняли с барана шкуру, поели его мясо и спокойно проспали ночь.
На другой день они отправились дальше и вскоре достигли той самой крепости, о которой говорил Мухтару отец. Братья Мухтара хотели остановиться здесь на ночь, говоря, что они устали и не в состоянии больше продолжать путь. Мухтар опять напомнил им о наставлении отца, но те не соглашались с ним, настаивая на своем. Мухтару опять пришлось уступить.
Ворота крепости были заперты. Братья взломали их, спокойно проспали ночь в крепости я на следующий день продолжали свой путь; вскоре они нагнали большой караван. Шахзаде спросили, много ли им осталось ехать до китайской столицы. Им ответили, что до столицы осталось проехать еще полверсты.
Наконец, они достигли китайской столицы и не нашли в городе ни одного человека; дома и лавки были открыты. Шахзаде вошли и остановились в одном доме, а Мухтар пошел в город. Сколько он ни ходил, не встретил ни единой души. Наконец, он взял из одной лавки немного ячменя и сена для своих лошадей, из другой же лавки немного мяса, хлеба и прочих съестных продуктов, оставил на прилавке деньги за взятые продукты и вернулся к братьям.
Когда он пришел, те уже спали. Из принесенных продуктов Мухтар приготовил ужин, потом разбудил своих братьев. В это время подошел к ним какой-то старик; он был голоден, как и они, и принял участие в их ужине.
Мухтар спросил у старика, куда делись жители города? Тот ответил, что у китайского падишаха есть птица, которую он кормит человеческим мясом. Боясь за свою жизнь, жители убежали из города. Услышав это, Мухтар попросил старика проводить его к тому месту, где находится птица. Старик согласился и привел его к какому-то саду.
- Птица, о которой я говорил, - сказал он, - находится в этом саду в золотой клетке. Ее сторожат десять человек. Пока не будут убиты сторожа, невозможно убить птицу.
Мухтар пробрался в сад и увидел, что девять из сторожей спят, а один караулит. Он скрылся в сторонке и стал наблюдать: через некоторое время бодрствующий караульщик куда-то отошел. Мухтар быстро пустился ему навстречу и, не дав ему опомниться, напал на него и убил. Вернувшись, он перебил одного за другим также и спящих сторожей. Затем он вытащил птицу из клетки и оторвал ей голову.
После этого Мухтар пробрался во дворец падишаха, с трудом прошел мимо караульщиков, вошел в спальню падишаха и видит, - падишах спит. Он вскочил ему на грудь. Падишах открыл глаза и спросил, кто он.
- Я-Азраил, - ответил ему Мухтар, - и пришел за твоей душой. Если ты дашь мне расписку о своем согласии выдать своих дочерей за сыновей такого-то шаха, то я оставлю тебя в живых.
Падишах испугался и согласился дать обязательство. Мухтар быстро поднялся и положил перед ним лист бумаги и перо. Падишах взял перо, написал расписку и вручил ее Мухтару.
Затем, связав падишаху руки и ноги, Мухтар отправился в дом визиря. Войдя в его спальню, он таким же образом напугал его и заставил положить печать на выданном обязательстве падишаха.
После этого Мухтар проник в спальню дочерей падишаха. Десять девушек спали там вместе, а одна, самая красивая из них, спала отдельно. Мухтар догадался, что десять дочерей падишаха были от одной матери, а одиннадцатая-от другой. Он вернулся к своим братьям.
Утром все братья представились падишаху и стали просить себе в жены его дочерей. Падишах вынужден был исполнить их желание, приготовил все необходимое и отправил их в путь.
Проехав некоторое расстояние, шахзаде достигли той самой крепости, о которой говорил отец, и остановились на ночь в ней.
Ночью все спали, кроме Мухтара, который их караулил. И вот поздно ночью появился какой-то див и хотел наброситься на спящих. Мухтар сцепился с ним и после продолжительной борьбы убил его.
Об этом узнала мать дива. Изрыгая пламя, она поднялась в воздух, прилетела в крепость, схватила Мухтара и заточила его в темницу у Гаф-горы.
Однажды гадая по книге, старуха-мать дива-узнала, что всякий див, вступивший в борьбу с Мухтаром, будет им убит. Желая использовать его, она вывела Мухтара из темницы и сказала, что в таком-то месте спрятано кольцо и если он принесет ей это кольцо, то она освободит его и доставит к отцу.
Мухтар согласился. Старуха посадила его к себе на плечи и, изрыгая пламя, доставила его к какому-то замку.
- Войди в этот замок, - сказала она. - Там ты увидишь колесо; ты должен перепрыгнуть через него так ,чтобы ничем не задеть его. Затем ты увидишь женщину, которая похожа на твою мать, но она тебе не мать, Не обольщайся ее сладкими словами и убей ее. В третьей комнате ты увидишь старуху. Под тюфяком, на котором она сидит, лежит перстень. Убей старуху, достань перстень и принеси мне.
Одним прыжком Мухтар перепрыгнул через колесо и, когда вошел во вторую комнату, увидел женщину в образе своей матери. Он хотел ее убить, но та стала его умолять, чтобы он пощадил ее, так как она его мать. Обманутый ее льстивыми речами, Мухтар пощадил ее. Тогда женщина вдруг подхватила его и бросила в воздух. Но старуха, мать дива, которая доставила его сюда, поймала его в воздухе и опустила на землю. - Разве я не предупредила тебя, что она тебе не мать?-сказала она.-Теперь ты уж не щади, убей ее и принеси мне перстень.
Мухтар снова перепрыгнул через колесо и, войдя во. вторую комнату убил женщину, похожую на его мать. Затем он вошел в третью комнату и убил находившуюся там старую женщину. Он взял из-под ее тюфяка перстень и надел его на палец. Тотчас же явился перед ним какой-то див.
-Я готов к твоим услугам! сказал он.
-Кто ты?-спросил Мухтар.
-Я обязан, - ответил див, - подчиняться всякому, кто надел на свой палец этот перстень. Прикажи теперь мне, что хочешь, и я все исполню.
Мухтар приказал ему доставить его на родину к отцу. Див быстро взял Мухтара, понес его и спустил на землю недалеко от его родного города. Мухтар отпустил дива и пошел к городу. Немного спустя, он встретил пастуха, который был одет в черное. Когда Мухтар спросил его, почему он носит одежду черного цвета, пастух ответил:
- У нашего шаха был сын по имени Мухтар. И шах, и народ очень любили его. Но его убили дивы. Поэтому весь народ одет в черное.
- Братец пастух! - сказал ему Мухтар. - Вы одеты в черное, а между тем, я и есть тот самый Мухтар, по которому вы носите траур. Пойди и передай эту радостную весть шаху.
Услышав эти слова, пастух побежал сообщить об этом шаху. А братья Мухтара, вернувшись, рассказали обо всем случившемся и поручили невесту Мухтара попечениям его матери.
Как только братья услышали, что Мухтар вернулся, они помчались ему навстречу, привели во дворец и устроили ему свадьбу и пир на весь мир.

Мышонок и кот

Жили-были мышонок и кот.
Однажды высунулся мышонок из норы и говорит коту:
- Давай станем с тобой братьями.
- Не выйдет брата из тебя, - отвечает кот.
- Почему? - удивился мышонок.
Кот объяснил, что мышонок - трус, вор и вредитель, поэтому и не годится ему, коту, в братья.
- Ты прав, я трусоват немного, но не вор и не вредитель,- ответил мышонок.
Улыбнулся кот и спрашивает:
- А не ты ли прогрызаешь мешки и таскаешь муку и зерно? Мышонок в ответ и спрашивает:
- А ты, братец кот, что же ничего и не ешь? Воздухом питаешься?
- Я сначала мяукаю, прошу, чтобы дали мне поесть, и хозяин бросает мне мяса и хлеба. А ты, ни у кого не спросив, таскаешь все, что плохо лежит.
После долгих препирательств кот, наконец, согласился:
- Хорошо, давай дружить. Но если ты обманешь меня, пеняй на себя, я тебя съем.
Мышонок обрадовался, и стали они жить вместе. Однажды мышонок предложил коту:
- Братец кот, на дворе осень, погода стоит хорошая, еды вокруг много. А скоро наступит зима, все покроется снегом, жить станет трудно. Давай запасемся на зиму провиантом.
- Давай, - согласился кот.
- Знаешь, - сказал мышонок, - меня прибьют, если я возьмусь за это дело. Лучше, если ты станешь ходить по домам. Увидишь, где масло сбивают, помяукаешь - дадут тебе кусочек масла. Так и соберется запас на зиму.
Кот согласился и с этим. Собрал он много масла. Нашли мышонок и кот глиняный горшок, положили туда масло, отнесли в сад и закопали под деревом. Прошло некоторое время. Зима уже была на носу. Не вытерпел мышонок, обманул кота.
- Братец кот, - говорит он, - сегодня имя дают моему двоюродному брату, меня пригласили в гости, разреши мне пойти.
- Иди, но возвращайся быстрее, - разрешил кот.
Попрощался мышонок с котом и вышел из дому. Направился мышонок прямиком к тайнику, разгреб землю, поел немного масла, снова забросал яму землей и вернулся домой.
- Как же назвали двоюродного брата? - спросил кот.
- “Немножечкой”, - ответил мышонок.
- Пусть будет счастлив, красивое имя, - сказал кот. - Но что означает оно?
- Братец кот, мне самому еще не понятно значение этого имени. Вот скоро будут давать имена двум другим моим двоюродным братьям, тогда я тебе и объясню значение всех имен. Прошло несколько дней. Мышонку снова захотелось поесть масла.
- Братец кот, сегодня меня пригласили к другому двоюродному брату, не могу не пойти - родственники обидятся. Разреши.
Разрешил кот мышонку пойти и на этот раз. Мышонок резво побежал к заветному дереву, откопал горшок, отъел масла до половины горшка, снова закопал его и вернулся домой.
- Как назвали двоюродного брата? - спросил кот.
- “Половинушкой”, - ответил мышонок.
- Странные имена дают твои родственники, - удивился кот.
Прошло еще несколько дней. Видит мышонок, что на улице становится морозно, скоро пойдет снег, заметет все вокруг-не сможет он тогда найти горшка.
- Братец кот, отпусти меня к третьему моему двоюродному брату. Нельзя обижать родственников. Разреши пойти в последний раз, - просит мышонок.
- Братец мышонок, - отвечает кот, - я не имею ничего против, иди, только поскорее возвращайся - скучно одному дома.
Мышонок побежал к дереву, выкопал горшок, съел все масло, закопал пустой горшок. Вернулся домой. Спросил кот, как назвали новорожденного на этот раз. “Додонышкой”, - ответил мышонок. Удивился кот, улыбнулся.
- Чему ты улыбаешься, братец кот, - спросил мышонок, - не нравится тебе имя?
- Знаю я, что все имена имеют смысл. Но смысла этих имен не могу понять, - ответил кот.
- Поймешь, когда заглянешь в горшок, - сказал мышонок.
- Что ты болтаешь, мышонок? - воскликнул кот. - Причем тут горшок? - И вспомнил кот о запасе масла. - Братец мышонок, хорошо ты мне напомнил о горшке. Ведь у нас же целый горшок масла припрятан, пойдем поглядим, как оно там.
- Устал я с дороги, братец кот, - отговорился мышонок, - завтра наведаемся.
Согласился кот. Легли они спать. Утром кот говорит:
- Ну, вставай, пойдем поглядим, как наше масло, братец мышонок.
Хотел мышонок и на этот раз отговориться, но кот настоял па своем. Пошли они к дереву, откопали горшок, а он пуст.
- Ах, хитрец, это ты съел масло, - рассердился кот. Мышонок сказал, что сам кот съел их запас. Стали они препираться.
- Как я мог съесть столько масла? - говорит кот.
- Сперва немножечко, потом до половины, а затем до дна, - объяснил мышонок.
Тут кот все понял.
- Мне эти слова знакомы, - воскликнул он. - Вот как ты ходил к двоюродным братьям. Ты съел масло, а я съем тебя.
- Но ведь мы друзья, братец кот, - взмолился мышонок.- Друзей не едят.
- Правильно, друзей не едят, - говорит кот. - Но помнишь, мы с тобой уговорились, что, если ты меня обманешь, будешь воровать, я тебя съем. Ну вот, ты не избавился от своих дурных привычек, поэтому и погибнешь. Ты съел масло, я съем тебя.
Кот бросился на мышонка и проглотил его.

