Форум Азербайджанских жен AZ-love.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Наташа Кампуш: 3096

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Наташа Кампуш: 3096 дней ужаса

История австрийской девочки-рабыни, рассказанная ею самой

В начале осени в Европе свет увидели долгожданные мемуары австрийской девушки Наташи Кампуш. Ее история некогда потрясла мир: более восьми лет психически неуравновешенный мужчина удерживал ее в подвале своего дома и называл “моя рабыня”. “3096 дней” Наташи Кампуш тут же стали бестселлером, так как впервые жертва так подробно рассказала о жизни с мучителем.

http://www.mk.ru/upload/iblock_mk/475/07/04/80/DETAIL_PICTURE_540781.jpg

Обратный отсчет жизни для 10-летней жительницы Вены Наташи Кампуш начался 2 марта 1998 года. Именно в тот день ее, пухленькую девочку, спешившую в школу, запихнул в белый микроавтобус Вольфганг Приклопиль, мужчина средних лет, чтобы отвезти в загородный дом в районе Нижней Австрии. Там, в подвале, за тяжелыми дверями Наташа пообещала спастись любой ценой и сдержала обещание.

Но, прежде чем перейти в своих мемуарах к описанию подробностей похищения и заточения, Наташа рассказывает о своем детстве, о той, другой, жизни. У нее не было друзей, а мать, хотя и любила, была строга с ней. Она научилась быть одна. Примечательно, что незадолго до встречи с Приклопилем у нее проснулся интерес к новостям о похищенных девочках.

“Я принимала эти сообщения близко к сердцу, — пишет Кампуш. — По телевизору психологи советовали не защищаться от нападающего, чтобы не ставить свою жизнь на карту... Все эти девочки были моего возраста. Меня успокаивало только одно, когда я видела их фото на экране: я не была симпатичной блондинкой, которых, похоже, предпочитали преступники. Как же я заблуждалась...”.

http://www.mk.ru/upload/article_images/d8/60/ed/495_2028.jpg

В тот мартовский день она вышла из дома, не попрощавшись с матерью, с которой до этого поссорилась.

“На последней ступеньке я замешкалась, вспомнив мамины слова, которые она повторяла десятки раз: “Нельзя расставаться в гневе. Ты не знаешь, когда вы увидитесь вновь”. Но Наташа не вернулась, не помирилась с самым близким для нее человеком.

По дороге в школу, в одном из дворов она увидела Его. Первая ее реакция была самой верной: незнакомец равно опасность.

“Когда между мной и мужчиной оставалось не более двух метров, он посмотрел мне в глаза, — пишет Наташа. — В этот момент мой страх пропал. У него были голубые глаза, а с его длинными волосами он напоминал студента из какого-нибудь фильма 70-х годов... Бедняга, подумала я, так как от него исходила такая незащищенность, что у меня возникло спонтанное желание помочь ему”.

В следующую секунду этот “потерянный и хрупкий” человек схватил ее и бросил в машину. Все произошло так быстро, что “движения казались заранее отрепетированными”.

“Хореография ужаса! Кричала ли я? По-моему, нет... То, что меня похитили и скорее всего убьют, я поняла, когда захлопнулась дверь микроавтобуса”.

Наташа сразу решила, что не станет защищаться и не попытается бежать: ведь большинство девочек, чьи трупы находили, были убиты именно после тщетной попытки спастись.

Дом, к которому ее привез Вольфганг Приклопиль (его имя она узнала много позже), она практически не видела, так как он стащил ее, как мешок, в подвал, в маленькую комнатку, которой суждено было стать ее тюрьмой на долгие 3096 дней.

http://www.mk.ru/upload/article_images/09/3b/60/495_2029.jpg

“Оборачиваясь назад, я понимаю, что осознание перспективы провести всю ночь в этом подвале запустило механизм спасения моей жизни. Я просто приняла то, что случилось, и, вместо того чтобы в отчаянии и злости бороться, я приспособилась”.

С той первой ночи она поняла, что должна продумывать каждое слово, сказанное ею похитителю. Интуитивно Наташин разум занял оборонительную позицию: самым умным в сложившейся ситуации было стать глупее.