Неблагодарная

Жил-был шах. И никого у него не было, кроме одной-единственной дочери. А дочь эта была красоты неописуемой. Шах так любил ее, что исполнял любое желание раньше, чем она успевала сказать его вслух. Он выстроил чудесный замок, в котором прислуживали сорок служанок.
Каждый день к шаху приходили сваты, но девушка ни за кого не хотела выходить замуж. Никто ей не нравился. Вообще ей ничего не нравилось. Она вечно была недовольна, постоянно жаловалась на свою судьбу.
В один прекрасный день дочь шаха в сопровождении сорока служанок вышла в сад на прогулку. Она часто гуляла в этом саду и всегда пряталась от своих служанок в тихий уголок и сидела там, охваченная тоской.
И на этот раз девушки начали петь и танцевать, а дочь шаха, задумавшись, сидела под деревом и вслух сетовала, что нет в ее жизни никакой радости. Вдруг с неба спустился орел, подхватил ее и унес. Никто этого даже не заметил. Летел орел над горами, над долами, а девушка не смела ни вздохнуть, ни охнуть. Наконец долетел он до леса, опустился там, положил девушку под дерево и исчез.
Оставим ее в лесу и вернемся во дворец, где сорок служанок весело пели и танцевали. Вдруг они заметили, что госпожи нет с ними. Они обыскали весь сад, но ее не нашли. Делать было нечего. Они отправились к шаху и рассказали, что во время прогулки его дочь исчезла из сада.
От горя шах стал бить себя по голове и плакать. На шум прибежали визирь и советники. Выслушали они печальную весть, сказали:
- О великий и мудрейший шах, что толку бить себя по голове и плакать. Надо что-то предпринять.
Кое-как успокоив шаха, они разослали по всей земле всадников и глашатаев. Те ездили много дней, но никто не мог принести вестей о девушке.
Давайте же оставим шаха во дворце в тоске и печали и посмотрим, что сталось с шахской дочерью. Очнувшись, она долго не могла прийти в себя, а потом встала и пошла, куда глаза глядят. Днем она собирала травы, дикие ягоды и ела их, а по ночам забиралась на деревья и спала там. Так она прожила в лесу сорок дней. Однажды с высокого дерева она увидела, что вдалеке, у подножия горы, чабан пасет стадо. Она быстро спустилась с дерева и пошла к чабану.
- О братец, - сказала она, вежливо поздоровавшись, - я голодна, не дашь ли ты мне молока?
Чабан тут же надоил полный подойник и подал девушке. Она выпила, вытерла губы и сказала: - Братец чабан, если есть у тебя какая-нибудь старая одежда, дай мне, а вместо денег я оставлю тебе этот браслет.
Она разомкнула браслет и отдала пастуху, а он взамен принес ей старую одежду и сшил из овечьей шкуры папаху. Поблагодарила она пастуха, одела обноски, которые он дал, стала похожа на юношу и отправилась дальше. Шла она три дня и три ночи и, наконец добралась до большого города. У самых городских ворот она зашла в чайную и спросила хозяина:
- О добрый человек, не возьмешь ли ты меня в прислуги?
Хозяин улыбнулся:
- Отчего же не взять? Охотно возьму.
Тогда девушка сказала:
- Только у меня нет жилья, разреши мне ночевать в чайной.
Хозяин согласился. И стала девушка разносить чай. Всем по душе был бойкий разносчик. Но однажды ночью, протирая стаканы и блюдца, девушка вдруг вспомнила свой дом, отца, у нее сжалось сердце и она стала горько жаловаться на свою судьбу, лишившую ее богатства и крова. Задумавшись, она взяла в руки поднос со стаканами, хотела отнести его в чайную, но споткнулась и уронила. Все стаканы разбились.
Наступило утро. Пришел хозяин. Увидел он, что натворила девушка, рассердился и прогнал ее. Горько плача, вышла бедная девушка из чайной, не зная, куда податься, у кого найти пристанище. Пошла она, не разбирая дороги. Шла долго и вдруг обнаружила, что вышла за город. Огляделась она по сторонам, видит, купцы идут с караваном, везут куда-то товары. Девушка поспешила к ним.
- Я сбилась с пути, - робко сказала она. - Я устала, никого у меня нет. Возьмите меня с собой, куда бы вы ни направлялись. Я буду вам прислуживать.
Купцы сжалились и взяли ее с собой.
Они шли до темноты, а потом пустили верблюдов пастись, а сами легли спать. Девушка стеснялась лечь рядом с ними и, отойдя подальше, улеглась спать в яме.
На рассвете караван двинулся дальше, когда девушка еще спала в своей яме. Купцы, не увидев вчерашнего странника, не стали его искать.
Девушка проснулась и обнаружила, что каравана и след простыл. Расстроенная, понурившись, она побрела, сама не зная куда. Шла помногу, шла помалу, день - дороге, час - привалу. Реки - вброд, горы - в обход, и наконец очутилась в густом лесу. Здесь она и осталась. Днем собирала дикие плоды и ела их, умеряя голод. По ночам она забиралась на дерево и спала там, дрожа от страха, что какой-нибудь зверь учует ее и растерзает.
Однажды сын шаха, правившего в этих местах, пришел в лес на охоту. Долго не видел он ни зверя, ни птицы. Вдруг промчался перед ним быстроногий олень. Юноша вскинул лук и погнался за зверем. Долго скакал он за оленем, но так и не поймал. Потеряв надежду на удачу, он пустил коня шагом в обратный путь. У родника остановился напоить коня и вдруг увидел в воде отражение какого-то юноши. Он поднял голову: на дереве сидел молодой человек, сверкая глазами, смотрел на него. Сын шаха схватил лук и хотел выстрелить в него. Но юноша взмолился:
- О смелый охотник, сжалься надо мной, не губи! Я не причиню тебе никакого зла. Мне негде жить, поэтому я забрался сюда.
- Раз так, слезай с дерева, - приказал сын шаха. Когда девушка спустилась вниз, с головы ее упала папаха, и косы двумя змеями заскользили по спине. Принц от удивления не мог прийти в себя. Наконец он спросил:
- О прекрасная девушка, кто ты, откуда и куда держишь путь?
Она правдиво рассказала ему обо всем, что с ней приключилось и только скрыла, что она дочь шаха. Юноша пожалел ее, взял с собой во дворец. Там он поручил слугам переодеть ее и отвести ей хорошую комнату. А сам устроил пир и забыл о своей гостье.
Прошло несколько дней. Однажды сын шаха вспомнил о девушке, захотел повидать ее. Едва открыв дверь в ее комнату, он замер на пороге, словно пораженный молнией. Перед ним стояла девушка, прекрасная, как лик луны. Он хотел заговорить, но потерял дар речи. Хотел подойти к ней, но ноги не слушались его. И в эту минуту сын шаха познал власть любви. Отныне он потерял покой, не спал до утра. А на рассвете пришел к девушке и открыл ей свое сердце.
Надо сказать, что сын шаха тоже был неописуемо красив. И она ответила на его любовь такой же горячей любовью. С той минуты они все время проводили вместе. Об этой истории узнал шах и призвал к себе сына:
- Сын мой и наследник, слышал я, будто влюбился ты в девушку, которую нашел в лесу и приютил у нас во дворце. Я не перечил тебе, мне нравится, что ты добрый. Но разве пристало тебе любить простолюдинку? Разве можешь ты взять в жены девушку, чье происхождение и род нам неизвестны? Одумайся, сын мой, я женю тебя на дочери главного визиря.
Долго уговаривал шах сына. Обещал золотые горы, но ничего не добился. Юноша твердил свое:
- О дорогой отец, прости меня, всегда я тебе повиновался, но сейчас не могу. Ни на ком, кроме той девушки, что привел из лесу, я не женюсь. А теперь хочешь - казни меня, хочешь - вели свадьбу играть.
Понял шах, что тут великая любовь и ничего не поделаешь, велел готовиться к свадьбе. Играли свадьбу сорок дней и сорок ночей. А через девять месяцев и девять дней родился у молодых сын. Устроил шах большой пир, позвал визирей, советников, гадальщиков, дервишей. Двери были открыты и для странников.
Слуги очень полюбили новую госпожу, ухаживали за ней и ее сыном.
Муж любил ее, как еще ни один муж не любил свою жену. И все равно девушка жаловалась на свою судьбу, была всем недовольна. Так и жили они, пока однажды, проснувшись утром, она увидела, что постель рядом с ней пуста, а ребенка нет.
С плачем бросилась она к мужу. Весть о пропаже ребенка дошла до шаха. Он отдал приказ обыскать все вокруг, но ребенка так нигде и не нашли.
Через год родился у шахской невестки еще один мальчик. И опять однажды этот ребенок исчез. Проснулась девушка утром и увидела, что руки и рот ее в крови. Весть об этом разнеслась по всему краю. И решили все, что она убила свое дитя. Призвал ее к себе шах. Как ни клялась девушка, как ни божилась, никто ей не поверил. Приказал шах своему визирю:
- Веди ее в лес, убей, а в доказательство принеси мне ее окровавленную рубашку.
Визирь приложил правую руку к глазам и сказал:
- О мой шах, сегодня же твой приказ будет исполнен.
Взял визирь девушку и повел в лес. А надо сказать, что был этот визирь очень умен и справедлив. Он понимал, что не станет мать убивать своего ребенка, и чувствовал, что кроется тут какая-то тайна. Поэтому он отпустил девушку и сказал:
- Доченька, уходи-ка ты отсюда. Попытай счастья. Если не погибнешь по дороге, не съедят тебя дикие звери, может, найдешь где-нибудь свою добрую долю.
Подстрелил визирь птицу, обмочил ее кровью рубаху девушки и отнес шаху. Увидел шах окровавленную рубаху и поверил, что его невестка мертва.
Но оставим шаха, визиря и шахского сына во дворце и последуем за бедной женщиной, которая лишилась всего, что имела, и теперь справедливо сетовала на свою судьбу. После ухода визиря она долго сидела, не зная, куда идти, что делать, потом вышла на тропинку. Вдруг она увидела, что впереди идет какой-то человек с вязанкой хвороста. Она хотела спросить у него дорогу. Но испугалась: а что, если это вор или разбойник? Но тот, услыхав чьи-то шаги за спиной, оглянулся. Девушка поспешила спрятаться за дерево. Он понял, что девушка прячется от него, и, не говоря ни слова, пошел дальше.
Когда отошел немного, девушка вышла из-за дерева и пошла по его следам. Он снова оглянулся, и опять девушка спряталась. Незнакомец рассмеялся:
- Деточка, я же не ребенок, зачем ты играешь со мной в прятки?
Эти слова ее приободрили, она решилась подойти ближе.
- Доченька, что ты делаешь в этих краях, кто ты?
- Я сбилась с пути, - ответила она, - и не могу найти дорогу в город.
Посмотрел он на ее бледное лицо, на изодранную одежду, босые ноги и непокрытую голову и говорит:
- Доченька, скажи-ка мне правду, не похоже, чтобы ты просто потеряла дорогу.
Долго уговаривал он ее, пообещал, что отведет, куда она попросит, только пусть расскажет о своем горе.
- Потому что,- закончил он, - вижу я: у тебя тяжкое горе.
Она заплакала и рассказала обо всем, что с ней приключилось с той самой минуты, когда орел схватил ее в лапы и унес в лес. Тогда прохожий сказал:
- Доченька, ты была дочерью шаха и вышла замуж за шаха. Ты всегда жила в роскоши, имела сорок прислужниц, ни в чем не знала отказа. И все же ты жаловалась на судьбу. Все, что ты мне рассказала, случилось с тобой только потому, что ты такая неблагодарная. Перестань сетовать, жаловаться, и тогда все наладится.
Но она покачала головой, не веря его словам.
- Доченька, послушай-ка, я расскажу тебе о своей жизни. И ты поверишь мне.
Он опустил на землю вязанку хвороста, сел и начал свой рассказ.
- Был я бедным дровосеком. Еще ребенком я каждый день приносил из лесу вязанку дров и продавал за два пятака. Как ни старался, а больше двух пятаков заработать не мог. Я все ныл и плакался. “О аллах, - говорил я. - До каких пор; суждено мне влачить такое жалкое существование! Или сделай так, чтоб мои гроши умножились, или пусть их вовсе не будет, чтоб я в конце концов умер с голоду”.
В ту же ночь я увидел во сне, что заработки мои стали еще меньше и теперь я зарабатываю один пятак в день. Это меня ничуть не смутило. “Слава аллаху, - подумал я, - скоро конец”.
Однако утром я, как всегда, поехал в лес, нарубил дров и понес продавать на базар. Покупателей, как назло, не было. Я уже хотел было пойти домой, решив, что сбывается мой сон, но тут какой-то купец вышел на порог своей лавки и позвал меня. Я подошел. В доме царило веселье. Одни играли, другие танцевали, третьи громко смеялись. Оказывается, хозяин праздновал свадьбу своей дочери. А во дворе в семи медных казанах варился плов. Купец велел мне подбросить дров в очаг. Когда я сделал это, он дал мне десять пятаков и сказал:
- Сынок, я вижу, ты парень расторопный, помоги-ка слугам таскать посуду, а за это тебя накормят досыта.
Я согласился. Всю ночь я носил и мыл посуду, а когда под утро дочку купца увели в дом мужа, лег в уголке и уснул. Проснувшись, я собрался уходить, но жена купца велела мне подождать, а сама сказала мужу:
- Послушай, мы выдали дочку замуж, других детей у нас нет. Останемся вдвоем мы в доме, будет нам тоскливо и скучно. Может, возьмем этого мальчика?
Купец охотно согласился с женой. Так я и остался у них. Дома меня никто не ждал, ведь на всем белом свете у меня никого не было. Я помогал жене купца по хозяйству, иногда оставался сторожить лавку. Но что бы я ни делал, я каждый день отправлялся в лес рубить дрова, привозил в город большую вязанку и продавал. И - странное дело, кто бы у меня ни покупал дрова - все без единого слова давали десять пятаков.
В один прекрасный день к купцу пришли его друзья и сказали, что собираются отправиться за товарами в другой город, и позвали его с собой. Но он тяжело вздохнул и отказался: “Кажется, на этот раз я не смогу с вами поехать. Что-то неможется мне”.
А когда гости ушли, жена купца сказала: “Послушай, дай мальчику немного денег, пусть он поедет вместо тебя”. Купец покачал головой:
- Боюсь, женушка, ведь он не умеет заниматься торговлей. Пустит на ветер все деньги, да и сам пропадет ни за что. Но жена настаивала:
- Ничего не случится. Что с того, что он ребенок. Пусть привыкает. Твои товарищи помогут ему. Посмотрим, что получится.
В конце концов, купец согласился, дал мне сто туманов и отправил с караваном. Шли мы долго… И вкривь, и вкось, и на авось. Наконец через сорок дней и сорок ночей добрались до того города, где должны были делать закупки. Ни один из моих спутников в дороге не потратил ни тумана, а у меня и половины не осталось. Уж они кляли меня, на все лады честили:
- Добрый купец тебя приютил, сыном своим сделал. Теперь он послал тебя за товарами. Так не трать же попусту деньги, на закупку ничего не останется.
Но я не слушал и делал свое.
В городе я совсем рассорился с ними и снял себе комнату в каком-то караван-сарае. Ночью я услыхал, что из соседней комнаты доносятся душераздирающие стоны. Я не выдержал и пошел туда. Незнакомый мне купец, больной и очень старый, лежал в постели и стонал. Он был при последнем издыхании. Я растер ему спину, бока, заставил выпить стакан горячего чаю. Немного спустя он пришел в себя. А утром, увидев, что я всю ночь провел около него, начал благодарить меня и сказал:
- Сынок, у меня никого нет. Сегодня я умру. Я не хочу, чтоб все мое богатство досталось чужим людям. Я вижу, ты человек добрый. Забери все себе. Но вот как это сделать. Я привез в этот город сто мешков риса для продажи. Они хранятся в амбарах шаха. В каждом мешке я спрятал кошелек с золотом. Об этом никто не знает. Ты первый, кому я открываю свою тайну. Я это делаю потому, что скоро моя душа воспарит в небеса, а ты помог мне в мой смертный час. Как только станет известно, что я умер, шах даст приказ продать мой рис. Поспеши туда и, сколько бы ни просили за мешок, уплати. Принеси этот мешок туда, где ты живешь, а слугам шаха скажи, чтоб остальной рис никому не продавали. На следующий день ты заберешь все. Как только принесешь один мешок к себе, достань из него кошелек с золотом. На эти деньги купишь остальной рис и в каждом мешке найдешь такой же кошелек. Пусть это все достанется тебе.
Сказав это, купец закрыл глаза и умер. Я похоронил его как подобает.
И впрямь, как только весть о смерти купца дошла до шаха, он велел объявить об этом по всему городу, добавляя, что осталось сто мешков риса и кто хочет купить их, пусть пожалует в амбар шаха. В тот же миг я пошел туда. Как и велел купец, я купил один мешок, а за остальными пообещал прийти завтра. Я принес этот мешок к себе в караван-сарай и развязал его, высыпал рис на пол. Кошелек был на месте. На это золото я купил остальные девяносто девять мешков. Через два дня, навьючив весь рис на верблюдов, я отправился на родину. Купец, усыновивший меня, увидев, сколько добра я привез, удивился. “Сынок, - сказал он, - я дал тебе всего сто туманов. Как ты умудрился на эти деньги купить столько риса?” Я рассмеялся: “Вы еще не все видите, в каждом мешке запрятан кошелек с золотом”.
Услышав это, купец очень обрадовался. Все деньги, вырученные от продажи риса и найденные в мешках, мы разделили пополам. Я построил себе дом такой красивый, каких не бывает даже у шаха. С того дня, куда бы я ни шел, что бы ни делал, на меня сыплются деньги. И сейчас я очень богат. Но все же в благодарность вязанке хвороста, которая когда-то кормила меня, а потом помогла выкарабкаться из пут нищеты, я время от времени иду в лес и рублю дрова. Послушайся меня, доченька, никогда не будь неблагодарной. Что бы ни дарила тебе судьба, за все благодари ее. Тогда ты будешь счастлива. А иначе твои дела никогда не поправятся.
Она внимательно выслушала его и сказала:
- Ты прав, я всю жизнь была очень неблагодарной. А он добавил:
- Доченька, ты говорила, что потеряла дорогу. Сейчас я иду в город, если хочешь, возьму тебя с собой.
Но она подумала, что в таких лохмотьях стыдно появляться в городе и отказалась:
- Спасибо, добрый человек, теперь я сама найду дорогу. Ты иди, я чуть позже доберусь по твоим следам.
Он попрощался и пошел домой.
Только мужчина ушел, как девушка увидела, что навстречу ей идет старуха. Она обрадовалась и побежала к старухе.
-Бабушка, как хорошо, что я встретила тебя. Скажи, что ты делаешь в этом лесу?
Старуха рассмеялась.
- Доченька, сначала ты мне скажи, что делаешь здесь ты?
Девушка начала рассказывать обо всем, что случилось с ней.
Но не успела она сказать и нескольких слов, старуха перебила ее:
- Доченька, я спросила у тебя, что ты тут делаешь, для того, чтобы испытать тебя. Я все сама знаю. Теперь скажи мне: ты все еще жалуешься на свою судьбу?
Девушка поняла, что старуха о ней знает все, и сказала:
- О нет. Я больше не буду жаловаться на свою судьбу.
Старуха увидела, что она говорит искренне, взяла ее за руку и повела к себе.
Она жила на лысой горе, стоявшей посреди леса. Ни одна дорога не вела на эту гору, все ее склоны были отвесные. И только в одном месте вилась едва заметная узкая тропинка. По ней-то и повела старуха девушку. На самой верхушке она остановилась перед пещерой, вход в которую был через узкую тесную щель. Они с трудом протиснулись в щель. Первое, что девушка увидела, были ее сыновья. Она очень удивилась и обрадовалась. Обняла их, прижала к груди и заплакала. Когда улеглось первое волнение, она спросила:
- Бабушка, что это значит? Кто привел сюда моих детей? Старуха ответила:
- Доченька, слушай и знай. Твоих детей сюда привела я. И тебя еще из отцовского дома в этот лес привела я. Всех неблагодарных я подвергаю тяжелым испытаниям. Перестала ли ты жаловаться на судьбу? Царевна поклялась, что до конца дней своих никогда не будет неблагодарной. Тогда старуха сказала:
- Теперь вставай, забери своих детей и выходи из этой пещеры. Я сейчас превращусь в птицу, вы сядете на мои крылья, и я отнесу тебя к твоему мужу.
Только она сказала последние слова, как руки ее превратились в крылья, нос - в клюв. Царская дочь взяла своих сыновей на руки и села на крылья птицы. Но пусть они летят, а мы пока посмотрим, что сталось с сыном шаха.
Потеряв жену и детей, он стал чахнуть с горя, оделся в траур и все время проводил в слезах. Отец, мать и визирь, друзья и вельможи уговаривали успокоиться, перестать грустить. Ничего не помогало. Он высох и побледнел, таял как свеча.
Однажды он сидел в заброшенном уголке шахского сада, погрузившись в горестные думы. Вдруг откуда ни возьмись, появился старый гадальщик. Увидев задумавшегося юношу, он спросил:
- Сынок, почему ты так печален? Расскажи мне о своем горе. Юноша поднял голову:
- Послушай, и тебе не стыдно называться гадальщиком?! Будь ты настоящим гадальщиком, ты не стал бы спрашивать у меня, почему я грустен. Ты бы сам узнал, в чем мое горе.
Эти слова очень задели старика, он раскрыл свою книгу и, положив перед собой, стал гадать.
- О сын шаха, и скажу я тебе, что тоскуешь ты о жене и детях.
Сын шаха, увидев, что его горе правильно разгадано, сказал:
- А как мне избавиться от этого горя? Гадальщик полистал несколько страниц и сказал:
- О сын шаха, пока ты будешь жаловаться на свою судьбу, будешь плакать и стонать, не избавиться тебе от горя. Но как только ты начнешь веселиться и разговаривать с людьми, все будет хорошо.
Сказав это, он исчез так же внезапно, как и появился. Юноша подумал: “Проверю-ка я слова гадальщика”. В тот же день приказал он устроить в саду пир. Чего только тут не было. Столы ломились от яств. Заморские напитки лились рекой. Шербет разливали прямо из бочек. Музыка гремела, как на свадьбе. Больше всех веселился сын шаха. Придворные удивлялись: уже столько времени сын шаха даже не улыбался, а тут закатил такое веселье.
Но оставим юношу пировать и посмотрим, что делают его жена и дети. В то время, как он веселился, по седьмому небу они неслись на крыльях волшебницы-птицы. Наконец она опустилась над шахским садом, бережно посадила на траву путников и исчезла. Царевна тихонько прошла к тому месту, откуда доносились звуки музыки, и увидела, что это муж ее веселится. Пригорюнилась она, остановилась и смотрит на него издали. Но он вдруг поднял голову, заметил ее, узнал тут же и подбежал. Обнял он жену, детей, прижал к груди и спросил:
- Как тебе удалось остаться живой? Расскажи мне. Она поведала обо всем, что с ней приключилось, а в конце тяжко вздохнула. Сын шаха спросил:
- Почему же ты вздыхаешь? Ведь ты обещала никогда больше не жаловаться.
- Я испытала столько горя, - ответила она, - столько бед, несколько раз чуть не умерла, но тебя никогда не забывала. А ты здесь, оказывается, пировал, веселился.
Он обнял ее еще горячее и сказал:
- Ты ошибаешься. Только сегодня на моем лице появилась улыбка. С тех пор, как ты ушла, я был весь в черном, плакал с утра до ночи. Но сегодня какой-то гадальщик появился в саду и сказал мне, что, пока я плачу и горюю, я буду несчастен, а если я начну веселиться, счастье улыбнется мне. Я послушался его и устроил пир. Как видишь, он прав. Ко мне вернулись дети и жена.
Они стали веселиться вместе. И я на том пиру был. Шербет пил, по усам текло, в рот не попало. Плов ел, руками брал, на язык клал, а в рот не попало.