“Внутренне я сделала шаг назад, откатилась к уровню развития девочки четырех или пяти лет, ребенка, который принимает мир вокруг себя как данность; который не пытается постигнуть реальность логически, а ценит лишь маленькие ритуалы детской повседневной жизни... Я чувствовала себя маленькой, свободной от ответственности. Этот человек, который меня запер, был единственным взрослым там, а потому авторитетом для меня, ему виднее, что нужно делать. Мне нужно было лишь повиноваться всем его требованиям, и все будет хорошо”.

В первую же ночь Наташа попросила своего похитителя посидеть с ней, рассказать сказку на ночь, пожелать спокойной ночи. Все это была не тонкая игра, а лишь интуитивная попытка 10-летней девочки создать иллюзию нормальности, чтобы не сойти с ума.

“Я чувствовала себя законсервированной в подземном сейфе, моя тюрьма была тесной: 2,70 в длину, 1,80 в ширину и 2,40 в высоту — 11,5 кубометра воздуха. Менее 5 квадратных метров площади, по которой я, как тигр, ходила от одной стены к другой, то вдоль — шесть маленьких шагов туда и те же шесть шагов обратно, то поперек — четыре шага туда и столько же обратно. Двадцати шагов вдоль стен было достаточно, чтобы сделать круг”.

http://www.mk.ru/upload/article_images/2d/57/9d/495_2030.jpg
Вскоре после самоубийства Приклопиля Наташа купила его дом и проводит в нем много времени.

Приклопиль поначалу не трогал свою узницу, но пытался сломить ее волю различными “пытками”. В первые дни он, например, не выключал свет в ее комнате сутками. А она между тем пыталась изучить его, понять, что он за человек.

“Мне стало ясно, что он давно планировал похищение: зачем еще ему тратить годы на обустройство этой темницы, дверь в которую открывалась только снаружи. Она была рассчитана аккурат на одного человека... Преступник (я понимала это постепенно) был пугливым параноиком, уверенным, что мир вокруг зол, а люди хотят его смерти. Так что, возможно, он строил подземелье как бункер для себя”.

Приклопиль не походил на извращенца, мечтавшего о похищении ребенка, он относился в первые недели и месяцы к Кампуш как к ребенку, которого на него нежданно-негаданно скинули родственники. Однако в таком отношении были и свои минусы.

“Он чистил каждый апельсин и засовывал дольку за долькой мне в рот, словно я не могла есть самостоятельно... Вечерами он силой открывал мне рот и чистил зубы...”

Но как бы девочка ни старалась, абстрагироваться, не думать о семье, о свободе она не могла. Преступник же постоянно пытался убедить ее, что никто ее не ищет, что она никому не нужна.

“Он систематически подрывал мою веру в семью, а тем самым и тот важный фундамент, на котором зиждилось мое и без того забитое чувство собственного достоинства. Я постепенно теряла уверенность, что мои близкие делают все, чтобы спасти меня. И день проходил за днем, и никто не появлялся, чтобы освободить меня... Незаметные дети с низкой самооценкой — вот кого ищут преступники, чтобы мучить. Красота не имеет значения, когда речь идет о похищении и изнасиловании... Дети с психическими нарушениями или физическими отклонениями, у которых нет прочной связи с семьей, чаще рискуют стать жертвами преступника”.

http://www.mk.ru/upload/article_images/88/ef/51/495_2031.jpg

Сегодня Кампуш горда, что сделала шаг навстречу Приклопилю, научилась относиться к нему хорошо, без ненависти. Но со страхом смотрела она на то, как он постепенно превращается в диктатора.

“Он смотрел на меня, как гордый хозяин на приобретенную им кошку или, еще хуже, как ребенок на новую игрушку, с радостью и одновременно с непониманием, что с ней можно делать. Я испытала на себе две стороны личности Вольфганга Приклопиля: его страсть властвовать и подавлять, и его непрестанную потребность в любви и уважении. В глубине души он хотел того же, что и все люди: любви, внимания, тепла”.

Шло время, оно играло против нее, но Наташа постаралась сделать его своим союзником.