Немая царевна

Жил был шах, у шаха были сын и дочь, только дочь была немая. Она была прекрасна, как пятнадцатидневная луна, очаровательна, как райская гурия. Глаза ее сверкали, как утренние звезды, брови как будто нарисованы были кистью. Она была умна и добра, нежна и хрупка. Постоянная грусть на ее лице придавала ей вид ангела, скорбящего о людском грехе. Отец любил ее, а брат обожал.
Чувствуя приближение смерти, шах женил сына-наследника на очаровательной царевне и, приказав ему любить и беречь сестру, скончался.
Строго соблюдая завет отца, молодой шах нежно и преданно любил свою сестру; на крыльях молнии исполнял малейшие ее желания, не допускал, чтобы легкий ветерок коснулся ее, не позволял ей ступать на землю. Куда она поставит ногу, там он готов был положить свою голову. Он клялся только ее именем, ее головою.
Такая нежная любовь брата к сестре не нравилась его молодой жене, которая была так же зла, как и прелестна. Она ревновала своего мужа к сестре, от всего сердца ненавидела ее и постоянно думала, как бы погубить ее.
У молодого шаха был сокол, которого он очень любил. Однажды, когда муж был на охоте, злая царица своими руками задушила сокола, а по возвращении шаха с охоты сказала:
- Посмотри, что сделала твоя сестра: она знала, что ты любишь сокола, и нарочно убила его, чтобы только причинить тебе неприятность.
- Да будет сокол жертвою праха ног моей сестры!-сказал шах и после того даже не вспоминал о птице.
Видя, что таким образом не удалось охладить любовь брата к сестре, злая царица придумала другое средство. У шаха был арабский конь, которого он любил и берег, как зеницу ока. Злая царица собственными руками зарезала этого коня, и когда шах, по возвращении с охоты, спросил:
Кто зарезал моего любимого коня?-
Жена отвечала:
- Твоя любимая сестра.
- Да будет любимый конь жертвою праха ног моей любимой сестры, лишь бы она не печалилась и не грустила, - сказал шах и больше уже не вспоминал о любимом коне.
Такое хладнокровие шаха крайне раздражало злую царевну; она стала громко плакать, от досады разодрала на себе платье, исцарапала до крови лицо и грудь, вырвала волосы на голове и, наконец, решилась на самое отчаянное средство: ночью она зарезала единственного своего ребенка и труп его бросила в комнату несчастной немой царевны, а сама, стеная и плача, с распущенными волосами, с раскрытой окровавленной грудью побежала к шаху и начала кричать, неистово колотя себя в грудь:
- Иди, иди, посмотри, что сделала твоя, любимая сестра: она зарезала твоего единственного ребенка. О, клянусь великим аллахом, если и на этот раз ты простишь ей, я своими руками задушу убийцу моего несчастного ребенка! О великий, справедливый аллах! Зачем ты не убил твоей молнией эту злодейку-убийцу… О, горе мне, горе мне, несчастной матери!..
Удрученный горем, несчастный шах приказал немедленно отвести сестру в темный лес и оставить ее там на съедение хищным зверям. Слуги исполнили приказание шаха; они завязали несчастной немой царевне глаза, чтобы она не могла возвратиться домой, повели ее в лес, посадили на пень, а сами удалились.
Несчастная царевна осталась одна в лесу. Она начала плакать и мысленно взывать к аллаху. Долго она плакала, долго лила слезы из своих чудесных глаз и, наконец, заснула.
Она спала, может быть-час, может быть-день, может быть-год, а может быть и десять лет, но когда проснулась и открыла глаза, то увидела перед собой красивого маленького зайчика с золотистой шерстью, бархатными лапками и прекрасными глазами. Он стоял перед нею на задних лапках и нежно-нежно смотрел на нее своими большими глазами, как будто оберегал ее сон. Когда царевна открыла глаза, зайчик сказал человечьим голосом:
- Поиграй со мною, прелестная царевна!
- Во что хочешь, миленький зайчик, чтобы я играла с тобою? -спросила царевна и с удивлением и радостью заметила, что у нее развязался язык и она говорит ясно и свободно.
- Вот я побегу, а ты догоняй меня.
Зайчик побежал, царевна за ним. Они бежали, может быть - час, или день, может быть-год, а может быть -и целых десять лет. Вдруг царевна увидела перед собою великолепный золотой дворец, окруженный тенистым садом, в котором журчали прохладные благоухающие фонтаны.
Через золотые ворота зайчик юркнул во дворец царевна за ним. Она увидела высокую лестницу, одна ступень которой была золотая, другая -серебряная, третья-железная, четвертая-медная, пятая-бронзовая, шестая-мраморная и т. д.
Не долго думая, царевна за зайчиком поднялась по этой лестнице и увидела на верхней площадке золотую дверь, которая вела в роскошную комнату, блиставшую золотом, серебром и драгоценными камнями. Пол был устлан мягкими шелковыми коврами, потолок и стены были украшены золотом, бирюзой и алмазами. У стен были расставлены тахты из слоновой кости, с золотыми ножками, а на них мягкие бархатные подушки. В каждом углу комнаты стоял на алебастровой подставке золотой таз, наполненный благовонными куреньями.
Прелестная царевна, очарованная этим великолепием, стояла посредине комнаты и в недоумении искала глазами зайчика, но вместо зайчика с золотистой шерстью, она увидела перед собою молодого прекрасного шахзаде, с черными блестящими глазами, с бровями дугой и красивыми кудрями; лицо его дышало отвагой и добротой. Высокому, прямому, как чинар, стану его могли бы позавидовать ангелы аллаха.
Он подошел к царевне и приветствовал ее такими словами:
- Приветствую тебя, прелестная царевна, в моем дворце, который отныне принадлежит тебе. В нем до сих пор недоставало только твоего чарующего взора; если ты согласишься украсить им мой дворец, то я и все мои подчиненные будем твоими покорными рабами.
- Кто же ты, прекрасный шахзаде, и где тот, зайчик с золотистой шерстью, который заманил меня в этот дворец?-спросила трепещущая от страха царевна.
- О, прелестная царевна, не бойся меня! Я сын могущественного и славного падишаха Чини-Мачина Енгибара, мое имя Шах-Нуриван. Злые родственники изменнически убили моего отца и лишили меня престола. Великий волшебник, добрый друг моего отца, спас меня от моих врагов и скрыл в этом лесу. Он подарил мне этот золотой дворец; он же в образе зайчика, чтобы не напугать тебя, заманил тебя в этот дворец. Колдун знал твою историю, знал, как злая царица выгнала тебя из отцовского дворца, оберегал тебя от хищных зверей там, в лесу, когда ты спала. Своим искусством он развязал тебе язык и наделил тебя даром слова.
Царевна со слезами на глазах поблагодарила доброго шахзаде и его доброго друга волшебника.
- Не плачь, прекрасная царевна,-воскликнул шахзаде,-я знаю, что тебя, невинную, выгнали из дворца твоего отца. Я дарю тебе мой дворец. Хочешь ли быть моею женою?
Царевна зарделась и только этим выдала свое согласие. С первого же взгляда она полюбила прекрасного, доброго шахзаде.
Вдруг весь дворец осветился разноцветными огнями, и невидимые сазандары начали играть дивные райские мелодии. Вошли прекрасные рабыни, которые, распевая свадебные песни, одели изумленную царевну в великолепное царское платье и повели ее в другую комнату, где ждал ее шахзаде со своим другом волшебником. Добрый волшебник благословил их и подарил царевне два золотых яблока.
- У тебя родятся два мальчика; ты подаришь им эти золотые яблоки. Они принесут твоим детям счастье,- сказал волшебник и в ту же минуту исчез.
Царевна стала женою прекрасного шахзаде и была очень счастлива.
У нее действительно, как предсказывал волшебник, родились два мальчика, два прекрасных ангела. Однажды дети играли в комнате золотыми яблоками, а царевна стояла у окна и смотрела вдаль. Вдруг в ее памяти воскресли былые дни, былые времена:-отец, добрый брат, злая невестка, выгнавшая ее из отцовского дома, и слезы ручьем полились из ее прекрасных глаз; в ту -же минуту она заметила у ворот дворца всадника и узнала в нем своего брата, милого брата, которого она никогда не могла забыть. Всадник тоже взглянул на нее, но не узнал своей сестры.
- Прекрасная царица, - обратился он к ней, -ночь застала меня в лесу; я заблудился и потерял дорогу.
Я измучился от долгих скитаний, измучилась и моя лошадь. Не позволишь ли ты мне провести ночь в твоем дворце?
Царица тотчас -же приказала слугам впустить всадника во дворец. Конюхи взяли его лошадь и отвели его в роскошную комнату, где был накрыт для него обильный стол. За столом ему прислуживали красивые девушки. Когда он встал из-за стола, девушки вымыли ему ноги и руки душистой водой и повели в спальню, где была приготовлена для него мягкая бархатная постель. Шах лег и тотчас же заснул.
Царевна, узнавшая своего брата, приказала своим слугам накормить, напоить его и оказать ему всевозможные почести, но отнюдь не говорить, кому принадлежит этот дворец и кто живет в нем.
Когда же шах заснул, царевна без шума вошла в его комнату и, положив золотые яблоки, которыми играли ее дети, в охотничью сумку брата, тихо вышла из комнаты. Проснувшись на утро, шах хотел уже сесть на коня и уехать, как слуги, по приказанию царевны, задержали его.
- Ты украл золотые яблоки наших маленьких шахзаде,-сказали они,-и мы не отпустим тебя.
Шах рассердился. Он силой хотел вырваться из рук рабов, но те, несмотря на это сопротивление, обыскали его, нашли золотые яблоки в его охотничьей сумке и повели к царевне.
- Смилуйся, царица,-воскликнул несчастный, уличенный в воровстве, шах. -Твои рабы обвиняют меня в краже золотых яблок, но клянусь аллахом, я не виновен!
- Шах!-воскликнула царевна,-видишь, как легко обвинить невинного! А между тем ты поверил словам злой жены и обвинил родную сестру в убийстве твоего ребенка, ее, ни в чем неповинную, выгнал из дворца и оставил в лесу на съедение хищным зверям.
- О, горе мне! Если моя сестра была не виновна, если я напрасно обвинил ее, лучше мне умереть, чем остаться в живых. Царица, я достоин смерти. Прикажи твоим слугам сейчас же отрубить мне голову.
- Не горюй, милый брат,-сказала растроганная царевна..-Я твоя сестра! Ты обвинял меня в убийстве твоего ребенка, но я была невинна, и аллах спас меня. ..
Шах обнял сестру и начал целовать ей руки, нога, платье. Он не знал, как выразить свою радость,-ведь он нашел любимую сестру, которую считал умершей. Царица тоже не мало радовалась, найдя своего брата, которого она никогда не переставала любить. Она рассказала, как злая царица, убив чудную птицу, любимого коня и, наконец, ребенка, обвинила ее.
тот же день шах послал всадников в свою столицу, и они привезли к нему злую царицу. Он приказал привязать ее к хвосту дикой лошади и пустить ее по полям, по горам, по рвам, так что самым большим куском от тела ее осталось только левое ухо.
Зло-там, добро-здесь.
С неба упало три яблока: одно-мне, другое-рассказчику, третье-Мулле-Ибрагиму (имя рассказчика).


О дружбе журавля и лягушки

Однажды журавль пил воду из болота. Вышла из болота лягушка и говорит:
- Братец журавль, давай побратаемся.
- Послушай, лягушка, - отвечает журавль, - боюсь, из этой дружбы ничего не выйдет.
- Почему? - спрашивает лягушка.
- Потому, что ты живешь под водой, а я летаю под облаками. Ни я к тебе в гости не смогу ходить - задохнусь, ни у тебя нет крыльев, чтобы летать со мной, - ответил журавль.
- Ну, ты придешь к болоту, я выйду к тебе - так и будем встречаться, - говорит лягушка.
Журавль согласился. Стали они дружить. Прилетал он иногда к болоту побеседовать с лягушкой. Прошло время. Как-то в одну из встреч друзья мирно беседовали.
- Братец журавль, - вдруг восклицает лягушка, - я ничего, кроме этого болота, не видела. А ты летаешь в поднебесье и видишь сверху все вокруг. Что если ты возьмешь меня с собой и покажешь мне мир?
- Но как ты полетишь, лягушка? - удивился журавль.- Ведь у тебя нет крыльев.
- Ну и что ж, что крыльев нет? Посадишь ты меня между крыльев, я крепко буду держаться за тебя, ты и поднимешь меня в небо.
Сколько ни отговаривал журавль, лягушка настаивала на своем. Журавль был вынужден посадить лягушку между крыльев н поднялся над болотом. Только поднялись они над болотом, как лягушка не удержалась и полетела вниз. Хорошо еще упала в воду, покалечилась, но не погибла.
Спустился журавль к болоту и говорит:
- Не предупреждал ли я тебя, лягушка, что из дружбы нашей ничего путного не получится? Ведь говорят же, что дружба с неровней приводит к беде.