“Я в первую очередь попросила календарь и будильник... Я каждый день спрашивала Его, какой сегодня день недели и число... Самое главное для меня было ощущать связь с моей прежней жизнью “наверху”... А будильник каждым тиканьем напоминал, что время не стоит на месте, что Земля продолжает вертеться”.

Измерение времени стало важнейшим якорем для ребенка, который ощущал себя потерянным посреди бушующего океана.

В первый год заточения Кампуш не разрешалось покидать свою комнату ночью. Первые 6 месяцев она не покидала комнату круглые сутки. Позже она проводила все больше времени в доме, но каждую ночь или в то время, когда Приклопиль работал, отправлялась к себе.

“Его отношение ко мне изменилось с наступлением у меня пубертатного возраста, — пишет Кампуш. — Теперь, как девочка, превращающаяся в женщину, я должна была ему всячески прислуживать и под его строгим надзором заниматься хозяйством в доме”.

Доходило до абсурда.

“Мне нельзя было сделать и шага, если он мне этого заранее не приказал. Я должна была стоять, сидеть, идти так, как преступник хотел. Я должна была спросить, могу ли я встать или сесть, могу ли я повернуть голову или вытянуть руку. Он говорил мне, куда смотреть, и даже не покидал меня в туалете”.

С каждым годом Приклопиль все сильнее избивал Наташу, причем с такой остервенелостью, что иногда после этого она не могла ходить. Но даже тогда Наташа чувствовала, что сильнее его, пусть и не физически.

“После двух лет (побоев. — “МК”), в 14, я начала защищаться. В 15 лет я впервые ответила ударом на удар. Он удивленно смотрел, как я луплю его по животу. Я чувствовала свое бессилие, моя рука двигалась слишком медленно”.

В этом же возрасте Наташа начала время от времени пытаться покончить с собой.

“С каждой неделей Вольфганг Приклопиль все больше терял разум, его паранойя прогрессировала, — пишет Кампуш. — Вечерами у него случались приступы страха, он тащил меня в свою постель, крепко прижимался ко мне в надежде, что тепло человеческого тела успокоит его”.

Она никогда не прекращала внутренне бороться за себя, за свою свободу. Она готовилась к ней. Но встреча со свободой оказалась во многом не такой, как она ее себе представляла.

23 августа 2006 года она чистила и пылесосила машину своего похитителя BMW 850i в саду. В 12.53 кто-то позвонил Приклопилю на его мобильный телефон, и он отошел, чтобы ему не мешал шум пылесоса. Кампуш оставила пылесос включенным и убежала, незамеченная Приклопилем, который, как сказал звонивший, закончил разговор как ни в чем не бывало. Кампуш пробежала через сады и улицу около 200 метров, перепрыгивая изгороди и прося прохожих позвонить в полицию. Минут через пять она постучала в окно пожилой женщины, которая вызвала полицию.

Но жизнь после заточения не оказалась простой для Наташи. История Кампуш привлекла огромное внимание СМИ.

“Мне со всех сторон советовали изменить свое имя и исчезнуть, — пишет она в эпилоге. — Мне говорят, что только так я могу получить шанс нормальной жизни. Но что это за жизнь, где нельзя показывать свое лицо, видеться с родными и отзываться на свое имя? Что это была бы за жизнь для такой, как я, которая все это время в заточении боролась, чтобы не потерять себя? Вопреки насилию, изоляции, темноте и всем пыткам я осталась Наташей Кампуш”.

скачать книгу Наташа Кампуш: 3096

0

2

Позиция жертвы

Пишет Наталья Радулова
http://img-fotki.yandex.ru/get/4404/rare.82/0_576d0_cd8a18db_L.jpg
Книга Наташи Кампуш "3096 дней" вышла и в России - только у нас почему-то лицо Наташи на обложке залито черным, остались одни глаза. По-моему, это тупость хотя бы с финансовой точки зрения - появляется ощущение анонимной какой-то истории, выдуманной. Между тем история Наташи реальна - девочку в десятилетнем возрасте похитил маньяк, и 8 лет держал в заточении. Хотя, думаю, сама Наташа не называет его маньяком... Она продолжает настаивать, что нет только белого и только черного, и тот, кого все считают воплощением зла, у нее самой вызывает противоречивые чувства. Когда ей сообщили о его самоубийстве, она даже пожалела его.