0

26

Овчи-Пирим

В давнишние времена, когда на земле творились чудеса и безгрешных людей было больше, чем грешных, жил-был знаменитый охотник Овчи-Пирим. Все свое время проводил он на охоте за дикими зверями, за птицами и другими животными.
Однажды, будучи на охоте, Овчи -Пирим увидел на недалеком от себя расстоянии двух скрещивающихся змей. Одна из них-самец-черная, безобразная и отвратительная, а в другой, о, ужас!-он тотчас же узнал красавицу, дочь страшного и вместе с тем славного змеиного царя. На ее голове была золотая, усыпанная изумрудами и яхонтами корона, и вся она сверкала на солнце, лучи которого отражались в ее чудесной чешуе.
Овчи-Пирим до глубины души возмутился: любви этой красавицы, дочери знаменитого змеиного царя, достоин был славнейший из змеиных витязей, а между тем, ею пользовалась эта отвратительная черная холопка-змея, да еще как цинично, как гадко и грубо!
Недолго думая, Овчи-Пирим прицелился в черную змею и выпустил стрелу; но, о, несчастье, о, горе!.. он промахнулся первый раз в своей жизни, и его стрела оторвала кончик прелестного хвостика царевны, ни сколько не повредив черной змеи, которая моментально уползла и скрылась с глаз.
Дочь царя также скрылась.
Несчастный Овчи-Пирим в отчаянии рвал на себе волосы… Проклиная свою судьбу, он разломал на мелкие кусочки свой лук и стрелы и тут же поклялся навсегда оставить охоту. Но ничего не поделаешь, прошедшего не воротишь, и наш бедный Овчи-Пирим, печальный, расстроенный, поплелся домой.
Он хорошо знал, что даром ему не пройдет оскорбление, невольно нанесенное им дочери царя, и с трепетом ждал, когда его потребуют к ответу.
Недолго пришлось ему ждать. На другой же день, рано утром, вдруг постучались к нему в двери. Овчи-Пирим вышел и содрогнулся от ужаса: перед ним стояли на хвостах страшные крылатые визири и назиры, требуя немедленно явиться к царю.
Овчи-Пирим, словно перед смертью, попрощался с женой и детьми и пошел в сопровождении визирей и назиров, которые всю дорогу шипели и свистели от злости.
Шли они семь дней и семь ночей и, наконец, дошли до подземного золотого дворца змеиного царя. Долго вели несчастного Овчи-Пирима по темным корридорам и, наконец ввели в громадную великолепную комнату, устланную драгоценнейшими персидскими коврами. В середине комнаты стоял трон из слоновой кости с золотой резьбой; на троне сидел сам царь-царей всех змеиных пород всего света, с золотой, усыпанной брильянтами короной на голове; тут же, около трона, стояла его красавица-дочь, с закутанной от стыда головой. Они были окружены палачами, со страшными орудиями казни в лапах.
Как только ввели еле живого Овчи-Пирима, царь обернулся к нему и зашипел:
- Дерзкий инсан! Это ты осмелился поднять руку на царскую дочь! Да знаешь ли ты, что понесешь наказание, какого еще не выдумали даже шейтаны у вас в аду? Как только царь перестал шипеть, палачи хотели кинуться на Овчи-Пирима, но тот бросился на колени и умоляющим голосом начал просить:
- Великий царь-царей всех змеиных пород всего мира! Позволь мне, пока я еще дышу, рассказать тебе все подробности этого несчастного случая.
Царь согласился. При этом царевна покраснела, не зная, куда деться от стыда и от страха перед отцом. Но Овчи-Пирим был хитер и представил царю случившееся в другом свете, всячески ограждая честь царевны:
из его рассказа следовало, будто черная змея пыталась изнасиловать царевну, которая всеми силами сопротивлялась. При этих словах царевна чуть не лишилась чувств от страха за участь своего возлюбленного; все же остальное охотник передал так, как это произошло в действительности.
Когда Овчи-Пирим окончил свой рассказ, страшно было смотреть на разгневанного царя-он ревел, шипел, свистел, весь трясся от гнева и даже почернел. Все в ужасе ждали, чем кончится эта гроза, как вдруг царь закричал, обратившись к своим крылатым визирям и назирам:
- Ступайте и приведите сейчас же всех змей со всего света, и ты, благородный инсан, должен указать мне эту змею, а что с нею сделать, так это уж я знаю.
Крылатые визири и назиры моментально выскочили и, в сопровождении чавушей, начали сзывать весь змеиный народ в царский дворец. А Овчи-Пирима царь поставил у дворцовых ворот, через которые поодиночке должны были входить все змеи.
И вот, через несколько минут, потянулись одна за Другой, все змеи со всего света и, останавливаясь перед Овчи-Пиримом, поодиночке входили в ворота.
Каких только змей не было здесь, каких пород, каких цветов и видов! Были среди них и белые змеи, и красные, и желтые, и синие, были крылатые, и рогатые, и со львиными лапами, и с человеческими головами, и с лошадиными хвостами. Овчи-Пирим задерживал каждую дольше, чем было нужно, чтобы внимательнее их рассмотреть.
Вдруг он увидел, что какая-то темноватая змея, крадучись, хочет незаметно проскользнуть в ворота. Овчи-Пирим тотчас же остановил; ее и, о, радость! -узнал в ней черную змею! А она, оказывается, всю себя обмазала желтой грязью, чтобы не быть узнанной.
По знаку Овчи-Пирима, рогатые сарбазы подняли черную змею на рога и понесли к царю. Царь велел запереть ее в железную тюрьму и грозил своим сарбазам страшным наказанием, если преступница убежит. Обратившись затем к своим визирям, назирам и остальным советникам, царь предложил им придумать наказание для черной змеи и тому, чье придуманное наказание окажется лучше, мучительнее и достойнее, обещал подарить в потомственное владение самую большую провинцию из своего змеиного царства.
Покончив с этим, царь обратился к Овчи-Пириму. - Благороднейший из инсанов!-сказал он.-Так как ты заступился за честь царевны, то я должен отблагодарить тебя так, как подобает мне, царю-царей всех змеиных пород всего мира. Выбирай одно из двух: или я дам тебе столько золота и драгоценных каменьев. что ни один царь инсанов не в состояний будет сравниться с тобой в богатстве или же я плюну тебе в рот, и ты постигнешь змеиную мудрость,-тогда ты будешь понимать и знать все на свете: языки всех животных, всех птиц, всех зверей, шелест листьев, шорох камыша, журчанье воды; словом, ты будешь говорить со всеми, живущими на свете, на их языках.
Овчи-Пирим подумал, подумал и, будучи человеком крайне бескорыстным, согласился на второе и раскрыл рот. Змеиный царь плюнул ему в рот и, одобрив его выбор, все же одарил всевозможными драгоценностями и с честью отпустил его.
Овчи-Пирим, не помня себя от всего им виденного, возвращался по темным корридорам дворца змеиного царя.
Вдруг кто-то осторожно остановил его: он обернулся и увидел красавицу-царевну с оторванным хвостом.
- Бессовестный и злой инсан!-зашипела царевна.- Знаешь ли ты, что сделал со мной? Ты лишил меня моего возлюбленного; как бы он ни был отвратителен и гадок для других, для меня он дороже всех на свете, даже любимого моего отца, а между тем. из-за тебя его завтра казнят. Я его не переживу и лишу себя жизни; ты же, что не мог видеть равнодушно чужое счастье, будь проклят! Отец мой сделал тебя мудрейшим из всех инсанов всего света, я же тебя обрекаю на вечное мученье за эту самую мудрость У тебя,- продолжала со страшною злостью царевна,-будет непреодолимое желание поделиться с кем-нибудь своими знаниями; но помни,-если хоть миллионную долю своих знаний ты передашь кому-нибудь другому, или хоть одним словом выдашь свою мудрость, то немедленно, как падаль, будешь съеден волками. Вселяю в тебя также панический страх смерти. Теперь ступай, проклятый мною инсан!
Овчи-Пирим, которого мучили угрызения совести, бросился перед царевной на колени и начал ее умолять:
- Прелестная царевна! Предай меня хоть самой страшной казни, но верь, что я тебе намеренно не делал зла,-все это было стечением несчастных обстоятельств. Поверь, прелестная красавица, что только желая оградить твою честь, я преувеличил вину твоего возлюбленного; я не знал, что он для тебя так дорог. Ведь ты так очаровательна, так хороша, так ослепительно красива, а он? Он не достоин тебя! Но, прости, пожалей меня! Умножь еще свое проклятье! Тогда в своих мучениях я забуду, по крайней мере, что невольно стал причиной твоей гибели.
Растроганная до слез искренним сожалением и раскаяньем Овчи-Пирима, царевна сказала:
- Невольный мой губитель, не мучься из-за меня, я найду средство освободить своего возлюбленного из тюрьмы и скроюсь вместе с ним от отца, я это все устрою! С тебя же снимаю свое проклятие-у тебя больше не будет никакого желания передать кому-либо свою мудрость и….
Вдруг показался в конце корридора один из придворных сарбазов и, царевна, увидев его, моментально скрылась, не успев снять с Овчи-Пирима остальные свои проклятия.
Овчи-Пирим, совершенно ошеломленный последней сценой, вышел из дворца. Шел он семь дней и семь ночей и вернулся домой совсем седым.
Нечего говорить о том, что возвращению Овчи-Пирима несказанно обрадовались его жена, дети и все родные, тем более, что его считали уже умершим.
Прошло много времени. Овчи-Пирим жил почти так же, как и прежде, только на охоту не ходил и стал уж слишком серьезным и задумчивым. Многие его считали даже сумасшедшим:
таким странным казалось его поведение; заржет ли конь, залает ли собака, завоет ли волк, закудахчут ли куры, зашумит ли ветер, он или улыбался, или погружался в глубокую задумчивость.
Жена Овчи-Пирима, которая, конечно, была ему ближе всех остальных, находила, что напротив, ее муж стал что-то уж слишком умен; она несколько раз наблюдала, как он что-то бормочет с их собакой, лошадью; а один раз она заметила даже вот что: их корова во время доения постоянно брыкалась и бодалась. Овчи-Пирим однажды что-то пробормотал ей и она с тех пор стала смирнехонькой и перестала бодаться и брыкаться.
Наконец, сильно бросалось в глаза то обстоятельство, что ничья собака не лаяла на Овчи-Пирима и они как будто его уважали.
Все это невольно поражало и приводило в какое-то недоумение всех знавших его, а тем более его жену. Она воспылала непреодолимым любопытством узнать, что все это значит, и где, наконец, муж ее пропадая те пятнадцать дней, когда его все считали умершим.
Овчи-Пирим же, со своей стороны, стал в высшей степени молчаливым, а главное, очень скрытным; на все попытки жены или родственников выведать у него что-нибудь он отвечал молчанием или отговаривался пустяками.
Однажды Овчи-Пирим отправил свое семейство в гости к родственникам в соседнюю деревню. Беременная его жена и двое детей сидели верхом на кобылице; последняя была тоже беременна и имела еще годовалого жеребенка, который бежал за ней.
Сам же Овчи-Пирим шел пешком возле них, ведя кобылицу под уздцы.
Жеребенок отстал от матери и, заржав, на лошадином языке попросил подождать, чтобы он мог ее догнать. Мать обернулась и, в свою очередь, заржав, ответила ему:
- Ах ты, ленивый мальчишка! Разве ты не видишь, что я, пожилая самка, несу целых пять душ, а ты
мальчик, -не можешь догнать меня!
Услышав этот упрек кобылицы своему жеребенку, Овчи-Пирим улыбнулся. Жена его, которая своими ястребиными глазами вечно следила за каждым взглядом мужа, заметив эту улыбку, уже не вытерпела и спросила, почему он улыбается.
Овчи-Пирим стал отшучиваться, но не тут-то было: с назойливостью навозной мухи, она пристала к нему и требовала, чтобы он непременно сказал ей, почему он улыбнулся, когда кобылица и жеребенок заржали.
Решив, что жена кое-о-чем догадывается, Овчи-Пирим объявил, что он никогда этого не скажет; уж лучше пусть она молчит и не задает ему подобных вопросов, если хочет и впредь пользоваться его расположением.
Со стороны Овчи-Пирима было вполне достаточно одного этого неосторожного отказа, чтобы довести любопытство своей жены до той степени, до которой способно дойти любопытство только одних женщин, для которых в таких случаях цель вполне оправдывает средства.
С тех пор Овчи-Пирим не знал уже более покоя от назойливых приставаний жены. И днем, и ночью, и во время обеда, и во время ужина, и даже во время намаза и омовения, она приставала к нему с просьбами, сопровождаемыми то слезами и рыданиями, то упреками и даже угрозой убить его:
- Скажи да скажи, почему ты улыбнулся, когда кобылица и жеребенок заржали?
Овчи-Пирим, наконец, объяснил ей, что он станет жертвой волков, если кому-либо скажет об этом; но она и слышать ничего не хотела и вовсе не верила мужу. Она думала, что это лишь предлог, чтобы заставить ее молчать; да наконец, где слыхано, чтобы волки пожирали того, кто выдает свои тайны жене?
Наконец, Овчи-Пириму стало невмоготу; он предпочел лучше умереть, чем жить с такой женой. Решив это, он сказал, что откроет ей свою тайну. Радости ее не было конца, и она с лихорадочным нетерпением торопила мужа объяснить ей, в чем дело. Овчи-Пирим, зная, наверное, что его скоро сожрут волки, занялся приготовлениями к своим поминкам.
У него была любимая собака, которая, узнав о намерении своего хозяина, стала сильно горевать, а петух на дворе со своими многочисленными женами предавался беззаботному веселью и, то-и-дело, любезничал с ними. Такая беззаботность и неуместная веселость петуха сильно оскорбили собаку, и она в сердцах заворчала на него:
Бессовестный эгоист! Разве ты не видишь, что нашему дорогому хозяину недолго осталось жить? Неужели ты не можешь хоть ради этого прискорбного случая воздержаться немного и некоторое время не позволять себе таких непристойностей?
- Тоже, сказала!-ответил ей петух.-Ты видишь, у меня тридцать жен, и я их всех держу в повиновении, •ни одна из них не смеет при мне даже пикнуть, а у него-то, у хозяина нашего? Всего-на-всего одна жена, да и ту он не может держать в повиновении. Вольно же ему быть рабом жены и погибать из-за нее! Стану я за него печалиться и горевать! У тебя дело другое,- у тебя душа холопская, можешь горевать, сколько угодно! -кончил петух и продолжал по-прежнему беззаботно ухаживать за своими женами.
Овчи-Пирим стоял в это время недалеко и слышал весь этот разговор. Здравые суждения петуха, с которыми он не мог не согласиться, произвели на него сильное впечатление. Он стал упрекать себя в слабости; ему было даже стыдно перед петухом, и он твердо решил отказаться от своего обещания и ничего не говорить жене. А та ждала и, как только заметила, что муж медлит, опять пристала к нему. Овчи-Пирим, накинулся на нее и стал избивать, что есть мочи. Долго он бил жену, долго приговаривал:
- Шейтанова дочь! ты все еще хочешь, чтобы я сказал? Убью тебя, но не скажу!
На жену, невидимому, эти беспощадные побои не так действовали, как предполагал Овчи-Пирим, и она
сквозь слезы кричала:
- Пощади, не бей меня! Но скажи все-таки, зачем ты улыбнулся, когда кобылица и жеребенок заржали?
Такие побои со стороны Овчи-Пирима повторялись несколько дней; но жена не переставала все эти дни настаивать на своем требовании.
Наконец, Овчи-Пириму надоело бить ее; у него на душе стало гадко и неприятно; тут же, ведь, дети; они плачут, бросаются своими маленькими ручонками защищать мать, называют его жестоким, бессердечным, не зная, конечно, причины этих побоев.
Овчи-Пирим подумал, подумал, наконец, взял да рассказал жене свою тайну.
После этого Овчи-Пирим почувствовал какое-то непреодолимое отвращение к своей жене. Поцеловав своих детей, он, со слезами на глазах, вышел из дому и пошел бродить по полям.
Долго бродил бедный Овчи-Пирим по полям, по горам, по лесам и, в безумном страхе перед смертью, каждую минуту ждал нападения волков.
Уже вечерело. На недалеком расстоянии он увидел кибитку чобана; направился туда и, встретив у кибитки хозяина, попросил позволения переночевать у него. Чобан с удовольствием согласился и ввел гостя в кибитку; он приказал жене приготовить ужин; сам же, усадив гостя, сел напротив и стал расспрашивать, откуда он и как попал сюда?
Овчи-Пирим подробно рассказал чобану о своей несчастной жизни и о том, что этой же ночью волки его сожрут.
Почувствовавши к Овчи-Пириму большое уважение, чобан и слышать не хотел о последнем его признании. К тому же, у него было двенадцать страшнейших собак и каждая из них способна была разорвать двенадцать волков. Зная из опыта их грозные пасти, волки не смели даже показываться в этих местах.
Надеясь на своих собак, чобан уверенно успокаивал Овчи-Пирима, утверждая, что стая каких бы то ни было волков, прежде чем успеет напасть на кибитку, будет разодрана собаками на клочки; наконец, они даже не посмеют показаться здесь, так как им хорошо известны страшные клыки его собак.
Но не успел чабан кончить свои успокоительные речи, обращенные к Овчи-Пириму, как вдруг послышался ужасный волчий вой.
Оба они в ужасе вскочили со своих мест. Овчи-Пирим, трепеща от страха, схватился за рукав чабана, умоляя спасти его. Подумав немного, добрый чабан выбежал из кибитки и, поймав двенадцать жирных баранов, зарезал их на скорую руку и приготовил для собак. Точно пораженный молнией, Овчи-Пирим стоял посреди кибитки; он протягивал руки вперед и шепотом призывал царевну к себе на помощь; но вспомнив страшный темный коридор и царевну, которая не успела снять свои проклятия с него, он упал лицом на землю и зарыдал, как ребенок.
Между тем, храбрые собаки чабана, услышав вой волков, выбежали им навстречу и залаяли:
- Глупцы! Видно вы забыли нас, сколько раз вы оставляли здесь ваши шкуры и хвосты и удирали голодные!
- Благородные и храбрые собаки! -завыли волки, - мы не к вам и не к вашему хозяину, а пришли полакомиться вкусным мясом мудрого Овчи-Пирима. Его час уже настал. Он гостит сегодня у вашего хозяина.
Услышав имя Овчи-Пирима, собаки залаяли:
- Мерзкие волки! Мы не позволим вам дотронуться даже до волоска Овчи-Пирима! До последней капли крови мы будем его защищать.
Чабан в это время бросил им двух зарезанных баранов; как только собаки съели их, тотчас же набросились на врагов с такой силой, что несколько собак и волков, сцепившись, взлетели на воздух и страшно ударились о землю, не переставая грызть друг друга.
Страшная была схватка между этими вечно враждующими двоюродными братьями. Можно было подумать, что решили они на этот раз окончательно уничтожить друг друга, чтобы навсегда расстаться.
Собаки чабана выказали необыкновенную храбрость и силу клыков; волчьи трупы грудами валялись повсюду. Из собак же смертельно была ранена пока одна, да и та не переставала грызть и душить попадавшихся ей волков. До полуночи шансы на победу были на стороне собак; уже больше сотни волчьих трупов валялись вокруг кибитки. Еще две собаки пали, а волков все прибывало больше и больше, словно они со всего света сбежались на несчастную голову Овчи-Пирима.
С полуночи волки понемногу оттеснили собак ближе к кибитке. Чобан успел уже до девяти баранов бросить своим собакам, которые поочередно пятились назад и для поддержания сил второпях проглатывали куски мяса. Не успев проглотить пищу, они с новыми силами и еще большим остервенением бросались в битву. Ночь приближалась к концу; волки были уже в двух шагах от кибитки; собак оставалось в живых только три, да и те были окровавлены и изранены. Чабан уже бросил им последнего барана.
Что же все это время делал, что чувствовал и как провел эту ночь несчастнейший из людей Овчи-Пирим?
Этого я не берусь рассказать, так как оно выше сил человеческого языка.
На востоке занялась заря; пала последняя собака у самого входа в кибитку. Овчи-Пирим завернулся в палас и только успел воскликнуть:
- Царевна, зачем ты не здесь?- как через минуту и косточки от него не осталось.
С неба упало три яблока: одно-мне, другое-доброму чобану, третье-сиротам Овчи-Пирима, а остатки - его вдове…


Сказка о муже и жене

Жили по соседству зурнач и бедный сапожник. Однажды жена сапожника болтала с женой зурнача. В это время вернулся со свадьбы музыкант и принес много денег и подарков. Пришла жена сапожника домой и говорит мужу:
- Завтра же купишь зурну, будешь ходить, как другие мужья, по свадьбам - зарабатывать деньги и получать подарки.
- Ты что, жена? - отвечает бедняк. - Мне уж скоро семьдесят стукнет, где мне на зурне играть? Ты что не слыхала поговорку - научившиеся к семидесяти играть на зурне сыграют в могиле.
- Ничего не хочу знать, - уперлась жена, - или научись играть па зурне, или я уйду от тебя.
Видит сапожник, что не переубедить ему упрямую жену, пошел на базар, купил зурну. Думал-думал старик и решил нанять барабанщика, чтобы тот заглушал его неумелую игру на зурне. Нашел он одного такого же барабанщика, как он сам зурнач.
Говорит жена сапожнику:
- Чего же ты ждешь? Нанял барабанщика, пора по свадьбам ходить.
- Куда же я пойду, если меня не приглашают? - отвечает старик.
- Нечего болтать. Пойди по деревням, тебя и узнают. Откуда же людям знать, что ты зурнач, когда ты из дому не выходишь?
Ничего не оставалось старику, как взять с собой барабанщика и пойти на окраину какой-нибудь деревни. Каждый из горе-музыкантов думал, что же будет, если придется заиграть. И каждый успокаивал себя тем, что товарищ скроет своей игрой его неумение. Ведь не знал сапожник, что не умеет играть на барабане барабанщик, а барабанщик не ведал, что зурнач - вовсе не зурнач.
Наступил вечер, когда они, усталые, дошли до деревни. Видят, стоит большой стог сена. Легли на сено, чтоб отдохнуть. Немного погодя смотрят, подошел к стогу какой-то человек, по одежке, по всему похож на сельского старосту. Староста присел за столом и стал оглядываться по сторонам. Вскоре пришла к стогу какая-то девушка и присела рядом со старостой. Стали они любовные беседы вести.
- Когда мы справим свадьбу? - спросила девушка.
- Если хочешь, прямо сейчас, - отвечает староста.
- Тогда не мешкай, терпения уже нет, - говорит девица. Зурнач видит, дело принимает такой оборот, и говорит своему товарищу:
- Лучшего не придумаешь. Я начну дудеть в зурну, а ты бей в барабан.
Сапожник дунул в зурну, барабанщик ударил по барабану. Девушка испугалась.
- Никак здесь черти водятся, - говорит.
- Какие черти? Им нечего делать там, где я. Это, видно, кошки в старом сене мяукают, - отвечает староста.
Вновь разгорелась беседа.
- Где ты влюбился в меня? - спрашивает девица.
- Я видел тебя на свадьбе: ты так хорошо танцевала, что сразу же понравилась мне, - отвечает староста.
- Ах, были бы здесь музыканты, сплясала бы я для тебя. Зурнач говорит барабанщику:
- Не теряй времени, брат, я задую, а ты бей.
Один дует в зурну, другой бьет по барабану. Играть-то оба не умеют: такой тут гам начался, такой грохот. Понял староста, что дело не чистое, подхватил девицу и был таков. Разошлись влюбленные по домам. А зурнач и барабанщик рано проснулись и стали искать дом старосты. Нашли, постучали в ворота, вошли во двор, вежливо поздоровались.
- Чем могу служить? - спрашивает староста.
- Мы пришли за платой, - отвечает сапожник.
- За какой платой?
- Клянусь аллахом, неудобно и говорить, но придется - вчера у стога это мы справляли вам свадьбу. Вот и пришли за платой.
Староста тут же понял, что может разгореться скандал, и спрашивает:
- И сколько же я должен вам?
- Сто туменов, - отвечает зурнач.
Некуда было деваться старосте, отдал он им сто туменов. Вышли зурнач и барабанщик от старосты и начали искать дом, в котором живет девушка. Показали им добрые люди нужный дом. Повторили они и здесь все, что сказали старосте. Девушка уплатила им еще сто туменов и попросила:
- Братец зурнач, сам понимаешь, никому ни слова об этом.
- Не беспокойся, госпожа. Никто ничего не узнает.
Зурнач отдал барабанщику половину денег и расстался с ним. Сто туменов принес он домой и отдал жене. Весть об этом дошла до соседа - настоящего зурнача. Всю жизнь был он музыкантом, но никогда еще столько не зарабатывал на одной свадьбе. Пришел он к сапожнику и спрашивает:
- Послушай, сосед, как это тебе удалось за одну ночь заработать столько денег? Расскажи мне.
- Попали мы на знатную свадьбу. На такую свадьбу, куда не каждый может попасть. Называется, такая свадьба соломенной.
Зурнач так ничего и не понял из слов сапожника и ушел к себе домой.
Жена мнимого музыканта очень была рада деньгам:
- Ну, муженек, этих денег нам теперь до смерти хватит. А тебе уже не надо будет играть на зурне. Старик обрадовался этим словам жены и поймал ее на слове:
- Ну, старуха, запомни то, что сказала. Не вздумай потом меня снова гнать на свадьбы - не пойду. Уговор дороже денег.
Прошло два-три года с того времени. Жена сапожника была большой транжирой, растратила все деньги: часть одолжила, часть раздарила - ничего не осталось.
- Ну, муженек, ты сам убедился, как выгодно играть на свадьбах. Пора тебе снова взяться за дело - денег-то не осталось.
- Нет, жена. Я предупредил тебя, что никуда не пойду. Есть у меня свое, сапожное дело - лучше и не надо.
Жена обиделась и в тот же день, собрав свои вещи, ушла к отцу. Она думала, что муж побежит за нею. Но прошел месяц, пять месяцев, а от мужа ни слуху ни духу. Начала женщина вздыхать, грустить, наконец послала отца к мужу, чтобы пришел и забрал ее.
- Я пущу ее в дом только тогда, когда она научится бороться как пехлеваны, - говорит муж своему тестю.
- Да что ты? - отвечает тесть. - Я думал, ты разумный человек, а ты говоришь такое, что и мертвого рассмешит. Жене твоей уже за шестьдесят, ей на тот свет пора, а ты хочешь, чтобы она пехлеваном стала.
- Что же ты, тесть дорогой, в моем глазу соломинку увидел, в своем же бревна не заметил? Что-то ты помалкивал, когда дочь твоя заставила меня стать зурначом. А ведь мне тоже было немало лет?
Понял тесть, что прав зять. Вернулся домой и говорит дочери:
- Ты сама во всем виновата, дочь. А теперь, как ушла, так и возвращайся к себе домой.
Жена сапожника поняла свою ошибку и вернулась к мужу.