Наташа, которая в свои десять лет страдала от энуреза, имела кучу комплексов, была подавлена властной матерью и отцом-пьяницей, болезненно переживала развод родителей и вообще находилась в жесточайшей депрессии, подтверждает и теорию о том, что жертвой насилия скорее всего станет взрослый или ребенок уже с характером жертвы. (Я уже очень подробно писала об этом - тогда речь шла о Сабине Даррден, которая провела в подвале маньяка три месяца). Мужчина-садист скорее выберет себе в жены затюканную девушку, а маньяк, считав язык тела, скорее нападет на забитого, неуверенного в себе, не умеющего сопротивляться. Так что девушка в короткой юбке, яркая, сильная, наглая имеет меньше шансов быть атакованной, чем девушка в мешковатом одеянии, с согнутыми плечами и понурой головой, которая всем своим видом извиняется перед миром за то, что вообще живет. Покорность, неуверенность, неуважение к себе - вот самое провоцирующее поведение. В общем, садисты выбирают уже сломленных.

Далее они ломают человека изо дня в день уже самостоятельно. Потому что и их цель, и процесс, который им нравится, это разрушение личности. В случае с Наташей это было проще и в силу ее детского возраста. Преступник измывался над ней морально, избивал ее каждый день, но иногда давал ей чуть больше еды или новую книгу, новый учебник - и вот она уже радовалась этим крохам счастья, была благодарна. Все это и вызывало ее странную, мучительную привязанность к хозяину своей жизни, иначе не знаю как сказать. Зависимость и ненависть - все как положено. К тому же, не надо забывать, что он был практически единственным человеком, с которым она общалась долгие 8 лет. Домашние тираны, кстати, тоже используют этот метод - они подсознательно стремятся ограничить любое общение жены с кем-либо.

Вообще эту книгу полезно прочесть всем, кто не понимает почему женщины, которых избивают мужья, никак от них не уходят. "Я решительно сопротивляюсь тому, чтобы быть помещенной в ящик Стокгольского синдрома, - пишет Наташа. - Сегодня я иногда наблюдаю за реакцией маленьких детей, с какой радостью они встречают родителей, целый день не видевших своих чад, но имеющих в запасе для них только бранные слова или даже шлепки. Всех этих детей можно подвести под диагноз "Стокгольмский синдром". Они любят людей, с которыми вместе живут и от которых зависят, даже если те не всегда хорошо с ними обращаются... Мы живем в мире, где женщины подвергаются издевательствам, но не могут сбежать от бьющих их мужей, хотя теоретически для них все двери открыты. Каждая четвертая женщина становится жертвой жестокого насилия. Каждая вторая в течение жизни сталкивается с опытом сексуальных издевательств. Такие преступления повсеместны, они могут скрываться за любой дверью этой страны, каждый день, и вряд ли кто-то выжмет из себя больше, чем пожимание плечом, поверхностное сожаление".

Наташа не всегда находилась подземном бункере, сооруженном для нее преступником. Когда он почти полностью сломал ее волю, он даже вывозил ее в магазин и один раз - покататься на лыжах. Один раз их машину останавливал полицейский - Наташа была настолько запугана и ее личность была настолько разрушена, что она даже не рискнула попросить о помощи. Ее мучитель однажды ее даже вытолкнул на порог дома, в очередной раз избитую и голую, она отчаянно колотила в дверь, чтобы он впустил ее обратно...

Так что преждем чем презрительно сказать про очередную женщину: "Да он ей уже два ребра сломал, почему она не уходит, дура?", надо понять, что вы оцениваете ситуацию с позиции человека со здоровой психикой. О том, как ситуация выглядит с позиции жертвы, которую ломают день за днем, так что в итоге у нее почти нет сил к сопротивлению, и рассказала Наташа в своей книге.

+1

3

Спасибо, Кать!
Читала о ней упоминание в книге "Замурованная. 24 года в аду" Нейджел Кауторн.
С удовольствием прочту.

0