Пес Шехсеванского Гаджи

Жил в Шахсеване богатый Гаджи. Много было у него золота и серебра, много баранов, овец, коров, быков, лошадей. На обширных шахсеванских лугах паслись его многочисленные стада.
Был у него также и пес, - большой храбрый пес, гордость его многочисленных стад, храбрый защитник овец и баранов, верный друг быстроногих коней. Гаджи любил его и берег, как зеницу ока. Но ничто не вечно под солнцем! В один несчастный день, проснувшись, Гаджи нашел верного пса бездыханным у своих ног.
Бедный, несчастный пес! Он проглотил кость, и она была причиной его смерти…
Какое несчастье для Гаджи! Безутешен был бедный Гаджи! Горькими слезами оплакивал он смерть верного, храброго друга.
Но этого мало… Он приказал завернуть его труп в белый саван и похоронил его с такими почестями, как, обыкновенно, хоронят людей почтенных и уважаемых. Мулла должен был три дня и три ночи кряду читать Коран на его могиле. В память верного пса Гаджи устроил поминки и в продолжение семи дней кормил всех нищих, убогих, неимущих, раздавал милостыню. Слух об этом дошел до главного муллы.
Ужаснулся святой мулла! Посыпал пеплом голову, разорвал на себе платье.
- Вах, растоптана святая религия! Смешана с грязью вера пророка! Забыт коран, забыт имам! Поруган шариат, осмеян аллах! О, нечестивые! Сто тысяч раз достойны смерти люди, которые осмелились с почетом хоронить труп пса и читать Коран над его могилой!
Сказав это, мулла сел на коня и поехал к Гаджи, чтобы достойным образом наказать его за святотатство Гаджи дали знать о приезде главного муллы. Он приказал тотчас же выделить из. своего стада пятьдесят жирных баранов, и сам пошел к мулле. Поклонившись ему до земли , он поцеловал край его одежды и сказал:
- Эй, великий имам, опора и честь нашей святой религии! Родители мои да будут жертвою праха ног твоих! Выслушай горе твоего покорного раба. Околел мой пес, мой верный, славный Боздар, опора моего богатства, защитник моих стад, гроза врагов! Он был добр и умен, был настоящий мусульманин, почитал мулл и имамов; перед смертью даже завещал тебе пятьдесят самых жирных баранов!
- Эх! Не называй его псом!.. Назови его моим братом, моим другом!—воскликнул восхищенный мулла. - Покажи мне его могилу, я пойду, прочитаю Коран за упокой его души!


АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ СКАЗКИ

0

27

Описание книги:
Эта брошюра попала ко мне в изрядно потрепанном виде, без информации об издательстве, качестве печати и т. п. атрибутов, за что я заранее извиняюсь, но мудрость изложенных в ней слов не оставила меня равнодушным, и ради их сохранения я выкладываю этот труд.
Абулькасим Гусейнзаде. Крылатые слова.
Особую самостоятельную ценность являет собой приложенные к настоящему сборнику записки Абулькасима Гусейнзаде «Как я собирал пословицы». Автор мемуаров, «азербайджанский Даль» явление, весьма примечательное в истории тюркской фольклористики. Он, лучше сказать, — сама ее живая история. Восемь с половиной десятков лет своей жизни — весь текущий век с его начала до нынешного дня отдал человек этому делу, собрав десятки тысяч образцов малых фольклорных форм и выпустив два десятка их сборников. За дело, которому продолжает служить с поистине юношеским пылом и рвением Абулькасим Кербалай оглы Гусейнзаде, заслуженный работник культуры Азербайджанской ССР, — низкий ему поклон и душевное спасибо!
Профессор Байрам Таирбеков
КАК Я СОБИРАЛ ПОСЛОВИЦЫ
О самих пословицах, созданных народной мудростью, сказано немало мудрых слов. Лучшими из них, особенно дорогими мне считаю изречение: «Жемчуг, не нанизанный на нить». Действительно, жемчужиной является каждая из пословиц. Народ их творил, берег веками, создает и хранит поныне. Верно, пословицы не нанизаны на нить, они переходят из уст в уста; ценители слова, мудрые наши деды и бабки, весь народ создает эти прекрасные жемчужины. Сколько ни собирай их, им нет конца. В селении ли, в городе, на собрании или во время беседы вдруг услышишь такое изречение, что зачаруешься глубиной смысла, великой правдой, заключенной в двух-трех словах. Радуясь своей находке, поймешь: насколько умен, насколько велик народ, создавший эти пословицы!
Скачать можно здесь:
http://ifolder.ru/22691993

0

28

Азербайджанские сказки

Абхазские сказки

Арабские сказки

Иранская сказочная энциклопедия

Кабардинские народные сказки

Осетинские сказки

Сказки народов Северного Кавказа

0

29

Азербайджанские сказки

http://photoload.ru/data/83/13/80/83138043adb2fe5330700f4f9f0a9edf.jpg

Азербайджанские сказки
Author:Бабаев, Ф. - Составитель
Translator: С. Беглярбековa
Publisher: Баку.,Изд-во АзФАН
Publication date: 1941
Number of pages: 424 c. : ил., 12 л. ил.
Format / Quality: PDF
Size:42,6 Mb
Language:Russian

http://photoload.ru/data/f5/81/ee/f581eeef3db931d4600aca0c2fd1e864_pv.jpghttp://photoload.ru/data/b5/23/d4/b523d41c0f8ed47ca61eecd9eb92c143_pv.jpghttp://photoload.ru/data/1b/a4/97/1ba497198f273c10caa5c61d6b35b2b4_pv.jpg

скачать

Password:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

30

Волшебная змея помогла человеку в самые трудные для него и для всей страны дни. Но человек…отплатил ей злом. А когда наступило время мирное и счастливое, он решил вернуть змее все долги и покаяться перед ней. Как же поступила с ним волшебная змея? Почему времена царствуют? Ответы на эти вопросы найдете в азербайджанской народной сказке «Времена царствуют».

Отправился однажды один глупец искать свою судьбу. По дороге он встретил льва, садовника, падишаха и рыбу. Они попросили его узнать и об их судьбе. Как распорядился этот человек всеми возможностями своей судьбы и что получил в итоге? Смотрите в азербайджанской народной сказке «Глупец»

У одного садовника был великолепный сад. В нем росли плоды, ягоды и цветы всех стран мира.Но жестокий падишах отнял у старика его чудесный сад...Что придумал находчивый садовник, чтобы проучить несправедливого правителя? Почему весь народ, все визиры и даже сам падишах увидели то, чего нет? Сморите азербайджанскую народную сказку «Падишах и садовник» и узнаете обо всем этом!

В падишахском саду растет чудесная яблоня. Она приносит единственное яблоко, которой делает человека молодым. Но каждый год кто-то крадет это волшебное яблоко ...Кто же из братьев поймал вора, куда отправился он затем и что подстерегало его в пути?
Об этом и рассказывает азербайджанская сказка «Мелик-Мамед».

+1

31

Мусульманские высказывания в русских сказках (интересно)

На протяжение столетий русские жили бок о бок с мусульманами на территории сначала Киевской Руси, потом Золотой Орды, затем Московского княжества, Российской империи и СССР. Это длительное соседство привело к тому, что в русский язык вошло множество арабских, персидских и тюркских заимствований, некоторые традиции мусульман стали частью русской культуры, а русский фольклор обогатился за счет аятов Корана и хадисов (высказываний) Пророка Мухаммада (сас).

Например, русская пословица "О мертвых плохо не говорят" почти точно повторяет слова Пророка (да благословит его Аллах и приветствует):"Не говорите плохо о мертвых, они уже получили то, что заработали" (хадис приводится в сборнике хадисов "Сахих" аль-Бухари).

Выражение "моя вторая половинка" берет начало от хадиса Мухаммада, впоследствии ставшего распространенным высказыванием на Востоке:"Женщины – это вторая половина мужчин" (хадис приводится в сборнике хадисов Ахмада со слов жены пророка Айши).

Высказывание матери правоверных Айши (исламская традиция называет всех жен пророка матерями правоверных) дало жизнь ещё одной русской поговорке. Обращаясь к женщинам, она сказала: "О женщины, если бы вы знали ваши обязанности перед мужьями, то каждая из вас будучи сама в пыли, прежде всего, убирала бы пыль с лица своего мужа" (Передал ибн Абу Шейх). Лингвисты предполагают, что именно от этих слов произошло известное всем выражение "сдувать пылинки".

Пословица "молчание знак согласия" созвучна с принципом исламского права. Например, если во время никаха (бракосочетания) невеста отвечает молчанием на вопрос имама о том, согласна ли она выйти замуж, то ее молчание считается знаком ее согласия.

Пословица "больше двух говорят вслух" соответствует исламской этике в разговоре, которая запрещает двум людям перешептываться в присутствии третьего. Пророк Мухаммад (сас) сказал: "Пусть двое не ведут тайной беседы в присутствии третьего, это огорчит его".(приводят Аль-Бухари и Муслим.)

Пословица "кто рано встает, тому Бог дает" также произошла от хадиса. Имам Ахмад приводит слова пророка Мухаммада (сас): "Сон после утренней молитвы лишает мирского достатка", то есть, чтобы увеличить свое достояние нужно рано встать на молитву и не ложиться спать после этого, а приступить к делам.

Пословица "нет худа без добра" имеет тот же смысл, что и пятый аят 94 суры Корана , который гласит: "Поистине, вместе с трудностью облегчение". Возможно, пословица произошла напрямую от аята, а возможно, народ просто подметил в ней описанный в Коране закон Аллаха, который всегда исполняется, так же как и все остальные Его законы.

С исламом, скорее всего, связано и известное выражение "на седьмом небе от счастья". В Коране Господь сообщает нам о том, что Он сотворил семь небес. Вот один из таких аятов: "Он - Тот, Кто сотворил для ваших нужд все сущее на земле. Затем Он соразмерил небеса и создал семь небес. Поистине, Он сведущ обо всем". (Сура "Корова", 2:29)
В хадисе о вознесении Мухаммада – мирадже – до нас дошла информация о том, что над седьмым небом находится трон Аллаха, и это небо наиболее приближено к нашему Господу. А разве близость к Аллаху не является высшим счастьем для человека?
Ислам оказал влияние не только на русские пословицы, но и на русские сказки. В том же хадисе о вознесении Пророка сообщается о том, что он был вознесен на семь небес на лошади по имени Бурак. Именно в честь нее была названа Сивка-Бурка, волшебная лошадка из русской сказки, которая подобно Бураку умела очень быстро передвигаться.

А в другой сказке о чудесной лошади - "Конек-Горбунок", записанной Ершовым, персонаж по имени Иван произносит такие слова: "Чтоб ему на том свету провалиться на мосту !"

Какой мост имеет ввиду Иван? По всей видимости, это мост, перекинутый над Адом и ведущий в Рай - Сират, о котором сообщил нам пророк Мухаммад. Для верующих праведников он будет широким, а для нечестивцев он будет тоньше лезвия и острее сабли. Переход по мосту будет согласно деяниям.

0


Вы здесь » Форум Азербайджанских жен AZ-love.ru » Литература Кавказа и Востока » Мусульманский фольклор (сказки, пословицы, легенды)